Форум Енисейских казаков

Форум ищет главного администратора
Текущее время: 23 окт 2018, 06:54

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]


Правила форума


Братья казаки !

Форум енисейских казаков – это свободная дискуссионная площадка.

Здесь, как на казачьем майдане в старину, есть место разным мнениям, полемике и критике. Как и в старину, обсуждению подлежат все вопросы, касаемые казачества, нашей жизни в современном мире.

На форуме недопустимо употребление матерных и оскорбительных слов, недопустимы высказывания против Православия и матери нашей – Русской Православной Церкви.

Требуется уважительное отношение к государству Российскому, Патриарху всея Руси, Главе государства. При критике государственных должностных лиц, Войсковых Атаманов Казачьих Войск, недопустимы хамство, клеветнические наветы, неуважительное отношение к должности и чину.

Эти же правила необходимо соблюдать и при общении казаков друг с другом.

Не желающие соблюдать требования казачьей этики, с форума будут удаляться.



Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 227 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Казачья история
СообщениеДобавлено: 23 дек 2013, 10:38 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
В данной теме будут выкладываться по частям, книги И.Н.Коноводова. Фрагментами, чтобы можно было здесь же и высказаться, обсудить что-то и т.д.

скачать текстовой документ с книгой
http://www.fayr.ru/kartiala/Konovodov.rar

Ещё на скамье реального училища, изучая русскую историю, имея почти всегда пятёрки, я, однако, недоумевал: почему же в средне-учебных заведениях не преподают и Казачью историю. Долго я боролся с соблазном, но, наконец, спросил преподавателя истории москвича об этом. Он, мило улыбаясь, как первому ученику, сказал: «Да зачем это какая-то отдельная Казачья история, - ведь казаки есть русские люди, а русским людям нужна правдивая русская история величайшей Российской империи. А что казаков назвали казаками, так это по их воинскому сословию, как и у русских есть сословия: драгун, улан, гусар, гвардейцев...» Опечаленный я отошёл от этого московского «просветителя».
Приехав на каникулы в имение своего родного деда, родившегося в 1809 году — Кавказского воина, прекрасно грамотного, много видевшего на своём веку, и он разъяснил мне, что Казачья История строго запрещена правительством, что ему приходилось встречаться с Войсковым Старшиной В. Сухоруковым, в ставке генерала Паскевича на Кавказе, что историк Сухоруков, казак с высшим образованием, написал историю Донского Войска, но её арестовали, самого Сухорукова выслали на Кавказ в армию под надзор. С Кавказа его гоняли в Финляндию, на Турецкий фронт, затем опять на Кавказ, и до тех пор гоняли, пока он и умер, вдали от родного Дона, куда въезд ему был строго воспрещён.
После этого в мою душу вонзилась какая-то заноза; временами она затихала радостью надежд юных лет, то вновь давала чувствовать свои уколы.
В 1904 году мне пришлось быть юнкером на традиционном торжестве, в городе ЧЕРКАССКЕ, по случаю ежегодных воспоминаний о грандиозных сражениях Казаков с Турками за обладание крепостью Азова. После великолепного парада и торжественного молебна в Соборе, собравшиеся казаки низовых станиц разместились не в самом городе, а на зелёном лугу, на берегу Дона, в раскинутых палатках и около расставленных широко столов, и Тихий Дон загулял, - старинные песни понеслись по Дону...
На следующий день я посетил Собор. Он был открыт, молящихся ещё не было, в ожидании панихиды. Ктитор Собора показал мне достопримечательности его. Меня поразили великолепные иконы греческого старинного письма, хранящиеся в специальных застеклённых столах. Таких драгоценностей: бриллиантов, алмазов, сапфиров рубинов и других драгоценных камней, в таком громадном количестве окаймлявших эти иконы-жертвы казаков в веках, я не видел впоследствии ни в Петербурге, ни в Москве, а только в Соборе Лурда во Франции.
Выходя из зала Собора, я увидел в притворе Собора глубокого старика, который стоял, обратившись к стене, что-то шептал и крестился. Мне это показалось странным и я, остановившись около старика, почтительно спросил: «Дорогой дедушка, что же это Вы стоите около стены одинокий и молитесь, а не в самом Соборе?» Он, как-то вздрогнув, повернул ко мне своё светлое лицо, обрамлённое белой бородой патриарха, глаза его загорелись радостным блеском, как бы перед каким-то светлым видением, обнял мою голову и ласково заговорил: «Скоро начнётся панихида по убиенным великим Атаманам и Казакам героям Азова, а вот по самому-то, из всех великих, Атаману, панихида запрещена», и он указал пальцем на низ стены, где была вделана зацементированная громадная цепь: «Вот здесь-то прикован был орёл Дона», глухо с рыданиями в голосе продолжал старик и замолк; затем он истово осенил себя крестным знамением, стал на колени и благоговейно поцеловал цепь. Меня это поразило, и какая-то дрожь пробежала по телу, мелькнула мысль: сумасшедший... Но лицо его горело таким осеянным вдохновенным взором своих чудных ласково-грустных глаз, из которых сочились слёзы, как те бриллианты, которые я только что видел на иконах, что я схватил руку старика и жалостливо спросил: «Дедушка, почему же ты плачешь, дорогой!». Он дрожащим голосом ответил: «Я целовал эту цепь, как Казачью святыню, к ней был прикован знаменитый во всей Истории Донской Атаман Степан Тимофеевич Разин, который твёрдо стоял за Свободу Казачьего народа и хотел, жертвуя собой, освободить и русский народ из рабства царей, но своими же казаками Иудами был предан, и этой казачьей гордости, апостолу святой Свободы, в Москве отрубили голову, чтобы затем превратить и свободолюбивый Казачий народ в рабов. Целуй же и ты, дорогой сынок, эту цепь — святыню и таким образом мы совершим панихиду». В каком-то лихорадочном состоянии я склонился и поцеловал цепь...
В притвор входили стройным шагом, во главе с есаулом Н. А. Красновым — любимцем юнкеров — мои по классу товарищи, а за ними священник с хором, старые и молодые казаки, казачки, дети. Панихида началась...
Долго носила меня судьба: по стогнам России, Польше, Румынии, Болгарии, на Карпатах, в Эстонии, Литве, на Кавказе, в 1913 году и начале 1914 г. побывал в Германии, изучая и этот трудолюбивый народ, удивительного порядка, народной дисциплины, поразительной чистоты не только в домах, но и на улицах я не видел даже случайно брошенной бумажки; чувствовалась в народной массе гордость своим благоустройством и гражданским достоинством, а также любовь к Родине до самопожертвования. Был неоднократно в Петербурге и Москве, где поразило меня яркое расслоение народа на высших надменных и низших, рабски склоняющих свои головы. И везде и всюду за мной как тень следовала цепь Атамана Разина. Она явилась в моей судьбе, как Альфа и Омега, как жизненный университет историко-филологического факультета. Во время всеобщей конской переписи я объехал почти всю Рязанскую губернию, и передо мной кошмарной пеленой расстилалась деревня, её ужасающая нищета, грязь, душевная и физическая скверна, рабство, жестокость и низость, жадность, неслыханное равнодушие брата к брату, мужика к мужику. Но на этом фоне человеческого ада, однако, выступали одинокие отдельные образы такого страдания такой праведности, такой бесконечной боли, и сквозь поруганную осквернённую человечность все же светился огонёк оправдания Добра и какой-то святости души. И те случаи смерти от голода и мороза, про которые согретые и насыщенные читали в газетах, были в деревне обычным явлением, не вызывали у многих чувства сострадания, а они ведь были живые факты, именно от голода, в самом буквальном смысле этого страшного слова. Мне приходилось видеть таких бедных старух, брошенных сыновьями на произвол судьбы, - они всю жизнь недоедавшие, давно уже сухие, тощие мумии смиренно умирали... Их было много, неблагодарной Землёй забытых людей. И когда всё это видишь: Зло сверху и горе снизу, то не только беспредельную жалость чувствуешь, но болит сердце, болит совесть...
В пору юности, пусть наивной, но искренней, когда души людей вообще светлы, когда на прозрачных помыслах не успевают ещё осесть копоть и пыль житейской низменности, когда при условии низкого уровня эстетической культуры общественности, то порой возникает в душе требование к истории прошлого найти страду, что она дала, чем укрепила жизнь людей в их естественном стремлении хотя бы к элементарному счастью, какое наметила просветы в перспективе. И когда прочитаешь русскую историю, заполненную убийствами князей друг друга, военными грабительскими предприятиями, прославлением «великих деяний» князей и царей, главным образом проявляемых в порабощении других народов, то в этой кромешной тьме видишь только чёрные лики царей, и невольно спрашиваешь, а где же Народ?, ибо его в истории не видно абсолютно: чем он жил, радовался ли под «скипетром» или рыдал, был ли горд или апатичен, пытался ли в труде найти успокоение или был ленив, поднимался ли на высоту патриотической жертвенности или падал в духовном бессилии, понимал ли красоту свободной жизни и человеческого достоинства, пытался ли закрепить этот идеал или пассивно предоставлял право сильным увеличивать планетарное рабство, молился ли он или богохульствовал, восстал ли или рабски смирялся???
Ответа на эти волнующие душу вопросы во всей русской истории нет. И создаётся впечатление, что этот закамуфлированный народ, как будто, совестился золотых лучей Солнца, ароматов дивных цветов, не замечал великого факта прекрасной природы, не знал личного счастья и как бы отнимал от других, но и у себя право на самих себя, на свою долю земного пиршества, когда не умеют и не смеют быть счастливыми и свободными, тогда естественно и к свободному творчеству не будут они иметь доступа, и никто из них не станет вольным творцом культуры.
И когда вспоминаешь и своих юных друзей, близких по уму и сердцу, как они «безумно» мучительно хотели личного счастья, прекрасных черт молодого лица, женской ласки, слёз любви. Чувства радости манили их, и они украдкой заглядывались на красоту Божьего Мира, на развёртывающуюся кругом прекрасную панораму родных полей, но в определённом настроении воспитанная мысль, в атмосфере политического гнёта свыше, а также ложная совестливость, подобная ложному стыду, толкали эту чудную, пронизанную вольностью молодёжь, в тесную «российскую» казарму, требовала отречься от счастья и презреньем клеймить верхи сытых людей, променявших туманы и холод ненастья на блеск властных лучей.
И вот эти линии света и тьмы тянутся, чередуясь на протяжении тысячелетия истории, и искры Света всё более и более гаснут...
В творчестве каждого писателя неизбежным элементом входит естественная любовь к людям, - к тем самым людям, которые в той или иной форме составляют государство и конечную цель исторического изображения. Однако, у великих талантов эпоса и драмы, она является сокровенным корнем: они как бы стыдливо охраняют её от чужих взоров, и в своём произведении жизни похожи на природу, которая «добру и злу внимает равнодушно, не ведая ни жалости, ни гнева». И это, что они создали, пробуждает в нас доброе чувство. Но этот внутренний свет любви и добра к людям они зажигают как бы бессознательно, и он горит у них так, что источник его остаётся невидим.
В произведениях же историков Московии не только фигуры озаряют светом рабовладельчества, но и прямолинейно обнаруживают откуда идут монотонные злые лучи этого страшного сияния, - то есть всякий раз откровенно и явственно показывают нам свои малоприветливые души, очарованные подарками династий. Живого человека, как земную движущую силу, в его обыденной жизни и в пылу даже сражений у этих историков трудно найти. Обрисованы лишь князья, цари, полководцы да барабанный бой с лозунгом: «гром победы раздавайся, веселися храбрый росс». А этот затурканный, загипнотизированный властью и побоями «росс», не знает даже элементарной истины: за что он умирает, оставляя жену и детей голодать. В такой исторической «литературе» нет воздуха, не чуется дыхания Космоса и перед нами на пространстве Московии, правители заботятся исключительно о собственных специфических делах захвата им не принадлежащего, заглушения национальных чувств других народов и насилия над ними, не дорожа абсолютно своей загадочной связью с Вселенной. Как ни широка сама по себе сфера человеческих страстей и страданий, но в сравнении с тем, что её окружает, она кажется мелкой, замыкаясь в своём эгоизме.
Для того чтобы мы, люди, были свободны от этого упрёка и себялюбия, необходимо царство наших людских интересов показывать в его существе и вечной основе и приводить его в соприкосновение с другими областями Мировой жизни, идущей по пути общечеловеческого идеала. Такового метода мышления у историков Московии не найти, ибо они — крепостники — этот метод считают ересью.
И только великий писатель немецкого происхождения Лев Толстой пытался вскрыть этот зловещий нарыв, в своих лучших произведениях: «Казаки» и «Война и Мир», но московскую рабовладельческую стихию не победил. Она остаётся несокрушимой до сегодняшнего дня. Не пронизали эту стену «тюрьмы народов» ни великий африканец Пушкин, ни шотландец Лермонтов, ни белорус Достоевский, ни украинец Гоголь.
Стоит тюрьма, как неприступная крепость и шарахаются в испуге от неё народы Европы и Азии...
И, вот, всё это виденное, прочитанное, подкрепляемое долгим житейским опытом, заставило меня на склоне лет, перед близким уже полётом в иной Мир, отрываясь от прекрасной Земли, поведать родным Казакам, в особенности светлой молодёжи, свой труд о «Казачьем Народе».
Да услышит она, дорогая молодёжь, символический звон цепи Атамана Степана Разина!

Декабрь 1964 года Генерал И. Н. Коноводов, бывший Депутат Донского Войскового Круга (Парламента) и Начальник 8-й Донской Казачьей дивизии

_________________
Изображение


Последний раз редактировалось Стрелок 30 янв 2014, 11:55, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 23 дек 2013, 11:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
БИОГРАФИЯ АВТОРА

Генерал Иван Никитич Коноводов родился 19 октября 1884 года, в хуторе Беленском (древний городок у подножия Донецкого кряжа, на берегу реки Северского Донца — район станицы Гундоровской). Окончил 5 классов Гундоровского училища, поступил в 4-й класс Каменского реального училища. Однако, отсутствие средств у родителей, кои расходовались на содержание старшего брата Якова в учительском институте г. Белгорода, вынудили Ивана Никитича оставить реальное училище, при переходе уже в 5-й класс и помогать отцу в хозяйстве. Однако, Иван Никитич занимался самообразованием, и каждое воскресенье, праздники Рождества Христова, Пасхи и другие просиживал за книгами. На каникулы приезжал его брат Яков и восполнял его знания, так что экзамен за 5-й класс реального училища автор выдержал экстерном. Таким же манером выдержал он и за 6-й класс, но уже через год. Для увеличения бюджета отца, Иван Никитич работал на шахтах Гундоровского района с конём, получая один рубль в день (тогда большие деньги).
В 1904 году в станицу Каменскую прибыл Начальник Новочеркасского военного училища полковник Каледин. Он очень уважал деда Ивана Никитича за то, что он учил отца Каледина на Кавказе и помог ему выдвинуться в офицеры. И вот Каледин и уговорил деда обоих братьев отдать в его распоряжение. И братья Коноводовы стали военными.
В 1908 году Иван Никитич вышел в 3-й Донской казачий, Ермака Тимофеевича, полк, и на втором году получил орден Св. Станислава 3-й степени.
В 1913 и частично 1914 г.г., обладая большой зрительной памятью, был командирован в Германию для исследования границ Австрии и Германии по р. Эльбе.
В 1914 г. вышел на войну. Командовал сотней. В 1917 г. был помощником командира полка по хозяйственной части 20 полка, который избрал его депутатом в Большой Донской Круг (Парламент). С опасностью для жизни, когда бушевали московские («русские») рабы, выполнил поручение Донского Атамана генерала А. М. Каледина, потребовавшего 3-й Донскую дивизию на Дон. С успехом провёл Иван Никитич передовые эшелоны дивизии до ст. Усть-Медведецкой, через опасные места: Александровск-Царицын.
В 1917 г. был Иван Никитич всенародно избран командиром Донского Гундоровского революционного полка. Слово «революционного» послужило основанием получить некоторое количество винтовок от революционного комитета ст. Каменской. В последних числах января 1918 г. Иван Никитич поднял восстание против русских коммунистов. Бои шли почти беспрерывно. Но с севера наступала армия Антонова-Овсеенко, а с запада армия прапорщика Саблина и Ворошилова. Пришлось бросить ст. Гундоровскую и полк перевести за Донец. Послана была делегация к немцам, и при их помощи весь Донецкий Округ был очищен. В мае 1918 г. И. Н. Коноводов был избран депутатом в Круг Спасения Дона, командуя одновременно своим родным полком, который за высочайшую доблесть Верховным Кругом был пожалован званием «Георгиевский». В 1918 году, в конце был назначен командиром 6-й Донской пешей бригады, а в 1919 г. начальником 8-й Донской дивизии.
За время войны с Московскими гуннами («русскими»), был три раза ранен и тяжело контужен всей левой частью тела. За все военные деяния был пожалован орденами: Св. Станислава 3 ст., Св. Анны 3 ст., Св. Станислава 2 ст., Св. Анны 2 ст., Св. Анны 4-й ст. за храбрость, Св. Владимира 4 ст., Св. Владимира 3 ст., на шею и Св. Станислава 1 ст. Был представлен к Св. Анны 1 ст., но было уже поздно — заграничных представлений Иван Никитич не принял и своего в чин генерал-лейтенанта производства тоже, дважды от него отказывался, при Атамане П. Н. Краснове, когда ген. И. Н. Коноводовым была выведена дивизия из окружения около Борисоглебска, тяжело раненым в грудь двумя пулями и при Атамане А. П. Богаевском на Лемносе.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 24 дек 2013, 12:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ОТ АВТОРА


Всем известно, что ни одному из историков не удалось написать Всеобщую Историю, охватывающую все народы земного шара. Попытка историка Моисея иудейского изложить Всемирную историю, оказалась лишь прообразами воображения и литературного творчества, в стиле сказки. Проникновенные писатели Давид и Соломон, а также пророки ничего с прошлой жизни народов не внесли новых откровений, ибо "Начало Начал" Вселенной "до времени" скрыто Великой тайной. Также и последующие историки, начиная с Геродота считающегося "отцом истории", Страбона и других дали исторические сведения, на основании данных предшественников прошлого: записей, сказаний, преданий, легенд, мифов, дополняя лишь фактами их времени. Таким образом, прошлое пополняется последующим, но это не значит, что их исследовательская работа-результат компиляции (переписывание чужих трудов). Нет, записанное прошлое уже вошло в природу и стало самой природой, а поэтому последователей нельзя обвинять в своеобразном эгоизме использования трудов предшественников, - они берут уже от установившейся исторической природы, как из источника природной ключевой воды. Так и я, скромный публицист, а не историк, из ряда исторических фактов, описанных большими и средними историками античных времён и современных, беру их квинтэссенцию и вырисовываю свой труд, приводя все известия и факты, обычно разрозненные, в систематическую стройность, в их хронологическом порядке от древности до современности, склоняя благодарно свою голову перед могилами, ушедших в иной мир.
Особенно благоговейное почитание возношу великому Византийскому императору Константину Багрянородному, который точно указал древнюю страну на Кавказе наших казачьих предков, под наименованием "КАЗАКИЯ". Глубоко благодарен историкам: персидским, арабским, во главе с Масуди, немецкому Шереру, французам: Лесюру, Мишелю Девису, англичанам Флетчеру, Кляпроту и другим. Благодарен также и русским, не потерявшим свою совесть: Григорьеву, Устрялову, Соловьёву, Левшину, Рядлову. Особенно память знаменитого языковеда академика Н. Я Марра, доказавшего, что имя "Казак" определено на чистой основе "Каз" и что "Казахи" - предки Казаков, что подтверждают и современные археологи: Руденко, Тышнепаев и другие. С большим уважением отношусь к маститому археологиу профессору М. А. Миллеру, осветившему духовный мир Востока, в эпоху великого переселения народов с Востока на Запад. Не забываю почтить и своих Донцов: А. Попова, Быкадорова, Буданова. Благодарен даже тем историкам Московии, пронизанным шовинизмом и злыми чувствами крепостников, мечом, отравленным поносящих недостойными эпитетами свободолюбивый Казачий народ и тем освещающие ярко московский рабовладельческий мир, как контраст свободе Казаков. Имя их Забелин и поляк Броневский, изменивший своей родине Польше и ставший холопом Москвы.
Не смущаюсь перед гневом теней, ушедших в иной мир деспотов: князей, царей и духовных руководителей Московской Церкви за свою гражданскую смелость их воскрешения перед духовным взором читателей и, придерживаясь объективного сочетания исторического реализма и романтики прошлого, покажу в своём труде и своих, по происхождению Казаков, предателей. Да познают потомки Казачьего народа историческую Истину и Правду.

Франция. Генерал И. Н. Коноводов

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 24 дек 2013, 12:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ЮНОСТЬ КАЗАКА


Многие из нас уже забыли, какой вид имели для нас люди, вещи, вся обстановка жизни на заре нашего сознания; когда младенцу, появившемуся по воле Провидения, всё окружающее его представлялось миром чудес.
Мы ведь знали сперва один только четырёхугольник своей детской, где за сундуком было много вещей: катушки от ниток, бумажки, коробки без крышек, тряпки, крыло от гуся, которым стиралась пыль. Мама наша казалась нам какой-то интересной куклой, двигающейся по комнате; бегающая по комнате игривая чёрненькая кошка похожа была на шубу папы, если бы только у шубы были глаза и хвост. Нам казалось, что мама одевает нас, кормит, укладывает спать, и это понятно, но для чего существует папа - неизвестно. Он то надолго уходит, то приходит, что-то говорит на плохо понятном языке; от него всегда веет свежестью.
А за окном, на улице много пап, мам, тётей, бабушек и седоватых дедов, лошадей, коров, собачек, которые крикливо что-то говорят. Для детей весь Мир обращается в сплошную детскую. Мы теперь даже представить не можем всего: кругом нас - известное, старое, примелькавшееся - дворы, лошади, повозки, коровы, собаки, люди, сады, левады с тополями, поля, хутора, станицы, города. А когда то все краски бытия были свежи, всё было новое, всё было первое. Как далеки мы ныне от первого, исчезнувшей поры милого, дорогого, незабвенного, пленительного детства! И когда мы извлекаем из обильных слоёв, накопленных за жизнь впечатлений, тогда новым светом загорается всё поблекшее, и перед нами встаёт очаровательный детский образ.
Как эти ребята так естественны в наивности своих разговоров, в этой смене интересов, блещущих неожиданными вопросами и переходами, иногда комически серьёзными, или серьёзно щемящими душу откликами детского плача и несчастья.
Ребёнок повинуется течению собственных мыслей, своему внутреннему миру и образует этим какой-то контраст с увещеваниями папы, мамы, бабушки - воспитателей. Детская радость и детское горе одинакова находит в наших сердцах мягкие и нежные краски для их объяснения.
Эти маленькие существа образуют своё отдельное самобытное царство, - они живут как бы в особой нравственной части света. Мы на них уже не похожи; многого в нас они не понимают. Мы над ними возвысились своей опытной душой, своим взрослым умом, и оттого наше отношение к ним подёрнуто дымкой нежного смешливого юмора.
Однако, населяя особую детскую республику со всей окружающей средой, они в то же время - и мы сами; они - наше прошлое, и в них растёт наше будущее.
Мы были ими, и они станут нами. Оттого и производит такое своеобразное впечатление зрелище детей, эта республика, или, вернее, анархия малышей: они одновременно и кровно близки нам, и далеки по миросозерцанию от нас, именно эта игра на близком и далёком, создаёт забавные и чарующие эффекты детской.
Наши дети - "кудрявые дети", это - мы. Нельзя этого не сознавать тому, кто любит детей.
И можно ли наказать за шалость мальчика, когда он касается своей щекой волос отца, и на душе у последнего становится тепло и мягко, так мягко, как будто не одни руки, а вся душа его лежит на тёплой куртке мальчика.
Так дети умиляюще и тепло действуют на всякого, кто смотрит на них с высоты своего взрослого роста, своей долгой жизни, обманувшей и обидевшей.
Миниатюрные люди, впрочем, лелеют громадные замыслы. Проникнувшись Майн Ридом, они собираются в "Америку" и уже сии не Вани, не Пети, а "бледнолицые братья" или "Монтигомы-Ястребинные Когти, вожди непобедимых". М они двинулись бы в поход, добывая пропитание охотой и... грабежом, но жалко оставлять маму.
У человеческих миниатюр нет ещё наших волнений, наших чувств то возвышенных, то пониженных, но скоро они проснутся от мечты, чтобы понять окружающую их жизнь. Ребёнок доверчив к Миру, и поэтому к нему родителям нужно относиться мягко и вдумчиво, направляя его шаги, ещё неуверенные, по пути доблестных свободолюбивых предков.
В доме, покуда его не посетило несчастье, бегают ребятки: причёсанные, умытые, весёлые и глубоко убеждённые в том, что на этом свете всё обстоит благополучно, и так будет продолжаться без конца, стоит только по утрам и, ложась спать, молиться Богу. И бедные дети усердно молятся Ему и с благоговением входят в церковь, где Он живёт. Если там, при всём стремлении к серьёзности, их не покидают шаловливые и грешные мысли, то они в этом неповинны, их и во всяком случае свою вину искупают самым искренним раскаянием.
На страстной неделе они идут в церковь на исповедь. Но по дороге они видят дерущихся мальчиков и им тоже хотелось бы вступить в схватку, но, вспоминая проповедь священника: "любить других, как самого себя", они сдерживают порыв воинственный и начинают считать дерущихся великими грешниками и, что их нечистые духи схватят и потащат в огонь вечный. Но, если они будут слушаться родителей и подавать нищим копейки или бублики, то Бог сжалится над ними и пустит их в рай...
Бог пустит детей в рай не за копейки или бублики, а за то, что душа ребёнка, несмотря на свои наивные помыслы, чуткостью своей поднимается на самые высоты религиозного настроения.
Он переживает нечто глубокое. Ему, прежде всего, бросается в глаза большое распятие, а по сторонам Его Божья Мать и Иоанн Богослов. Богородица и любимый ученик Христа молча глядят на невыносимые страдания Распятого и, мальчик чувствует, что он не может им помочь ни словом, ни делом, что он способен только на шалости и это глубоко волнует малыша и он видит, что Богоматерь и ученик Христа тоже жалкие и одинокие и нет вокруг, кто бы их утешил, и он не чувствует как по его розовым щекам струятся капли серебристых, тёплых, солоноватых слёз...
Зато, как умиляет душу ребёнка Исповедь!
Каждому из малышей хочется поскорее очистится от грехов и поэтому у занавески преобразовалась пробка. Всем желательно попасть первым. И вот первого, который упорно держит своё место, - второй оттягивает его за волосы, первый оборачивается к обидчику и бьёт того свечой по голове. С минуту слышится треск свечей. Но, вот,ктитор кричит: "Дети, не шумите!" Битва у "рая" стихает, лишь слышны пыхтения бывших бойцов. На исповеди многого не понимают мальчики от волнения, на вопросы священника отвечают искренне, не своим, а каким-то чужим голосом, вспоминают одинскую Богородицу и свою маму и им хочется плакать и просить прощение...
Ужинать в этот вечер нельзя: завтра причащение, и хотя мальчик и закрывает глаза, мечтая, как бы хорошо было бы претерпеть мучения от какого либо Ирода, жить в пустыне, питаясь акридами, но перед этим хотя бы скушать один пирожок с кислой капустой...
Но доверчивость ребёнка к жизни скоро начинает колебаться. С невыразимой печалью нужно отметить то горькое недоумение, какое испытывает ребёнок при столкновении с пошлостью и жестокостью взрослых людей, с трагизмом Судьбы. Мучительно видеть, как происходит неумолимое искажение "малых сил". Неотразимое пошлое влияние гнетёт их и искра Божья гаснет в их сердцах и они сплошь и рядом вырастают в отравленной среде и пополняют собою провинциальную толпу человечества.
Жизнь виновата перед детьми. Она туманит эти чистые кристаллы. На них дунула жизнь, что в ней есть зловещего. И загорятся ли в их молодых сердцах прежние, ясные, искромётные огоньки? Да! Если их родители окажутся достойными своего высокого назначения1
Мальчик, рождённый от казака, помнит ярко незабвенную сцену, когда отец, с ликующим лицом, впервые посадил его на коня. Радости, восхищению не было конца. Он цепко ухватился за гриву, когда отец стал проводить коня по двору, сперва шагом, а затем лёгкой рысцой. Ссаживая сына на землю, отец торжественно сказал: "будь казаком!" Что такое Казак? - в юной голове не укладывалось, но должно быть Казаком - это что то величественное, и мальчик бежит к седенькому дедушке, который всё видит и всё знает и тот рассказывает внуку о былом Казачьего народа.
Вдумчивые, впечатлительные и любознательные дети, если им рассказывать родную казачью историю, как сказку, запоминают до деталей все услышанное на всю свою жизнь.
В школе, на большой перемене, когда детвора, рассыпавшись по двору веселится разнообразными играми, какие-то дерзкие мальчишки, видя ловкость в движениях казачат и завидуя им, кричат: "Да вы, ведь, не казаки, а русские холопы!" Таких обычно окружают, тормошат, требуя ответа, "что такое холопы?". Те, обычно струсив, всё же говорят: "А вы спросите учителя и он вам скажет, а мы говорим правду". Толпа возбуждённых казачат движется к учительской. На вопрос их, учитель русского происхождения, обычно объявляет, что казаки действительно бежали от русских самовольно, украдки, а слово "холоп" - слуга - работник плохого поведения, что некоторые "холопы" были вроде разбойников. Тогда казачата кричат: "Так зачем же вы - русский, - приехали к разбойникам? Казаки работают больше русских лентяев и среди нас не было и нет разбойников!" Учитель, грозя, что за поведение он поставит тройку вместо пятёрки, уходит и затворяется в учительской, где слышен спор казачьих и русского учителей.
После таких инциндентов, игра во дворе принимает своеобразный характер - расслоения на группы, дразнящие друг друга. Так, русские кричат на казачат: "Эй, вы - Чига востропузая (Чига - народ кавказского происхождения)", а казачата отвечают: "Эй! Лапти с подковырками и грязными дырками (лапти из древесины Липы, заменяют у русских ботинки)". Некоторые украинские дети принимали участие по стороне русских, а потому и они получали своё.
Таким образом, в школе со смешанным населением, пробуждались национальные чувства по группам.
На этой почве происходили в праздничные дни ожесточённые драки, и станичной администрации приходилось разбирать дела "боевых сражений", когда в результате оказывались искалеченные.
Но, вот, наступили, наконец, тихие летние ночи. Казачата любили ту природу бесконечных родных полей и те часы, когда накануне Праздника собираются отдыхать и поле, и сады, и солнце, - отдыхать, быть может молиться. А казачата и не думают отдыхать - у них свои планы. Накануне избранный "Походный Атаман" объявил приказ казачатам хутора к вечеру собираться на выгоне, чтобы всем двинуться в поход в "ночное" - пасти утомлённых за неделю верных казаку друзей - коней. Каким чувством восторгов бились юные сердца при этих сборах: наспех в сумках клалась снедь, главным образом, хлеб, сало, пшено. Ведь вкусней полевой каши с салом, на свежем воздухе, приправленной разболтанными яйцами, нет в мире другой пищи.
Пункт "ночного", обычно держался в большом секрете. Знал это только лишь один "Атаман", да подручный ему "есаул". Шуи и разговоры, впредь до приезда до желательного участка, строго воспрещались, чтобы кто не узнал в каком направлении пошла колонна. Обычно, даже избегали дорог. Ехали на неосёдланных конях по траве тихо, бесшумно, ориентируясь по звёздам.
Ночью мир являет иное зрелище. Ночью мир не похож на дневной. Тогда спадает с него денная как бы одежда, и он становится глубже и таинственнее; вместе со звёздами ярче и чище загораются огоньки человеческих сердец, - ведь настоящая, самая интересная жизнь у каждого проходит под покровом тайны, хотя бы в мечтах даже, под покровом ночи. Ночью Земля принимает загадочные очертания, и все будничные предметы душа одевает в идеальные покрова. Далёкие огни в поле напоминают лагерь филистимлян; мнятся на буграх и курганах мифические великаны в панцирях, египетские колесницы, запряжённые шестёрками диких, бешеных коней. В сознании чередуются рисунки и сцены из священной истории. Сближаются, как будто, настоящее и прошлое. Одинокий огонь костра бросает свой мистический свет на далёкое, на ушедшее в былое; воскрешается памятная Миру ночь в Гефсиманском саду. Тихий-тихий, тёмно-тёмный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания Петра, трижды отрекшегося от Христа...
Вокруг костра сидит будущая красота Казачьего народа и она слышит пение петуха в ближайшем хуторе. Бодрые, весёлые, пылкие. Ведутся рассказы, слышанные от дедов; на память приходят степные легенды, все пленительные грёзы, которыми живёт весь мир и дышит ими, все прекрасные сказки бытия. И тогда, в глубоком голубом Небе, в лунном свете, в полёте ночной птицы, летящей неизвестно куда и зачем чудилось казачатам торжество красоты, молодость, расцвет сил и страстная жажда жизни. Ведь мистика ночи охватывает всё живущее на широких полях и очаровывает как колдовство.
И, вдруг, команда Атамана: " По коням!" Бегут казачата опрометью к стреноженным коням, ухватившись за гриву взлетают на коней. И вот мчится как ураган по полю ватага добрых молодцев, только ветер свистит в ушах, да шумит под ногами коней трава, как плещущееся море. Несутся все за Атаманом в район ближайших хуторов, где по слухам, расположены большие площади бахчей с вкусными сладкими, как мёд, арбузами и дынями.
Приблизившись к пункту военных операций, "войско" спешивалось, обычно в лощине, оставляли коней на попечение коноводов по три коня на человека, остальные пешком рассыпались длинной по фронту лавой. Вёл их сам Атаман впереди, который строго следил за тем, чтобы "воины" собирали в торбы арбузы с тех участков бахчи, которые были пошире других - побогаче. Небольшие участки не подвергались "реквизиции", чтобы таким образом не обидеть быть может какую-либо бедную вдову. Обычно участки размежовывались линиями посаженных высоких подсолнухов, которые и давали возможность ориентировки.
Обычно, на большом пространстве бахчей сидел старый столетний дед, помнящий царя Гороха и египецкую царицу Клеопатру, который давно уже потерял слух. Правда, у него хранился самопал турецких войн, и он даже стрелял горохом, не причиняя никому вреда. Да разве услышишь казачка, когда он подползает "на пузе", подобно кошки.
Но, вот, послышался глуховатый крик совы, - это Атаман подаёт знак лаве отходить к коноводам с тяжёлыми торбами.
В самосознании не только ребят, но и во всём казачьем населении эти "походы" не считались воровством или грабежом, а наоборот молодечеством и удальством.
Ведь площади одних бахчей в Казачьей Земле, равнялись площади Бельгии и Голландии вместе взятых. Обилие арбузов и дынь, а также гарбузов (кабаков, тыкв) было колоссальное. Излишки шли на корм лошадей, коров, свиней. Продавать было некому, разве только приедет какой-либо московит ("русский") и, купив целую арбу за бесценок, отправляет арбузы в города по железной дороге.
Только одни Кубанские казаки оказывались более рачительными: в громадных котлах за станицей варили арбузный мёд, называемый "нардек". Донцы же любили арбузы засаливать в капусте, в громадных бочках. Солёный арбуз, при веселиях на праздниках Рождества и Масленицы, когда водка лилась рекой, считался деликатесом, отрезвляющей закуской, ибо кислота, соединяясь химически с алкоголем, даёт в результате воду.
Прибывши на стоянку ночлега, казачата принимались за утоление своей жажды от волнений при "реквизиции" и скачки. При этом один арбуз съедался всадником, другой же отдавался коню-соучастнику. При этом интересно отметить, что какая бы конная колонна малышей или взрослых, при секретных походах, своими инстинктами сливались воедино: конь и казак. Каждый казачий конь внутренне понимал, что необходимо сохранить тайну и не дать внешнему "врагу" возможности услышать подъезжающих казаков, а поэтому ни один конь не позволит себе, например, заржать, но даже пырснуть.
Уталивши жажду, казачата ложатся в повалку на траву и чудеснейший сон охватывает их утомлённые тела. Вокруг стана выставляются на все четыре стороны часовые. И Боже спаси часовому заснуть, ибо бывали случаи нападения волка или конокрадов, обычно цыган или иногородних (московиты-"русские"). Пойманного конокрада избивали смертельно, без суда и следствия. Заснувшего часового, по суду всего майдана, секли хворостиной, причём экзекутор предупреждал, что если наказываемый позволит себе плакать, стонать или кричать от боли, то порция ударов увеличивалась. Но самое страшное моральное наказание, - оставить обвиняемого "без суда". Тогда каждый казачёнок в общественных местах, в играх с девочками имел право издеваться, глумиться над таковыми. Обычно изолированный страдал, морально мучился, худел, плохо учился. За таковым зорко наблюдал Атаман, выдерживая искус. После одного-двух месяцев бедного мальчика, превратившегося в "замухрышку", принимали в лоно радости и веселия.
Непробудно спят ребятки. Но, вот, зычит голос Атамана: "Вставать! " Протирая заспанные глаза, умытые утренней росой, вскакивают, готовые исполнить повеление Атамана: "Стройся в две шеренги!" - слышится команда.
Обращение на Восток, эта сплошная духовная красота, дружно подхватывает своими соловьиными голосами запевалу и звучит молитва: "Отче наш" - несётся по полю. А из-за горизонта показывается величественное чудо Солнце - прообраз Бога!
Так воспитывалась молодая сила Казачьего народа!
Ангел хранитель детей, ведёт их по жизни, сияющих от радости и надежды, но сам Он имеет лицо печальное и задумчивое: Он знает то, что до времени скрыто от детей.
И новейшая история Москвы, больнее всего сделавшая именно детям, своею окровавленною колесницей переехавшая через них, трагически показала, что неисцелимой печалью своих сердец Казачий народ не искупил страданий детей, и совсем, совсем не открылась перед казачатами тихая, бодрая, радостная свободная жизнь: исторический раб Москвы стал временным господином свободных Земель Казачьего народа и лишь за то, что казаки не раз, а много раз спасали эту кровавую Москву и её одичавший народ от полной гибели.
В приходских школах казачата усваивали "учёбу" прилежно, старательно, заботясь о том, чтобы к концу года получить похвальный лист. Интерес ребят, главным образом, сосредотачивался на том, чтобы бойко читать и красиво писать.
Окончив приходскую школу, часть казачат переходили в двухклассное училище, состоящее из пяти классов. Но это не всем удавалось, ибо эти училища располагались в станицах; отправлять детей в далеко стоящую станицу из хутора, было для многих семейств не по силам, ибо это потребовало бы обязательства нанать пансион у станичных жителей, а экономическое состояние хуторян, по мере развития реакции царского самодержавия, шло быстрым темпом к бедственному положению: прирезок земли для хлебопашества всё уменьшался, а справлять сыновей на военную службу за собственный счёт, покупать дорого стоящих коней, обмундирование, снаряжение, как то шашку, пику, добротные блестящие сапоги для "смотра" и обыденного употребления, 2-3 смены белья, до ниток и иголок включительно, красивую фуражку и меховую папаху, - всё это поглощало и без того бедный бюджет казака. А жажда знания всё более и более охватывало казачат, и бедные дети, особенно бедных родителей, за неимением бумаги и карандашей, под руководством своих сверстников, посещающих школу, выводили пальцем буквы, лёжа на животе, по песку, а зимой по снегу. Для девочек женских школ не существовало, привилегией в этом отношении было лишь для девочек духовенства (епархиальные школы) и дворянства - закрытые институты; откуда выходили сплошь и рядом духовно извращённые красивые куклы, неспособные к практической жизни. Выйти замуж за простого казака считалось позором, хотя бы он и был состоятельным. Жизненной же задачей для простой казачки было: работать до изнеможения в поле, ибо муж на военной службе; работать дома по уходу за хозяйством: корова, свиньи, птица, огород, приготовление пищи для детей, обшивать их, обмывать, воспитывать в Духе Божества, украшать свой дом, побелить внутри и снаружи и так его представить, чтобы не было хуже других соседок, - в этом отношении было среди поголовно чистоплотных казачек, до известной степени соревнование. Не забывала казачка и свой красивый сад с сочными фруктами: сладкой вишней, сливой, яблоками и т. п. Бежит она туда: кое-что нужно исправить, то колья пошатнулись, то стена разваливается, то свиньи прорвали плетень.
Наблюдая за казачкой, диву даёшься: когда она успевает всё это сделать: ловкая, гибкая, сильная носится она по своему царству и удивительно-весёлая и бодрая от сознания, что она принадлежит к благородному древнему казачьему роду.
А выйдешь в поле, всё оно покрыто в разноцветных платьях казачками, и тут даже казачка, хотя и бедно, но изящно одета. Лицо она сохраняет от загара солнца, прикрывая его вуалью, смазывая лицо кремом из сметаны. Красота лица, чистота тела это - ритуал казачки.
И вот, работала, как мужчина, сплошь и рядом одна, естественно возникают мысли о любви, о ласке и раздаётся соловьиная песнь: "Кругом, кругом я осиротела, кругом осталась сирота, всё счастье с милым улетело и не возворотится назад..." Песню подхватывает соседка, за ней другая и всё поле, на далёком пространстве, звучит аккордами прекрасных, грудных голосов, и в этих пленительных звуках душа изливает всю женскую скорбь, как молитву о даровании духовных и физических сил для самого дорогого - воспитание родных детей.
А дети? - Рвутся к науке, а она, как клад в поле, недосягаема. Средних школ мало, а высших и совсем нет. По распоряжению царского русского Правительства открываемые гимназии, на казачий счёт, сплошь и рядом закрываются, заменяя их четырёхклассными городскими училищами в окружных станицах, а главным образом, военно-ремесленными для снабжения казаков, выходящих на службу почти поголовно, обмундированием и снаряжением. Доступ в средние и высшие учебные заведения, фактически доступны для детей казачьего дворянства, искусно созданного царским правительством для расслоения казачьего народа на богатых и на бедных, на "благородных" и "неблагородных", как именовались на правительственном русском языке эти два социальных сословия. Единый бессословный слой казачьего народа, основанный на древних демократических началах, был чисто варварскими мерами разрушен. Для казака просвещение не нужно, - он обязан защищать не свою Казачью Землю, а воевать против внешнего и внутреннего врага, силой навязанного ему рабовладельческого Московского государства и расширять его границы для широчайших размеров своими головами, для грабежа и убийства покорённых народов. Жадность к чужому Москвы неизмерима! При этом Московское Правительство всеми мерами и способами старается вытравить из молодой казачьей души врождённое ему чувство вольности и демократизма, подсовывая извращённую "русскую историю" о том, что казаки никогда не были самостоятельным народом-нацией, ничего в древности не имеющим особого с московитами, и что казаки образовались из "беглых русских холопов".
В продолжении многих веков велась эта зловещая пропаганда "русификации", но должных результатов всё же не достигала, ибо каждый молодой казак, то ли по рассказам дедов, на основании преданий, то ли по своему атавизму - наследию прошлого, своим инстинктом чувствовал, что он и в коей мере не сходен с "русским", не только духовно, но даже физически. Ведь, чуть ли не каждый казак видел, наблюдал за жизнью и поведением русака, в особенности тогда, когда толпы, иногда в стотысячных размерах, заливали Казачью Землю идучи туда на заработки, во время покосов и уборки хлеба.
Шли пешеходом, ехали в товарных вагонах. Грязные, нечёсаные, в дырявых одежонках (починить дырки за ленью - считалось праздным занятием).
В вагон 3 класса железной дороги, казаку, привыкшему к свежему воздуху и телесной чистоте, было противно входить в купе, ибо там стояла такая вонь от грязных тел людей "Святой Руси", что невольно тошнило. И не зря русская литература нередко в своих повестях и рассказах, говоря о "величии русского народа", символизировала его: "здесь русский дух, здесь Русью пахнет". Проехал бы этот писатель хотя бы один раз в вагоне 3 класса, когда этот "народ" ехал на заработки, то он воочию бы убедился, что величие "духа" в вагоне таково, хоть топор вешай! Обычно, все платформы железно дорожных станций были запружены спящими, не сидящими, а именно спящими "кацапами", как их называют казаки. Странно, но этот особенный народ, был способен спать по двое суток беспросыпно, причём, на подошвах своих ботинок, а в большинстве грязных лаптей была мелом написана цифра подённой платы, за которую спящий мог был наняться на работу. Если проходящий казак-старик находил плату подходящей, то он имел право будить, в противном же случаен несходной цены разбуженный, обрушивался таким "русским матом", который только и можно во всей Европе услышать по сквернословию и даже богохульству. Взятую группу рабочих с косами казак-старик усаживал на подводу и вёз к себе домой, причём в чистый дом этих людей сразу вводить было невозможно и не потому даже, что они были грязные, а потому, что с них сыпались "вши". А обычно отводилось им помещение под сараем. Сердобольная старуха-казачка кипятила в большом котле воду и приказывала варить в нём грязные рубахи, а самим обмывать грязное тело.
Когда рубахи высыхали на солнце и бои с вшами заканчивались, то к обеду выносились большие столы, на них ставилась в больших горшках вкусная пища, главным образом борщ с салом и мясом. Подавались и пирожки с кислой поджаренной капустой и иногда кисло-сладкий арбуз или поджаренная тыква. И нужно было удивляться тому обилию съедаемого, которое вмещалось в желудки этих людей. В этот день о каких-либо работах и разговора не было. На другой день почти тоже, - лишь показывались поля, подлежащие разработке. Каждый казак просто по-христианскому самосознанию считал, что голодный человек - плохой работник, и поэтому рабочих кормил до седьмого поту. И не было случаев чтобы москали ("русские") жаловались хуторскому атаману или станичному на плохую или недостаточную пищу.
Плата, обычно, была один рубль в день или от десятины. По тем временам рубль был большой монетой.
За общим обедом был и старик казак, который обычно строго приказывал перед обедом и после обеда перекреститься, что некоторым "богоносцам" не нравилось. Не исполнившим этого или не давали кушать или даже увольняли: раз православный христьянин, значит обязан быть таковым.
Удивительнее всего то, что эти косари, ведь воочию видели, как живут казаки - перерываются в работе, в особенности в спешную пору покосов и уборки хлеба, спят не более трёх часов в сутки. Всё у казаков во дворе есть: и корова и свиньи и птицы и исправные сараи и беленькие чистые дома и в доме опрятность и одеты прилично, а ведь всё это требует энергичного труда, забот, копить деньжонку на снаряжение казака на службу, а казаку запрещено заниматься торговлей или промышленностью; в отхожие промыслы для заработка тоже запрещено, он должен думать только о военной службе, а ведь русак такой поголовной службы не нёс, и если у него и нет достаточной земли, отнятой помещиками, то ведь существуют ремёсла, отхожие заработки, даётся право торговли. Нет, возвратившись в свою "Рассею", он - русак не берёт пример с дисциплинированного, духовно-оснащённого, энергичного в тяжёлой работе казака. Не берёт примера чистоплотности в доме и вне его, а погружается в прежнюю грязную, нечистоплотную жизнь с сквернословием и жгучей злой завистью к труженику-казаку и только и слышишь его возмущённый возглас: "богатеи-казаки, отобрать бы от них землю". А, ведь, сбоку его, ведь, лежат милллионы десятин их же русских помещиков: на эту землю - запрет, а взять её, - для этого русак - трус! Да и для интенсивной, регулярной работы - ленив! Так и проходит во сне и ругани бесполезная смрадная жизнь! Если и попадает часть крестьян на военную службу, то снаряжают такового с ног до головы на казённый счёт, ни одной копейки на своё обмундирование он не расходует, кормят его на службе достаточно, и, казалось бы, служи и радуйся, что вырвался из грязной избы с тараканами и клопами, избавился от вшей, но и тут не по нему: постоянство ежедневных занятий, "словесность" мало постижимая, заучивание наизусть "присяги" - самодержавному великому нашему государю"; все военные артикулы: отдание "чести" просто и становись "во фронт", крики унтер-офицеров и фельдфебеля: "ешь, сукин сын, глазами начальство, не сморгни!" и "ест" этот очумелый "воин" глазами начальство, но желаемой дисциплины, таковой, как у казаков, нет! И бьют этого "воина", - защитника царя и отечества, по лицу, как в барабан. И начальство, в духовном смысле невежественное, абсолютно не понимает, что дисциплина создаётся не побоями, а воспитанием среды-общества, духовным приобщением лучших качеств родного народа, в среде которого воин родился и вырос. Что духовное наследие создаётся не годами, ни даже столетиями, а тысячелетиями.
Как можно привить сознательную дисциплину: русскому мужику, которого держат тысячу лет в рабстве? Он внешне, чтобы избежать побоев, воспримет эту дисциплину, а возвратясь в свою родную мужицкую стихию мата и сквернословия, останется по-прежнему тем, каким он был до службы, если не более ещё озлоблённым.
И поэтому каждый молодой казак, наблюдая русского мужика, проходящего по Казачьей Земле, а также внимательно всматриваясь в него в действующей армии, всем своим существом чувствовал, что русский мужик - особое существо хитроватое, порой злобное, совершенно непохожее на казаков. Но откуда и когда появился на свет Казачий народ, - это была загадка. Деды говорили, что Казачий народ древний, но где был корень, - было скрыто в глубинах веков.
Пытливость казачьей молодёжи была большая, а Казачьей Истори не было, - она запрещалась весьма строго. Старики туманно говорили, что один казак - есаул не то Порохов, не то Порошин - времён войны казаков с Турцией за обладание крепостью Азов - написал историю об этом, но был арестован, сослан в Сибирь на каторгу, где и погиб. Другой учёный казак В. Сухоруков - времён "Отечественной войны" тоже подвергся аресту и высылке на Кавказ, а с Кавказа его гоняли по всем фронтам действующей армии до самой смерти.
В Русской истории Иловайского, с которой казачата познакомились в пятиклассном училище, говорилось лишь "о великих деяниях" царей. В этой книжонке была воспроизведена фотография Ермака -покорителя Сибири и текст из двух страниц, в которых говорилось, что Ермак с Донскими казаками занимался разбоем на Волге, затем расскаялся, покорил Сибирь, царство Татарское и преподнёс его царю Ивану Грозному. Всё это сообщалось с явной тенденцией, что так и должны поступать все казаки: завоёвывать своими головами чужие царства в пользу "царя-батюшки". Сама фотография Ермака в этой пресловутой "истории" была какая-то карикатура человека с большой головой, вросшей в плечи, без шеи; на голове героя вместо шлема торчала плоским блином какая то железная решётка, прикрывающая только верхнюю часть головы, на подобие еврейской ермолки. Как фотография, так и текст с явной ложью о разбое Ермака производили отталкивающее впечатление от этой "истории". Но за то фотография царя Николая I-го блистала силой и надменностью, как и подобало общепризнанному жандарму Европы.
Казачья молодёжь мучилась и стремилась познать свою родную Казачью Историю.
Вот к этому то делу я и приступаю в своём труде "О Казачьем Народе".
В мире нет изолированных явлений: каждое явление связано с другим. Поэтому, понять какое-либо явление или событие можно только при условии исторического подхода к нему. Без исторического подхода к общественным явлениям, а тем более древних веков, передвижения народов, невозможно существование исторической науки, а лишь это будет напоминать груды исписанной бумаги нелепейших ошибок и химер. Необходимо показывать процесс развития того или иного народа таким, каким он был и есть в действительности.
Например, "школа" историков Московии освещала исторические факты извращённо, с точки зрения империалистических тенденций сегодняшнего дня, а не с точки зрения тех условий и событий, которые были до этого и в обстановке которых протекала историческая жизнь.
Историческая наука должна изучать прошлое человеческого общества в неразрывной связи с проходимыми жизнями народов до современности, на различных его этапах. Многие историки делят все народы на высшие и низшие, цивилизованные и не цивилизованные, на исторические и не исторические. Началом истории человечества эти "учёные" считают появление первых государственных образований или первых памятников письменности, непридавая никакого значения преданиям народа. А в этом то предании сплошь и рядом сокрыта Истина. Погоня за фактами и объяснения их с субъективной позиции превращают исторические писания в фальсификацию истории, то есть превращение истории в "товар", который можно продать с барышом. В особенности этим страдала и страдает история Московии, с её империалистическим стремлением к захватам ей непринадлежащего.
Соблюдение историко-хронологической последовательности в изложении исторических событий от древних веков, в жизни Казачьего народа, закрепляет в памяти учащихся важных исторических явлений, исторических деталей жизненных эпизодов. Только так поставленное преподавание родной истории может обеспечить для учащихся доступность, наглядность и понимание исторического материала.
С появлением новой науки археологии и антропологии, многие тайны живущего на Земле населения от древних времён открываются. Чем дальше движется прогресс науки, тем больше человек приобретает возможностей проникнуть вглубь веков, и выяснить свой собственный эволюционный возраст. Последние данные, полученные с помощью радиоактивных элементов, указывают, что эволюция современного человека началась больше миллиона лет тому назад и что исторические писания Моисея, не лишённые литературного стиля, являются лишь, как бы, пробразом былого, как сказка.
Метод, применённый антропологами, приведшие к такому выводу, состоял в измерении количества химического элемента "аргона" в древних орудиях из камня, какими пользовались люди. Как известно, химический элемент аргона образуется в результате радиоактивного распада другого химического элемента "калия".
Поскольку время этого распада в природе установлено, то соответственное содержание этих двух элементов (исходного - калий, и образовавшегося из него - аргона) в орудиях из камня дало возможность высчитать возраст человека, пользовавшегося этим орудием.
О своих открытиях в этой области, недавно сообщили профессора Калифорнийского университета Эвернден и Куртис. Они обнаружили остатки скелета непосредственного предшественника современного человека на озере Таньганика, в Африке. Открытый ими человек носит название "цинянтропус" и считается теперь самым ранним из известных прямых предков современного человека. Эжвернден и Куртис думают, что найденные ими остатки скелета принадлежат "Цинянтропусу", обитавшему в этом районе Африки, миллион семьсот пятьдесят тысяч лет тому назад. Таким образом, открытый "Цинянтропус" является теперь древнейшим представителем человеческой расы. Его открытие и определение его возраста было подготовлено трудами английских антропологов, супругов Лики, проводивших раскопки в Кении, в течении тридцати лет. Ими был открыт так называемый "Кеньяптикус" Цикери, названный так по имени фермера, показавшего супругам Лики найденную им кость древнего человека. Возраст его, тоже определённый радиоактивным методом, составляет один миллион четырнадцать тысяч лет.
Представитель человеческой расы "Питекантропа" был открыт голландским военным хирургом Дюбуа в 1891 г. на острове Ява. Возраст его определён около полумиллиона лет назад.
В 1935 г. был открыт в Китае "Синянтроп". Возраст его, однако, ещё не установлен.
С помощью последних методов, теперь может быть выяснен вопрос о возрасте и происхождении различных культур. Кроме метода калия-аргона, есть и другие методы определения возраста минеральных и органических веществ, на основе измерения радиоактивности.
Так, под влиянием космических лучей, азот переходит в изотоп углерода (Ц-14). Достигающий поверхности Земли радиоактивный углерод служит "радиоактивными часами" в органических веществах, причём им пользуются для определения относительно недавних лет истории - до 300 тысяч лет.
Конечно, исследования в области процесса эволюции человека, ведутся не только новейшими, но и более традиционными методами антропологии (измерение черепов). Так, пользуясь сравнительным методом эволюции структуры мозга и черепной коробки, американский антрополог доктор фон Бонин установил, что "неандертальский" человек не является прямым предком человека. Жил он около ста тысяч лет тому назад. Он, очевидно, уже и вымер около ста тысяч лет тому назад, то есть появился и исчез.
Мы видим, как прогресс современной науки делает всё более ясными многие загадки в процессе эволюции Человека. Но обидно за этих учёных, что они углублялись в тайны древности, не уясняют, казалось, простых Истин, как например какой-либо данный народ точно был определён: где он родился, где развивался, в каких географических местах жил, передвигался, какой расе принадлежал, был ли единый прародитель человека или их было множество, вследствие появления различных видов: индо-европеидных, монголоидных, индоидных, белых, чёрных, смуглых, жёлтых, коричневых представителей народов. Всё это пока окутано туманностью. В этом то тумане и приходится, рассеявши его, открывать народам, в том числе казачьему народу, свой племенной, родовой корень.
Так, например, археолог-профессор М. А. Миллер - Донской казак, в своём труде "Дон и Приазовье в древности" говорит, что 150 000 лет тому назад на Дону жил Неандертальский человек, и жизнь эта продолжается беспрерывно до наших дней. А выше упомянутый археолог-американец Бонин утверждает, что этот "неандерталец" не был даже предком людей и вымер сто тысяч лет тому назад. Кто же из этих двух археологов прав и кто же в древности жил на Дону? А что там жили настоящие люди, - это вне всякого сомнения, о чём подтверждают раскопки археологов современности, в том числе и профессора М. Миллера, работавшего в наших казачьих краях на протяжении 40 лет.
Не вдаваясь в дискуссию, мы пойдём от конца каменного века, то есть пять тысяч лет тому назад, на основании исторических данных, нам ставших известными.
Прежде чем перейти к изложению истории народа, необходимо установить понятие о том, что такое История.
Знакомясь с историями различных народов, мы видим, что говорят и излагают "исторические события" там, главным образом, с точки зрения жесточайших войн. Населяющие Землю племена и народы, по мере их количественного увеличения, огородившись естественными преградами, как звери в клетке, нападают из-за этих преград друг на друга, убивают население, грабят его достояние, воспитывают подрастающее поколение в духе воинственности, культивируя чувство патриотизма на основе убийств и грабежей. Можно ли таковую "историю" назвать историей народа? Конечно, нет! Это, в лучшем случае, роман с различного рода приключениями "народных" вождей, а в худшем - уличный репортаж. Всякий объективный полицейский протокол, по своему содержанию, стоит неизмеримо выше подобных "историй", ибо в нём точно воспроизводятся мотивы преступлений, а именно: пламенная месть, социальные, экономические, политические, патологические, религиозные и, таким образом, очерчивается та среда народа, в которой произошло преступление. В "историях" о жизни народов в его духовном, культурном аспектах найти что-либо подобное нельзя: там обычно прославляются "великие" деяния династий, а главный импульс жизни - народ - остаётся вне зрения невежественных историков, как бы на положении серой скотинки или пушечного мяса.
Кроме того, для каждого на заре его жизни, хотя бы вкратце, необходимо быть знакомым с окружающим миром; мы уже не говорим о мире Вселенной, ибо это пока сокрыто великой Тайной о её сотворении. Но о том, на чём каждый стоит, по лицу чего он передвигается, плодами чего он пользуется, чему он обязан своей жизнью, то есть о Земле , - в "историях" ни звука.
Что мы знаем о Земле? - Мало! Но и те знания, которыми обладает человечество, достаточно, чтобы Её любить безгранично и быть Ей благодарными, ибо как родная мать - священный сосуд порождения ребёнка, так и Земля есть мать для всего живущего на Её обширной теплой груди. История Земли ещё недостаточно изучена. Начало сотворения Её может быть исчесляемо миллиардами лет, и в течении этого долгого периода Она неуклонно выполняет свой священный долг, завещенный Высшей Силой, оборачивается вокруг собственной оси, с Запада на Восток, в течении суток, и вращаться по эллипсу вокруг Солнца, пролетая за год 300 миллионов километров в год. На первый взгляд, как будто скучное, однообразное явление. Но здесь скрыт великий смысл Зодчего. К любимое дитя, вращается вокруг своей матери - Солнца, - обогревает свою поверхность теплом - плодотворными лучами Солнца. Мы теперь только знаем, что Солнце - источник нашей земной жизни. Без солнечных тёплых лучей, в темноте, растения произрастать не могут. Без испарения воды с поверхности морей и океанов, не было бы рек и водопадов. Энергия воды, так же как и электрическая энергия, это - энергия Солнца.
"Пища", - как говорят учёные, "только потому и является источником силы в нашем организме, что она - консерв солнечных лучей".
Древние народы, в том числе и Казачий народ, понимали инстинктом величие Солнца, обоготворяли Его. В детской радости ожидали восход этого божества, молились космосу, молились Солнцу. И, действительно, как не молиться Ему, когда точно шелковые одежды веют в ушах, солнечные потоки, когда из-за горизонта появляется чудеснейший венец из ярких лучей и всё существо в трепетном ожидании, что вот-вот покажется вслед за венцом Сам Творец Мира! Но нет, это - только золотой диск - прообраз Его! И, кажется, побежишь навстречу и чувствуешь, как всего тебя беспредельно пронзят эти ласковые, тёплые лучи; волосы заструятся по ветру назад, будто от светлого плывущего тока...
О, взять людям арфы, стать на колени и долго, долго восторженно петь Гимн на Восток, откуда восходит Солнце, стелющее под ноги людям свои голубовато золотистые ковры!
И в этой древнейшей молитве была искренняя, чистая, несомненно-восторженная духовная красота воздействия на человеческую смиряющуюся душу, приобщая ей чувство благодарности через Солнце-Божеству. Под влиянием этих благих чувств, как можно было древнему человеку взять камень и разбить голову ближнему своему?
Была ли и есть ли такая же духовная красота в последующих поколениях? - Нет! Под прикрытием религии, народы всех вероисповеданий, в том числе и христианских, совершали и продолжают совершать страшные злодеяния, заменив Солнце рукотворными иконами. А поэтому, нам казакам, испытавшим многие Скорби, надлежит благоговествовать каждый ежедневный восход Солнца, как действительный, а не искусственный прообраз Божества!
Пусть неведом и невидим для нас таинственный смысл нашей призрачной жизни, - сердце всё же верит в него и верит в значительность и реальность каждой казачьей жизни, в её борьбу за Истину и Свободу!
Не бесследно, не даром каждый день восходит Солнце. Только врождённая привязанность к Нему, источнику живого, только неисчерпаемый запас Его, живущий в Казаке, и может объяснить почему Казачий Народ, впитавший великую Скорбь, не изнемог в своей борьбе за свою Свободу. Что раз обласкало Солнце не погибает, - оно останется бессмертным в Духе!
И мы, пока "бедные Макары", вправе считать себя детьми Солнца, и не даром цветы, усеявшие Землю, раскрывают к вечеру свои кадильницы и дышат вверх к Небу ароматом, как дар и поклонение от лица Земли высшему идеалу - Богу за дарованное космическое Чудо.
Если в истории Солнца не было особенных катастроф, то в истории Земли были некоторые "революционные" вспышки гнева. В трудах общества учёных "Rose Croix", существующего с 13 века, Земля описана, как состоящая из 10 слоёв-пластов: 1) пласт - минералы, 2) более жидкий состав, с тенденцией выделять газы. Земная тяжесть сдерживает давление нижнего пласта с газом, но иногда эти газы прорываются. Известны древние разрушения городов Геркуланума и Помпеи. Затем следовали взрывы: в 79 г. по Р.Х., в 203, 472, 512, 652, 982, 1026, 1158, 1500, 1631, 1737, 1794, 1822, 1855, 1872, 1885, 1891, 1906, 1927, 1963.
Излишки ли газа или предупреждение безбожному человеку?
А 3) пласт - пар; 4) вода; 5) - зародыши, зачатки, завязь; 6) - огонь, топка, очаг; 7) - взаимоотражатель земных сил; 8) - полоса атомов; 9) - материальное проявление или выявление земных сил; 10) - область мозга, сердца. По учению Rose Croix, Земля не есть инертное тело, а живое существо, дающее жизнь всему существующему на земле многомилллиардному населению: животным, птицам, рыбам, человеку и растениям.
И вот, когда молодые казаки, ставши твёрдо на родной Земле, почувствуют, что они - дети этой Земли и наследники Её достояний, а не рабы других народов, под руководством своих отцов и дедов приступают к изучению своей родной истории.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 25 дек 2013, 02:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
РОДИНА КАЗАЧЬЕГО НАРОДА


Северный Кавказ, Приволжье, Приазовье, Дон, Донец и как ветвь его - Днепр, а также частично - Средняя Азия, являются родиной Казачьего народа.
На основании уже археологических исследований и реактивных анализов слоёв земной поверхности с её похоронениями и орудиями, коими пользовались живущие, на наших прадедовских землях, существовали люди, приблизительно 150. 000 лет тому назад, и жизнь эта продолжалась беспрерывно до наших дней. Первые люди жили в форме общинном, имели примитивные орудия и могли бороться с силами природы только сообща. Собирали съедобные корни, дикие плоды деревьев, яйца диких птиц, находили в дуплах деревьев мёд, ловили мелких животных, водившихся в громадных количествах в степях. Они уже умели добывать огонь посредничеством трения сухого дерева, на огне раскалывали кремень для изготовления орудий; на огне готовили пищу, хотя часто мясо и мозг ели в сыром виде, как например, современные, культурные французы едят мелко-порубленное конское мясо тоже в сыром виде, дающего силы организму. Древние люди, судя по погребениям, имели Веру в загробную жизнь: наличие в могилах красной охры, символизирующей огонь, через очищение которым была возможность переходить в Рай.
Жизненный опыт населения рос, развивался по мере проходивших тысячелетий.
Ледники, покрывавшие лесную полосу и север Европы, не распространялись на наши степи, и потому жизнь протекала беспрерывно. Люди строят настоящие землянки, используя для этого камень, глину, кости мамонтов, дерево, ветви и шкуры животных. Обычно круглые землянки для одной семьи. Были и большие жилища для нескольких семей.
Восемь тысяч лет тому назад, когда последние ледники отходят далеко на север, когда положение Земли несколько изменилось по отношению к Солнцу, началось таяние льдов, климат в наших краях делаются тёплым и влажным. У человека появляется уже собака, лук и стрелы из костей и кремния, - началась охота на мелкого зверя и птицу в одиночку. Появляются впервые челноки - лодки, долблёные из целого дерева. И долбили, ведь, не железным инструментом, а камнями, - раскалённым кремнем. Возникает по озёрам и рекам рыболовство. Продвигаясь по рекам люди устанавливают связь с другими племенами по воде. Начинается гончарное производство из глины: чашки, кувшины и пр., возникает ткачество, витьё верёвок.
За пять тысяч лет тому назад, начинают шлифовать камень и сверление его при помощи кремня. Жизнь племени приходит к феодальному строю общежития с выборными вождями; для них изготовляют навершие из декоративного камня для булавы, - символ власти. Кому или какому народу свойственны были булавы? Только Казачьему народу, ибо если и возникали мысли у других народов о создании символики для вождей, - то таковые появились только в бронзовый век и то были не булавы, как у казаков, а жезлы.
Четыре тысячи лет тому назад, в распоряжении людей наших краёв появляются изделия из бронзы. Каменный век заканчивается. Происходит вместе с этим интересное явление в смене всего населения Северного Кавказа и всего Причерноморья и Приазовья. Этот эпизод представляется единственным не только в нашем крае, а может быть и во всей Европе, чтобы население и культура его сразу заменилась другим.
Это стоит в связи с крупными миграционными явлениями той эпохи. Из ряда Египетских текстов, наиболее древних и памятников Передней Азии известно, что в начале четырёх тысяч лет до Р. Х., в бассейне Средиземного моря началось крупнейшее переселение народов с Запада на Восток, от берегов Атлантического моря, от гор Атласа. Египетские тексты называют эти народы: "народы моря" или "голубоглазыми варварами" или "людьми тумана". Передвигались целые племена и союзы племён со всем своим имуществом. Эти племена высаживались в Египте, но были отбиты. Высадившись же на островах архипелага и в Палестине, они заняли там ряд областей, вытеснив оттуда местное население. По имени одного из этих племён - филистимян - была названа Палестина, и из Библии мы знаем о тех бесконечных войнах, которые вели с ними Иудеи, после своего появления в Палестине.
Появление в это время в Причерноморских степях нового населения с средиземноморской культурой и связанного с Кавказом и Ираном, явилось результатом этого великого передвижения народов. До этого времени смена прогрессирующих культур происходило без крупных ломок, путём естественного эволюционного развития, а тут в течении короткого времени произошли резкие и неожиданные перемены, включительно до антропологического племенного изменения, а между тем нет сведений о том, чтобы пришлые племена уничтожили местное население, значит, оно было или фактором ассимиляции пришлых или последние ассимилировали быстро местных. Так или иначе, а произошло бескровное смешение, давшее в результате энергичный народ, распространившийся до Волги, по Дону, Донцу, Днепру.
Новая раса эпохи бронзы стала производить большое количество разнообразных бронзовых орудий, а также развитием в высшей степени скотоводства, с разведением не только мелкого, но и, главным образом, крупного скота, а также развитием земледелия, с появлением бронзовых серпов и зернотёрок. В общественной жизни население Северного Кавказа и ПриДонья придерживалось строгого патриархата, уважения старых и мудрых. Среди него был развит культ и обожение Солнца, - как прообраз Высшего Существа, создавшего Мир.
Все особенности новой культуры, по-видимому, принесены были новым населением, так как в предыдущих временах, в каменный век, этого не наблюдалось.
Бронзовые изделия степной Причерноморской полосы имеют очень своеобразный характер, чётко ограниченный этой полосой. Своеобразие этой культуры, включая сюда и культуру расписной керамики, характеризуется полной своей обособленностью, как от Средней Европе, так и, особенно, от лесной полосы на Севере.
Эта культура называлась степной бронзой, Черноморской; русские историки пытались даже назвать её "новороссийской", чтобы таким образом притянуть её к Великороссии. Но теперь эта культура называется Северо-Кавказская. Если нанести на карту места археологических находок, предметов этой культуры, то они точно определяют границы степной полосы, нигде не переходят в лесную полосу, а тем более выше, в пределах Московии, где эти изделия появляются почти на тысячу лет позже. ("Дон и Приазовье в древности" проф. М. Миллер).
Основным центром производства для всей степной полосы, на всём протяжении бронзового века, является Северный Кавказ с главным производительным центром на Кубани и второстепенным по р. Донцу, где и теперь на берегах речки Беленькой (Гундоровской станицы), впадающий через прорыв Донецкого кряжа в Донец, можно видеть развалины этого "завода", с застывшей лавой бронзы.
Северо-Кавказская бронза распространяется по степной полосе до Днепра, переходит на его правый, берег и уже в более слабом выражении, доходит до Днестра. В распространении этой бронзы по степной полосе, Донской Край играл роль пути, по которому эта бронза распространялась на Запад. Поэтому здесь, особенно на Нижнем Дону, как на передаточном этапе, мы имеем северо-кавказскую бронзу в наиболее выразительном виде. К Западу же от Днепра, проявление этой бронзы слабеет и сменяется бронзой, идущей из Закарпатья, так называемой венгерской. Проявление Карпатской бронзы к Востоку от Днепра слабеет и достигает Донца лишь в крайне редких экземплярах.
Из двух великих центров бронзовых культур - Северокавказской и Закарпатской, старшей и основной для нашего края является северокавказская.
Изделия этой бронзы проникли в Причерноморской полосе ещё в конце каменного века и господствует в степях непрерывно, на протяжении всей эпохи бронзы до появления праскифской и скифской культур, которые также приходят в степную полосу с Северного Кавказа, и благодаря этому искусству, наши предки не уничтожаются скифами и другими переселяющимися народами, ибо они нуждались в бронзовых изделиях.
Поселений эпохи бронзы на Дону очень было много. Остатки раннебронзовых поселений могут быть найдены в дальнейшем и в других местах, однако, теперь уже достаточно ясно, что население позжебронзового времени, во много раз превышает количество поселений более ранних. Это указывает на непрерывный и быстрый рост населения бронзовой эпохи, которое впозжебронзовое время заселяет уже все долины более крупных рек и морские побережья
при ознакомлении с материалами археологии Донских поселений эпохи бронзы, наблюдается их разделение на две группы, отличные одна от другой. К первой группе относятся поселения верхнего и среднего Дона и Донца, до ст. Цимлянской на Дону и Митякинской и Гундоровской на Донце. Вторая группа - в низовьях Дона и на морском побережьи; на Донце вторая группа расположена на Кундрюцком песчаном массиве; на Дону - от ст. Аксайской до моря и по берегу его. Поселения из землянок только наблюдаются для первой группы, во второй же землянки почти отсутствуют, а существовали шалаши. Первые занимались главным образом земледелием, а вторые - рыболовством. Землянки позжебронзового времени двух тиров: обычные прямоугольные, глубиной 0.5 до 1.5 метров со столбиками из камня и по линии стен. Стены из камыша или хвороста, обмазанные глиной. Крыша также из камыша. Посредине - очаг, или прямо на земле или на площадке, выложенной камнем. Были и большие до 140 кв. метров, причём каждая состояла из двух помещений - более широкого, служившего жилищем для людей, и узкое - для скота. Крыши обычно были конусные. В поселениях большое количество костей, которые принадлежали более крупному рогатому скоту; в меньшем же количестве - овцам, лошадям, свиньям.
Кости животных на нижнем Дону, приблизительно распределялись: крупного скота - 15%, овец - 35%, лошадей - 7.5%, собак - 27% и диких животных - 15.5%. Крупный рогатый скот был больших размеров, типа диких быков-туров, с золотистыми рогами, которые водились в наших степях.
Основные формы орудий ручного труда, которые существуют и до сих пор: топор, пила, долото простое и желобчатое, гвозди, тёсла, рубанки, ножи.
Земледелие этого времени было ручное, мотыжное, развивавшееся в долинах с глубоким и мягким чернозёмом. Как земледелие, так и высоко развитое рыболовство и скотоводство было вблизи воды, в долинах рек. Появляются и транспортные средства, в виде тяжёлых возов из двух, четырёх и даже шести колёсах, которые делались сплошными из двух или трёх кусков дерева. Найдены остатки ярма, из чего видно, что запрягались быки.
Уже в то время символом старшинства и власти служили булавы - древний чисто казачий бытовой символ. Более широкое распространение получают навершие для булав, часто из декоративного камня, появившиеся ещё в конце каменного века.
Булавы известны, главным образом, с Нижнего Дона и Приазовья. Кроме четырёх булав из Мариупольского могильника, известны булавы из курганных погребений у Новочеркасска, у пос. Мостовского, ст. Нижне-Чирской, возле Ростова, у пос. Хрящевского на Нижнем Донце, у ст. Голубинской на Дону и т. д.
Бассейн верхнего и среднего Дона даёт приречные долины, благоприятные для раннего земледелия, но этот бассейн состоит из небольших рек, в которых мало рыбы.
В нижнем же течении Дон представляет собой широкую многоводную реку с высокими берегами, ограничивающими широкую пойменную долину, не так уж пригодную для земледелия, покрытую озёрами, плавнями и водолюбивой растительностью. В этих поймах, в историческое время, водилось огромное количество дичи - всяких птиц и свиней.
На нижнем Дону, в особенности в его дельте, водилось громаднейшее количество рыбы, и Азовское море, по исследованиям, по биологическому богатству, занимало второе место в Мире. Это соотношение природных условий на Дону сохранилось по существу и поныне, а вместе с ним - и особенности в хозяйстве казачьего населения.
В то время, как станицы и хутора верхнего и среднего Дона, на всём протяжении своего исторического существования культивировали земледелие, население нижнего Дона и Приазовья, главным образом, занимались рыболовством, используя для земледелия лишь небольшие участки. Что же касается Северного Кавказа, то на тучных землях Кубани существовало интенсивное земледелие и скотоводство, а южнее - охота на птиц, кабанов, мамонтов, лисиц, медведей, оленей и пр.
Знаменитый языковед и археолог, академик Н. Я. Марр, - по отцу шотландец, а по матери - грузин, родившийся в Кутаисе, писал: "факт движения народов с Юга на Северный Кавказ, свидетельствует самым расположением его. Скопление племён наблюдалось у горных проходов Кавказского хребта, имеющих историческую славу".
В доступных проходах - ущельях, появились не только переселенцы, но были там, в качестве сторожей проходов племена, которые оберегали свою культуру от северных варваров. Книжные записи условны, ибо древнейшие сведения, записаны на языках, чуждых Кавказского Края. Например, Иосиф Флавий и Тацит, Каспийский проход (через Дербент) помещают в полосе нвнешней Военно-Грузинской дороги и Дарьялского ущелья.
Полиний ясно представлял, что Каспийские ворота находятся у Каспийского моря, но и он упустил из вида, что проходы определялись теми народами, которые проходили через хребет: Албанский проход, Аланский проход, Хозарский проход.
По А. Неечепа, стр. 33: "Caapi" - "Каспий" являлись народом от чистой основы "Каз-Каз", и сейчас в имени села "Kaspi - Казпи" и жел. дор. станции "Kaspi - Каспи", не есть случайное явление, а отражение большой важности и длительности исторического факта. Он свидетельствует о господстве в незапамятные времена, местности через всю Кахетию, вплоть до Каспийского моря, народа "Каз-сов", называвшихся, смотря по языку произносивших или Kas-pi или Kas`gi - Казпи или Казки. И вот этот то народ казсов или касов и является древнейшим владетелем и сторожем Кавказских ворот.
Грузины, в лице ишавов и хевцев и хевсуров, по этим путям продвинулись и оттеснили их предшественников; а те вытеснили других. Одно беспорно, что коренной слой грузинского племени, "карт`ы" с этим названием были более позднего времени.
Сейчас с "карт"-ами - грузинами этнографическое господство разделяют на перевалах "осетины", собственно "ироны", за которыми учёные поторопились закрепить название кавказских "аланов" и чечены-ингуши, сами себя называющие "Galga-Галга". Название "осетины" - осы им навязано соседями и нельзя их отождествлять с кавказскими аланами.
Во всяком случае, аланы, если и имели соперников по лингвинистической палеонтологии, то только в лице более древнего тут хозяина, именно народа "Каз-ов или Каспи-Каски". Это название народа известное и древним римлянам, называвших этот народ, как "Cossaie - Коссайя".
Таким образом, обитатели первоначального края успевали оставлять следы своего длительного пребывания, во времена доисторические. ("К истории передвижения народов с Юга на Север Кавказа" - Н. Я. Марр).
В труде: "Кавказские племенные названия" Н. Я. Марр писал: "Есть, и довольно часто полная замена одного названия другим, совершенно иного происхождения, результат переноса известного этнического названия на новый народ, внедрившийся в страну или область, издревле населённую иной народностью и связанною с её названием. Бывают случаи, когда в живой этнографической среде всплывают архаические названия первонаселенников, давно занесённые наслоениями позднейших наименований.
Всё это зависит и коренится от исторических обстоятельств. Вообще, в кипучей культурно-исторической жизни народов Кавказа имели место явления чисто исторического порядка, в зависимости от миграций и иммиграций иноплеменников, от общественного строительства в данной многоплеменной среде, от выработки национального самосознания. Иногда название народности определяется историческим кругозором окружающих его народов и племён.
Иногда пережиточный народец, в стадии прозябания, носясь по волнам скрещивающихся вокруг него или через его голову этнических течений, может получить ряд новых наименований.
И каждый тип представлен целой гаммой сродных звуков, рядом отложений исторической жизни, иногда вскрывается дифференциация основного типа-звука, по различным наречиям и говорам. Например, этнический термин древности "Каз-ар" у армян звучал "каз-ир", а в множественном числе "каз-ир+к"; иногда даже "каз-ор-ур-ер". Другой случай: от слова "казах" - каз-хи, каз-пи. От смещения народностей; "казахи", и внедрившегося народа "Саки", получилось этническое слияние: "Cossagui - Коссаки".
Таким образом, появившейся народ, со своим этническим именем "саки", получил как бы, наследственно по заселённой уже стране "каз-сов" этническое название первых её насельников "Казахов".
Нужно иметь в виду, что вся территория Кавказа, разбитая теперь разноплемённостью на три района: яфетического (средиземноморского) типа, ариоеропейского и иранского и турецкого племени (карачаевцев), населена была раньше одним и тем же народом, именовавшимся одним и тем же этническим названием.
Говоря о скоплении этнических групп на Кавказе, которые имели громадное значение для истории перерождений племенного состава населения, вне пределов, иногда далеко за пределами Кавказа, которое ещё не учтено, происходивших переселений вольных и невольных, под общим названием "рабов", академик Марр говорит: "перед нами стоит вопрос более сокровенный, более сложный и бесспорно неизмеримо большой важности: не являлась ли вся Кавказская Гео-этническая единица, вся территория Кавказа мировым источником оплодотворения племенной природы человечества?"
на какие исторические данные намекает академик? По нашему скромному предположению, в истории нашей планеты - Земли, в какой-то исторический момент Её жизни произошло некоторое перемещение внутренней центральной тяжести, отчего и получилось изменение уровня вод океана, и таким образом совершился, в пределах Средиземного моря-Кавказа "потоп", не тот "всемирный потоп", о котором писал Моисей, что вся Земля была залита "хлябью небесной", в течении 40 дней и 40 ночей, а наводнение было постепенное, заставлявшее население одних отходить на запад, к горам Атласа, а других к горам Индии. После того, как водные стихии пришли в нормальное состояние, уходившие племена стали возвращаться в свои места, под влиянием атавизма - наследия предков.
Н. Я. Марр продолжает: "Надо именно осторожно обращаться на Кавказе со значением отдельных народов, с их культурно-исторической жизнью, отнюдь нельзя отождествлять этническую историю основных племён, населявших страну издревле и выявлением поздней даты, хотя и засвидетельствованной письменными источниками господства иных народов. Но первоначально, племена с исторически-сложившимся бытом долинных жителей и на новом месте занимали низменные места, по равнинам, в бассейнах больших рек, а племена с хозяйственно-экономическим укладом жизни горцев или приморских, равно приозёрных обитателей заселяли горные страны или приморские, согласно их наследственно развитой Гео-этнической природы и её потребностям".
По этому признаку мы и видим, что предки наши казаки, касоги, а также кос-ары, адыги (черкасы) имели тяготение к широким равнинам и степям Северного Кавказа и Приазовью вообще. Что же касается таких народов, как: грузины, осетины, лезгины, чеченцы, чиги-зихи, то они предпочитали горные места.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 25 дек 2013, 22:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
О ДРЕВНЕМ ПРОИСХОЖДЕНИИ КАЗАЧЬЕГО НАРОДА


Территория на верховьях Терека и Арагвы, в древнее время называлась "Казская", отсюда и название племени "Казсак".
Французский историк Michel Delines? В своём труде: "La Russia" пишет: "Comme il setrouve dans la Caucase un territolre gui s`appelle les Cossagues". В переводе: "На Кавказе находится территория, которая называлась Казакия". (том VI, стр. 237).
византийский император Константин Багрянородный, в своём историческим труде "Администрация и управление", тоже точно указывает страну "Казахия".
Для лучшего выяснения положения Казахии, мы приводим писание венценосного автора С. И. Руденко, который в своём труде "Казаки" (антропологические очерки), изд. Академии наук СССР-Ленинград, 1927 г., сообщает:
"Русские учёные указывали на то, что русские и западно-европейцы неправильно именуют киргизами народ, который сам себя называет "Казак" и который представляет собой этническое образование, отдельное от киргизов (собственно: киргизов), известным русским и западным европейцам под именем "каракиргизов".
Необходимо отметить, что авторы: Левшин, Радлов, Тынышпаев считают слово "казак" собственным племенным (родовым) именем и потому признают излишним доискиваться его этимологии, как имени нарицательного. Получается, таким образом, совпадение со взглядом творца яфетидологической теории академика Н. Я. Марра, который выводит нарицательные имена из племенных названий.
М. Танышпаев считает допустимым исправить известное ему только по средневековым арабским известиям, приведённых в трудах Кеппена и Тизенгаузена, название города в устьях дона "Азак" в "Казак". Я касаюсь этого пункта не для спора, так как название города "Азак" (Азов) является общеизвестным и бесспорно - воспоминание хотя бы крымско-татарские ярлыки, в которых встречаются: город Азов, Азовские казаки, крепость "Азак", Азакские татары, а потому что название "Asak", как турецкое слово из группы трёх диалектов, соответствует слову "ajak" из группы (j-;) диалектов и слову "адак", со значением: нога, конец, низовье, устье реки (словарь Радлова I, 205-559), в данном случае "устье реки Дона" может быть использовано в качестве сравнения, при объяснении слова "казак".
В виду того, что бесспорная часть истории казаков, как полагает М. Тынышпаев, начинается в местностях к северу от Чёрного и Азовского морей и Кавказских гор, т. е. Как раз в районе зекающих турецких говоров эпохи Махмуда Кашгарского, то объяснение слова "казак" приобретает реальное значение. Это слово отмечено Кастреном, со значением "gezund" в переводе с немецкого "здоровый" (и за пределами турецкой семьи диалектов в языке кетском "казах". В башкирском диалекте одинаково звучит и название народа "казак" в образованное от глагольной основы "када", слово - гвоздь. В турецкой среде слово "казак" не ранее XI века, но это не ослабляет, а укрепляет издавна существующее и поныне высказываемое мнение о том, что и к турецким племенам (прибывшим позже казаков) и к украинцам и к так называемым великороссам слово "казак" и обозначаемое им социальное состояние "человека принуждённого вести жизнь искателя приключений, отделившегося от государства, племени и рода", проникли из среды коренного населения Северного Кавказа, из среды по терминологии академика Н. Я. Марра, - яфетической (занимавшей Кавказ с древних времён).
Таким образом, мы подчёркиваем, что объяснения связываются с территорией, прилегающей к Северному Кавказу и до некоторой степени объясняют происхождение имени "казак".
Говоря о результатах столкновения к северу от Кавказских гор, Кавказского или Яфетического мира с арио-европейской этнической (племенной) массой в древние времена, академик Н. Я. Марр сообщает про яфетические племена и народы севера: "они перевалили через Кавказский хребет, где до сего времени остаются пережитки или народности всё того же мира: чеченцы, со сродными племенами на Востоке и черкесы (они же кабардинцы или адыги), со сродными племенами на Западе, или имена родственные им народов, так например "Касхи" или "Косоги", сохранившиеся в названиях различных народов Северного Кавказа, в числе их и Казаки.
В следующей, по времени, работе Н. Я. Марра сообщается, что яфетическое племенное имя "Касхи", являющееся, как мы только что видели, по мнению Марра, предком слова "казак", представляет одну из форм множественного числа от имени "каз", давшее с другой приставкой множественного числа яфетическое племенное имя "каспиев".
При последнем объяснении слова "Казак", возводящем его к яфетическому племенному имени, необходимо считаться со следующими пояснениями Марра: обыкновенно этнический (племенной) термин, раз это название чужого племени, смотря по исторической роли его носителя, то обращается в социальный термин, при том - когда они, в данном народе порабощены, то слово обозначает: крестьянина, раба, бедняка, вора, грубое существо - разбойника; когда же они - носители названия для данного народа являются поработителями, то слово обозначает: свободного, дворянина, благородного и становится прилагательным".
Академик Н. Я Марр, в своих трудах: "Избранные работы", говорят: "наука доказывает, что весь Кавказ населён был народами одного происхождения или племенами смешанными с ними; если вторгались иноплеменники, то они ассимилировались". И затем продолжает: "Можно поведать, как утончённого приёма заглушения живой речи, умерщвления народной психики, опустошения страны и уничтожения населения, искавшего опасения в эмиграции, это находило и находит поддержку в умах "блестящих бандитов".
Ещё до Гомера "Кассаки" были известны грекам и писатели их утверждали: "За Пантикопеей (Керчь) обитают разные народы, отличающиеся особенным благочестием и никто из них не причиняет страдания, даже животным. Имущество их общее, нет у них рабов, управляются выборными".
Из выше сообщаемых исторических трудов: Н. Я. Марра, С. И. Руденко, Левшина, Радлова и Тынишпаева ясно и ярко обозначен корень происхождения предков Казачьего народа на Северном Кавказе. Никаких усилий псевдо-историков Московии не засыпят уже этот корень и ветви его пылью и грязью, усиленно накапливаемые ими.
Серьёзных исследований, посвящённых вопросу происхождения Казачьего народа, как самобытного явления, на протяжении почти трёх тысяч лет, политических и социальных процессов, его жизнь и духовного развития не только в литературе Московии не было, да и не могло быть по цензурным условиям рабовладельчества и шовинизма, но и в Казачьей литературе тоже этот вопрос о древности Казачьего народа проявлен был слабо.
Между тем, история Казачьего народа представляет громадный исторический интерес не только лишь для казаков, но и для других народов, как ценный опыт разрешения самим народом вековых общечеловеческих задач построения человеческой жизни на началах Свободы и равенства, при наличии бушующего вокруг Казаков вековечного рабства: азиатских, турецких, киевских эпохи Олега и особенно Святослава, и московских до сегодняшнего дня, и поэтому мы будем вести наш труд в хронологическом порядке, с которыми народами соприкасался Казачий народ на протяжении почти четырёх тысяч лет.

ДРЕВНИЙ ПЕРИОД


Средиземноморские племена, населившие Северный Кавказ, представляли собой тип человека современного: высокого роста, прекрасного сложения, статного, с красивым лицом, слегка смугловатого. Потомками этой расы и являются все Кавказские и Приазовские племена, с течением времени присвоившие различные наименования; наиболее устойчивое имя сохранилось за "казахами-казаками".
Природа щедро наградила эти народы Кавказа физической и духовной красотой: "дала им стан тонкий, казачий, да ещё черны брови, но не дала тому казаку ни счастья, ни доли...".
Нашим предкам Судьба дала один из прекрасных уголков Юго-Востока Европы: наличие трёх морей, чудные степи Дона, Кубани, Терека, свободный выход в моря, уютные гавани, леса и горы с прекрасной охотой, Кавказский хребет, как стратегический плацдарм защиты; но наши предки, на протяжении многих веков, ни на кого не нападали и между собой жили по-братски, охраняя, однако, свою независимость и Свободу, которую почитали выше своей личной жизни. Если приходили извне племена, то к ним относились по установленному культу уважения личности: "нам каждый гость дарован Богом". Когда же приходили сильные народы, то с ними входили в договорные отношения.
Но как бы не прекрасна была родная Земля, с её природными богатствами, - она оказалась для наших предков обширной Голгофой, усеяна щедро казачьими костьми и полита потоками алой крови. И, однако, несмотря на волны человеческих масс, передвигающихся кочевых народов-варваров, наши предки устояли, - не согнули свои шеи долу, гордо смотрели в глаза врагу и пронесли свою жизнь, как Вербную свечу не потушенной. На протяжении трёх тысяч лет и до настоящего времени, Слава Им! И да послужит это величие Духа наших доблестных предков воодушевляющей патриотической силой для наших потомков духовно бессмертного Казачьего народа!
Как уже говорилось выше, предки Кавказских народов создали производственный центр медных изделий. Для этой цели требовалась оседлая жизнь. Кто же этим жизненно-необходимым делом занимался, снабжая народонаселение по всему Кавказу и по степной полосе от Волги до Днепра? На этот вопрос, кроме местных жителей, никто не ответит правдиво, особенно историки Московии, коим важно скрыть Истину в своих империалистических вожделениях. И даже наш Донец - профессор М. Миллер, труды которого очень ценны, в описании культур переселяющихся народов иранских, азиатских, а также сводки археологических современных учёных, и тот умолчал, сказавши лишь о "Киммерийской культуре". Но, ведь, Киммерийцы пришли на Северный Кавказ только три тысячи лет тому назад, когда бронзовая культура уже была доведена до пределов своего совершенства. Когда же киммерийцам было заниматься кузнечным делом, которого они, будучи кочевниками, не знали. Ведь для фабричного производства необходим вековой опыт. А нам известно из Библии, что Киммерийцы, не успев как следует расседлать коней для отдыха, прихватив часть кассаков, ринулись в поход на Египет; перепугали всех иудейских пророков, осведомляющих свой народ, что "киммеры-гомеры, кони коих, как буря, а стрелы летят, как тучи пчёл". И, в добавок, киммерийцы владычествовали в Приазовье только 200 лет, - на смену им в VII столетии до Р. Х. Пришли скифы, иранского племени, из-за Волги и увлекли их в поход на Северный Иран и Малую Азию, где Скифы господствовали 28 лет, с чем повествует Геродот "отец истории", говоря, что, часть киммерийцев, вытесненная скифами, переселилась в Азию, а часть укрылась в горах Крыма, под именем "Тавры", давши своё имя Таврическому полуострову. Геродот также говорит о народе "Саки". Они по каким то обстоятельствам были оттеснены от южной оконечности Кавказа и продвинулись в среднюю Азию до Памира, но затем всё же водворились на Северном Кавказе, соединившись с родственным народом "Казахи". Саки - происхождения были средиземноморского, но не тюрского.
Первое известие о жизни скифов относится к XIV веку до Р. Х., когда Египетский фараон Сезострис в своём сокрушительном движении по Малой Азии покорил скифов. О скифах в IX веке до Р. Х. Говорил знаменитый греческий поэт Гомер, в "Иллиаде", помещая их в долине р. Евфрата. В VIII веке произошло перемещение их с Запада на Восток, подальше от Египта и сильной, в ту пору, Ассирии, до р. р. Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. В VIII веке до Р. Х. Потревоженные "Саки" прибыли на Северный Кавказ, смешались с Казахами, под именем Коссаков. В 650 году до Р. Х. Скифы, обойдя Каспий с Севера, напали на Киммерийцев и продвинулись до пределов Мидии и Ассирии, но потерв здесь своих вождей, побитых предательски на пиру мидийского царя Киаксафа, отхлынули на Север, в Черноморские степи.
Геродот описывает ритуал погребения царских скифов. Вырывалось квадратное углубление. Труп бальзамировался, покрывался воском. Провозили труп по кочевьям подвластных, чтобы они могли попрощаться с умершим. Царя погребали в склепе из балок, поверх насыпали курган до 20 метров высоты. В могиле оставляли вещи умершего и даже прекрасные вазы из золота, изящно изготовленные греческими мастерами, с изображением из жизни скифов. Хоронили также одну из любимых жён, предварительно задушив её, несколько рабов и коня. Скифы исповедывали многобожие. Особенно почитали Весту - мать Вселенной. Затем Зевса и Землю - жену его. Полубогом считали Геркулеса - якобы родоначальника царских скифов.
Храм строился из фешин (хворост) уступами, чтобы можно было всходить на вершину. Там, по средине жертвенника, устанавливался меч - символ бога Ареса. В жертву ему было приносимы: кони, быки, овцы, а иногда и человеческая кровь, взятая от пленников.
Геродот записал и легенду. Когда Геркулес прогонял быков Гериона, в южных степях, то встретился в пещере с девой-змеёй. У девы родилось три сына. Продолжая свой путь, Геркулес оставил сыновьям лук и пояс с золотой чащей и своё завещание: тот будет обладателем пояса и господином страны, кто сумеет натянуть лук. Сильнейшим оказался младший из трёх сыновей, по имени Скиф. От него и произошёл род Скифов.
Скифы были прекрасными наездниками. Конь играл в их жизни громадную роль. Кроме быстрых передвижений, он был и предметом спортивных удовольствий. Выучка коня на высоком уровне: брать барьеры, препятствия, быстрые повороты и, как синтез, на скаку ложиться, чтобы поднять с земли раненого. Этот последний метод, по видимому, скифы переняли у касаков-казаков, который и остался до наших дней.
Скифы занимались скотоводством, коневодством, охотой, рыболовством и земледелием: сеяли коноплю и выделывали ткани для одежды.
По пути следования скифы разрушили и разграбили крепость и город Тайшебаини, крупнейший административный центр царства Урарту (Армения).
В стенах крепости, на горе Кармир-Блур, было обнаружено археологом Б. Пиотровским много "скифских" бронзовых стрел, а также по пути завоевания до самого Египта. Такие же стрелы находятся и в наших степях. Как видим, бронзовые стрелы уже назывались не "киммерийские", а "скифские", и имя производителей предков Северного Кавказа искусственно снято, а Московские историки даже бронзовый век старались назвать "новороссийским", и в ту эпоху, когда о московитах ("русских") никто не знал и о вибрионах этого народа даже не предполагал.
По этому поводу профессор М. Миллер пишет: "Что касается вопроса об окончании бронзового века на Дону и во всей степной полосе, то на это имеется много указаний, что эта культура продолжает существовать долгое время и в скифское время и позже". (часть 1-я).
а в книге (ч. 2) он пишет: "Во всё время господства киммерийцев, по традиции бронзового века, все бронзовые изделия шли у ним из старокавказского производственного центра".
После возвращения в Причерноморские степи, скифы утвердили своё господство. Но, помимо скифов, в степной и на границе лесостепной полосы жили и другие племена, особенно же потомки индоевропейцев, пришедших сюда с началом бронзового века. Геродот перечисляет их и утверждает, что они говорили на своих языках.
Наиболее известные памятники скифской культуры - громадные царские курганы с предметами, получившими мировую известность. Погребения находились в подкурганных ямах с деревянным покрытием. Над ними находился полог, расшитый золотыми бляшками. Много оружия: панцири, наконечники стрел, дротиков, копий, мечи с рукояткой, украшенной золотом, бронзовые и серебряные бляхи конского убора, бронзовые котлы, остатки деревянной посуды, скованных золотом, глиняная посуда.
С началом бронзового века возникает первое торговое поселение в дельте Дона, в трёх верстах севернее нынешней станицы Елисаветинской. Население занимается главным образом скотоводством и земледелием. В начале VI века до Р. Х., сюда начинают приезжать греческие купцы и развивают меновую торговлю. Население было большое. Приезжают также и вожди скифов с их ордами для торговли с греками. Поселение обносится валами и каменными стенами и делается настоящим укреплённым городом.
Как видим, поселение сооружено местным населением, но в истории развития этого города, - это поселение не названо по имени - вольно или невольно, так же не назван и город, - всё это скрыто, но над этим стоит вывеска: "Скифская культура".
В III столетии до Р. Х., русло Дона меняет своё направление в сторону Мёртвого Донца. Пристань города заносится илом. Постепенно, как торговый город теряет своё значение. По Дону возникает ряд поселений торгового характера. По берегу Местийского озера (Азовское море), как писал К. Птоломей, расположены поселения: Новая крепость, город Ливан, Акра, Кремны, Роща, Рыбная Ловля, Игрен и Карня, западнее устья Танаиса (Дон).
Восточная сторона Азовского моря по р. р. Ее и Бейсугу тоже заселена. Греческие изделия в бассейне р. Танаиса (Дона) стали проникать уже с начала VII века до Р. Х.
В исторических хрониках говорится о том, что в конце VIII столетия до Р. Х., колонии по Чёрному и Азовскому морям, основаны только греками. Это - не так. Греки пришли уже на готовое, увеличив лишь число колоний и укрепив их при помощи местного населения.
Торговые фактории местного населенияя Северного Кавказа уже были до прихода Киммерийцев: Пандекопия, Фанагория, Тома, Георгиния, Анапа, древний Азак в устье Дона, в общем числе 19 факторий.
Страбон также подтверждает населённость указанных местностей и говорит: "на всём этом пространстве живут меоты, иными словами он назвал жителей по имени Меотийского озера (Азовское), не объясняя этническое происхождение их. А по исследовании выше сказанного ясно, что здесь жили те же северо-кавказские народы: касоги, касары, кассаки, адегеи (черкасы).
Геродот, посетивший Скифию, описывает в своей 4-й книге, жизнь их кочевую на повозках, не касаясь их военной организации. Этот пробел восполняет французский историк М. Лесюр (т. 1, стр. 100 - "История казаков"), говоря: "Во времена Скифии, князь де Бюат заметил, что в скифской армии была орда или племя "Коссагеров" - "kotragerrov" - Приставка "геров", - означает слово "gerte" - войско - война, и что эта орда руководствуется тактикой казаков, и вся организация их была построена по казачьему образцу.
Этот же историк, знаток Казачьей Истории, описывая путешествие скифского царевича Анашарсиса в Грецию, говорит со слов этого царевича, что когда он прибыл в Пантекопею на палубу корабля, то богатые греки обратились к нему поменяться одеждами: их долгополыми хитонами на "казакийку" царевича и приведена картина: на палубе стоит Анашарсис в обществе греков, одетый в казачью одежду: короткая куртка,шаровары, сапоги, стянутые спереди ремнями.
В VI столетии, на смену скифам приходят последние иранские кочевники-сарматы. Они сперва поселяются в Приволжье, занимаясь скотоводством и частично рыболовством и земледелием. Затем, усилившись количественно и качественно, за счёт местного населения касаков, касагов, они занимают и Дон, сооружая на правом высоком берегу его укреплённые поселения, уже с античной культурой. Наибольшее поселение получило название города Танаиса, блтз устья Дона. Танаис превращается в крупный торговый город, подчинённый, однако, Боспорскому царству, основанному на месте Пантикопеи (Керчь). Город Танаис возникает в III столетии до Р. Х., у пос. Недвиговки, на берегу Мёртвого Донца. Долгое время археологи не могли найти пребывания этого знаменитого города. Первым подал мысль о его местонахождении Смотритель Новочеркасского музея Х. И. Попов, подтверждённую впоследствии археологами.
Общая площадь акрополя - города занимала 43.746 кв. метров.
Стефан Византийский пишет: "Как говорит Александр Пилигастор: при впадении Танаиса в Меотийское озеро, основан эллинский город Танаис. Граждане города - "танаиты". Стробон: "уреки и моря находится одноимённый с рекой город Танаис, - колония эллинов, под владением Боспора, недавно разграбил его царь Полимон за неповиновение. Город был общим местом торговли для азиатских и европейских купцов, так и для плывущих морем из Боспора (Чёрное море). Одни везут рабов, шкуры и всякие предметы от кочевников, а другие: одежду, вино и всё прочее, свойственное культурному образу жизни. К танаитам и местам относятся и аспургиане, обитающие между Фанагорией и Георгинией (Черноморское побережье Таманского полуострова до города Анапы). Взятый в плен царь Полимон был убит аспургианами и город Танаис был вновь восстановлен".
Жители нижнего Дона назывались античными историками "танаитами", по названию реки Танаис. Но, если Танаис впоследствии был назван Доном, то отсюда логически вывод, что жители его были "Донцы" и никто более другой, так как всё Приазовье называлось в древности страной "Касак", то есть "Казак".
В городе были храмы или жертвенники Зевса, Афродиты и божества реки Танаиса.
Свободорождённая молодёжь группировалась в религиозных братствах, в которых складывались представления о едином высшем Божестве: этим божеством являлся Зевс.
Мы остановимся на культе обожествления реки Танаиса-Дона. Чьи сердца были полны чувствами обожествления родной реки? Греки? - так, у них был родной Боспор! И если иереи, как например, упоминаемый в истории Зенон с причтом и совершали божественное служение, то только из благодарности Богу Зевсу, что он послал грекам "золотое дно", и для снабжения Греции всем необходимым, особенно хлебом, который вывозился в громадных количествах.
Сарматам, временно владычествовавшим, пришедшим от родной реки Ефрата, будучи остатками мидян, скорее всего вспоминали, как их деды, под командой мидийского царя Киаксара, разгромили великий город Ниневию (в районе современного Мосула - древней столицы Ассирии, в 606 году до Р. Х.). Вспоминали о своей столице Мидии-Акбатане (Хамадон). Могли ли сарматы обожествлять искренно чужую реку, случайно попавшуюся им на своём пути? Их, безусловно, тешило лишь сознание своего господства над этой чудеснейшей рекой, дающей им богатства через торговлю с внешним миром.
Радовались, обожествляли лишь родную реку Дон, воспевали Её вдохновенными песнями, благодарили Создателя Мира за то, что они - дети этой благословенной реки, которая питает их физически и даёт силы для защиты родной святой реки, временами увеличивая широкие Её волны своими горючими слезами женщин и детей!
Казаки! И эти чувства на протяжении трёх тысяч лет таились и таятся в сердцах великих предков и их потомков Донских казаков. Ведь сколько потоков слез и крови из родной реки влилось в Азовское и Чёрное моря, взывая к Небесам?
Вот этой то свободной мысли, к сожалению, не оказалось у нашего Донца, профессора М. Миллера, так прекрасно изложившего сводку всех археологов о культуре проходивших народов, о своём родном Казачьем народе умолчал... и суммарно говорит: "конечно, название жителей Танаиса и связанных с ним поселений в танаисских инскрипциях и у античных историков "танаитами, является определением не этническим, а политическим. Установить же принадлежность танаитов к какому-либо определённому сарматскому племени, нет возможности: погребения встречаются всех типов. Никакая гипотеза по этому вопросу пока не может быть достаточно обоснована".
Русский профессор В. Сичинский считает, что Танаис был населён "роксалянами" и, приводя известное изображение воина Трифона, на коне с пикой, найденное в развалинах города, даёт под ним надпись: "роксолянский конник".
Конечно, русский профессор, роясь в истории и земле, чуждой территории, не принадлежавшей исстари Московии (так называемой "Великороссии"), не станет доискиваться Истины о древних Танаитах - предках Донцов, - он даже уклонился сказать о сарматах, а выдвинул фальшивую гипотезу, что изображение Трифона - есть изоражение роксолянского конника.
Какова же цель этого "учёного"? Она расшифровывается тем же профессором М. Миллером (стр. 145, ч. 1): "Ещё в половине XVIII века горячий русский патриот М. Ломоносов выдвинул гипотезу о происхождении русского народа от "роксолян". Гипотезаэта была построена только на созвучии "рокс" и "рос", поэтому исторической наукой не была принята и забыта в продолжении 100 лет.
В конце XIX века другой "русский патриот", историк Д. И. Иловайский пытался воскресить гипотезу Ломоносова, но и на этот раз "роксолянская" гипотеза не была принята.
В недавнее время, в СССР в связи с усилившимся русским патриотизмом, усиленно насаждаемым, русский коммунистический археолог С. Толстов снова выдвинул, давно отвергнутую и забытую гипотезу.
Конечно, в условиях СССР, выступать против любой патриотической гипотезы, как бы она не было необоснованной, совершенно невозможно. Роксолянская гипотеза всегда выдвигалась не с научной, а с политической позиции и построенной лишь на созвучии "рокс" и "рос".
Никогда и нигде искажение истории, под влиянием политического заказа, не принимало такого крайнего и совершенно открытого характера, как в русско-коммунистической историографии, в результате чего исторические науки в коммунистической России (СССР) приобрели антинаучный характер примитивной пропаганды.
Относительно Ломоносова и Иловайского необходимо сказать, что они то абсолютно не "русского" происхождения: первый - помор, а второй - казак. Они просто продали свои перья в пользу династии так называемых "Романовых"-Кобылы, а фактически немцев.
Профессор М. Миллер, принимавший участие в раскопках Танаиса и издавший в своём труде даже план города, говорит: "если диагональные погребения нужно признать "роксолянскими", то мне неизвестно ни одного погребения роксолян из могильников Танаиса. Следовательно, из области Дона роксолян придётся исключать: их там не было. Диагональные погребения роксолян найдены лишь на левобережье р. Днепра".
Таким образом, фальшивая гипотеза Ломоносова, Иловайского и Сичинского, пытавшихся роксолян пристегнуть к империализму Московии, потерпела полное поражение.
Конец города Танаиса был трагичен: в 375 году н. э., он был разграблен, разрушен до основания ураганной ордой - гуннов, пришедших из-за Волги от Средне- Азиатских пределов. Так, Танаис, со своей историей, оседлой жизнью, обширной торговлей и высшей культурой, погиб навсегда, и наступило долгое смутное время - передвижение тюрско-монгольских орд.
Иранские племена: киммерийцев (киммеры, гимеры, гомеры), скифов (называющих себя сколотами), сарматов - конные скотоводы, подчинили себе местное земледельческое население, но сами передвигались, боролись между собой, совершали далёкие грабительские походы и затем исчезли с исторической арены. Местные же индо-европейские и средиземноморские, яфетические племена оставались на месте и после великого переселения народов. В VI веке н. э. Создали свою культуру; к IX веку создаётся на Висле, Десне, Днепре и Днестре - славянская культура, но не "русская".
Страбон о богатстве кочевых сарматов писал: "богатые сарматские погребения известны также на Кубани, а особенно на Дону. Таких богатых погребений нет нигде, по всей громадной области, от Аральского моря, до Днестра". Он также говорит о местном населении: "за ними (местами) следуют кочевники, живущие между Меотидою (Азовское море) и Каспийским морем. А верхние "Аорсы" (танаиты-касаки) владели обширной страной над большою частью Каспийского побережья и торговали даже индейскими и Вавилонскими изделиями, получая их от армян и персов и перевозя их на верблюдах. Благодаря богатству, они и сарматы носили золотые украшения. Сарматы ещё не имели чисто государственных образований, но они группировались в мощные союзы; во главе союзов стояли вожди. Был в общем феодальный строй и некоторое расслоение на богатых и бедных. Верхушка сарматского общества имела частную собственность и даже рабов, но в ограниченном количестве, - повидимому, демократические начала влияли в общественной жизни. Знатные роды имели знаки - тагмы. Власть вождей была ограничена господствующей верхушкой и не имела того характера диктатуры, каковая существовала у скифских царей. Большое влияние на сарматское общество имели воинственные сарматские женщины: они имели полное равенство с мужчинами, не только в обычное время, но и во время войны. Девочки наравне с мальчиками воспитывались в духе воинской доблести. С самого малолетства девочки стремились к конским состязаниям, и каждая девушки не выходила замуж до той поры, пока в её трофеях не окажется трёх голов врагов народа. Сарматские женщины, судя по современным археологическим радиоактивным анализам, отличались античной красотой и изяществом. Некоторые женщины, в своей общественной жизни, достигали до ступеней вождя народа. Так, в Новочеркасском музее хранятся украшения такого вождя-женщины.
Золотая диадема, украшенная крупными жемчугами; в центре диадемы красивый женский бюст с гранатом на голове.
Пузырёк, в форме цилиндра, из цельного агата; передняя и задняя части сделаны из золота.
Резной золотой флакон для духов; на верхней поверхности изображение барса и орла, терзающих оленя.
Украшения круглой формы из чистого золота.
Два браслета золотых, две золотых коробочки, большое количество золотых нашивных бляшек, длинная золотая пластинка с цепочкой, два золотых кубка, на одном - ручка формы оленя.
В общем, по богатству сармато-аланских погребений Дон занимает первое место.
Под влиянием могущественной греко-римской культуры, у сарматов, особенно в аланское время, возникает письменность. Одежда у сарматов, как и у Кавказских народов, была: куртка извяленой кожи и штаны; на голове шапка из войлока; на ногах полусапожки. Воины носили чешуйчатые панцыри, перетянутые поясом; к последнему прикреплялся меч, с левой стороны, кинжал по-средине, точильный брус - с правой стороны.
Для защиты имелся круглый щит, для боя, также как и у римской кавалерии. Имели они также тяжёлые пики, лук и аркан, как и у казаков древнего периода. Сарматы были среднего роста, плотного сложения, с маленькими кистями рук, орлиным носом, невысоким лбом и плоским затылком. В общем - тип северо-иранский, в отличие от Кавказских племён средиземноморско-яфетических. Лицо, как женщин, так и у мужчин подкрашивалось.
Чудовищный и страшный вид сарматской знати и воинов придавали искусственные, с малолетства деформированные черепа. Всё это, по видимому, делалось с целью устрашения врагов своим свирепым видом. Деформирование черепов впоследствии привелось готам.
По линии северного побережья Чёрного и Азовского морей, на протяжении 2.500 лет до Р. Х., происходит активное соприкосновение варварства и цивилизации, и в результате - обмен сырья от варваров и фабрикаты от античных народов. Античная торговля в Приазовье была греко-скифская от VII до II в.в. до Р. Х., и греко-римско-сарматская от I в. до Р. Х. До IV в. после Р. Х.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 26 дек 2013, 17:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
БОСПОРСКОЕ ЦАРСТВО


Профессор-востоковед В. В. Григорьев, в труде "Россия и Азия", в 1876 г. писал: "Побережье Чёрного моря, усеянное некогда цветущими греческими городами, которые давно уже обратились в безобразные кучи мусора, представляет множество материальных памятников исторических и археологических, но историческая литература о древностях мала. Не видим мы, например, чтобы выяснены были особенности греческой жизни, развивавшейся на берегах "Киммерийского Боспора" в политическом, религиозном, общественном отношениях, в искусстве.
К каким племенам человечества принадлежало туземное население Прибоспорского Края, кто были эти знаменитые Скифы и другие им родственные народы. В какой мере было воздействие греческой цивилизации на господствовавших "варваров". Все эти вопросы абсолютно не разрешены русской исторической наукой. Полного повествования о судьбах Боспорского царства не находим ни у одного из древних писателей (потому что в своём шовинизме "русские" и не старались находить. Прим. Автора).
Некоторые сведения за период 480 по 284 г. г. до Р. Х., доставляет один Диодор Сицилийский и сказания Страбона. Затем, с 284 г., в эпоху Митридата-Великого нет ни одной строки".
Так русский профессор, не потерявший совесть, характеризует невежественную, с научной точки зрения, историю московитов.
В период могущества Боспора, ему подчинялись: Кафа (Феодосия), Херсонес, а на Таманском полуострове - Фанагория, Георгиния, гавань-синдов, на берегах Азовского моря - Танаис.
Окружавшие Боспорские владения были народы Северного Кавказа и Приазовья: меоты, танаиты, сарматы, роксоляне. Столицей Боспорского царства была Пантикапея, на месте нынешней Керчи, основанная около половины VI в. до Р. Х. Имя "Боспор" принадлежало нынешнему Керченскому проливу.
Страбон говорит, что столицей, в его время, была на европейском берегу Пантикапея, а на Азиатском - Фанагория.
Первыми царями были Археанитиды; им наследовал Спартак. Он был не из эллинов, а из "варваров". Затем, Селевк, Сатир, друг Афинянам, Левкой, знаменитый мудростью, добродетелями и подвигами. Он владел Феодосией, разбил флот Ираклийцев, - об этом говорит Демосфен, Страбон и Полиэн.
Страбон, упоминая о походах Митридата против Скифов 112-94 г. г. до Р. Х., говорит о том, что он разбил предводителя Роксолян Тасия, обитавших между Доном и Днепром, с 50 000 войска, приходившего на помощь к сыну скифского царя Скилура-Паляку. Царя Полимона, разрушившего Танаис и убитого меотами, заменила на престоле жена его Пифодариса, женщина, как говорит Страбон, разумная и в делах правления искусная.
Во время боспорского царя Сатира (484-398) афинские купцы взамен своих фабрикатов вывозили: сырьё, рабов и главным образом хлеб в больших количествах, которых хватало не только на пропитание всей Греции, но даже излишки продавались на сторону.
Со времени войн Римского Помпея с Митридатами, Римское государство приходит в непосредственное сопрокосновение с Причерноморьем и Боспором. Помпей даёт Фарнаку-сыну Митридата-предавшего отца, титул "друга и союзника Римского престола" и сажает его на Боспорский трон, после самоубийства Митридата-Эвпатора Великого.
Во времена Октавиана протекторат Рима на Боспорское царство устанавливается с режимом: везде римские гарнизоны; в Херсонской бухте - римский флот.
В первой половине III столетия до Р. Х. На Черноморье надвигаются с Днепра Готы. Они разрушают Тиру и Ольвию, занимают Крым и Тамань и устанавливают своё господство. Рим выводит свои гарнизоны и флот. Происходит в общем кризис Римского рабовладельческого государства, в результате германских нападений. Боспорское царство падает. Торговля Танаиса, Фанагории, Пантикопеи уменьшается. Готы производят морские походы на берега Малой Азии.
С конца II столетия до Р. Х. В сарматской агрессии против скифов, почти поголовно уничтоженных, начинают играть ведущую роль племенные объединения росколян, пришедших из Закавказья. Сперва они сосредоточились в степях от правого Дона до Днепра, а родственные им "языги", заняли территорию к Западу от Днепра. Скифы совершенно исчезают. Современный археолог Смирнов считает, что союз роксолян занимал область Северского Донца и отсюда роксоляне, вместе с языгами, делали далёкие грабительские набеги на Дунай и Крым.
В середине I столетия н. э., часть роксолян передвинулась за Днепр и вместе с языгами вторглась в Мезию - владения Рима. Одетая в панцири, конница их не могла развить стремительную атаку против римских легионов, по случаю выпавшего большого снега. Роксоляне потерпели поражение, о чём повествовал римский историк Тацит.
Во II столетии они доходили до Дакии. А в 447 г., под предводительством Одсакра, в составе других причерноморских племён, захватили Рим и владели им одиннадцать лет. Как самого Одоакра, так и часть его армии считали истинными казаками, и на основании этого велась дипломатическая переписка со Шведским Правительством об образовании самостоятельного Казачьего государства.
Как известно, северо-иранские племена: киммерийцев, скифов, сарматов формировались в области Хорезмы (Хива и Бухара) и уже сформированными приходили в Приволжские и Причерноморские Края. Все эти племена были конные кочевники и хотя они и не разоряли в корне культуру местного населения: танаитов, меотов, косогов, косаров и вообще племён Северного Кавказа, но до известной степени ущемляли их национальное достоинство, пользовались их произведениями, созданными с начала бронзового века. Жили, так сказать, на теле тружеников, как паразиты: богатели, украшали себя золотом, греческими тканями и предметами культурной жизни, за счёт выколачиваемого хлеба, добытого потом наших многотерпеливых предков, о которых так мало говорили историки, а московиты ("русские") даже не упоминали.
Вина лежит также и на казачьих исследователях. По примеру античных историков, наши, как бы щеголяют знаниями паразитарных передвигающихся народов, а в свою родную историю не постарались углубиться, чтобы найти в глубинах веков источники происхождения Казачьего народа.

АЛАНЫ


Появляются в степях Подонья, Приазовья и Северного Кавказа в I столетии до Р. Х. Аланы. Это было одно из передовых прогрессивных сарматских племён. Однако, они пришли на Дон не с Востока, а с Северо-Запада, от Скандинавии, по видимому, во второй раз. Аланы считали себя племенем благородным и посколько возможно избегали смешения в браках с другими племенами. Они скифами не были, а были родственны Готам. Говорили они на германском наречии Историк Аммиан Мерцелина о них говорит: "все Аланы высокого роста, люди сильные, по цвету волос - шатены, суровость взгляда вселяет страх. О хатах они не заботятся, а также о плуге, - живут на мясе и молоке. Жилища на повозках, прикрытых шалашом. Аланы рады всякой опасности и войне: тот счастлив, кто погиб в бою. Кожа с головы убитого врага - почётный трофей. Молодёжь вырастает естественными всадниками. Побеждая соседей, включают их в свою нацию. Религиозный ритуал - воткнутый в землю меч; это - символ бога войны. В погребениях их видно экономическое равенство. Воплотив в свою сферу Аорсов (танаитов) на Дону, они делают набеги на Персов, Армян и Римлян.
Торговые пути их лежали через Албанию (нынешний Азербайджан) и Сакасену (страна каксаков). Поэтому среди них оказались племена Касаков. Современные археологи племя "саков" рассматривают не принадлежащим скифам, а это - тип средиземноморский, без всякой монголовидности. Не нужно быть очень зорким, чтобы заметить, что Касак, Кайсак и Коссак получились из основных имён "Каз! (академик Н. Я. Марра) и "Саки" тоже древнего премени, и постепенное слияние этих имён: Касаки, Казахи в имя Казаки.
Великое переселение народов уничтожило почти все города античного мира на Дону, в Приазовье и на Кубани волной гуннов. Аланы, по своей врождённой воинственности, дали бой Атилле, но потеряв своего вождя, понесли поражение и были сбиты со всех центров своего пребывания. Часть их отошла на Северский Донец и по правую сторону Дона, при впадении в него р. Тихой Сосны; часть отхлынула к Кавказским горам, где и ассимилировались с осетинами, давши им, однако, свой язык с примесью слов арабских и грузинских.
Те и другие Аланы переходят к оседлой жизни. Единственная маленькая группа Алан уцелела и существовала ещё в XII веке, что видно из летописи: "Ярополк (сын Владимира Мономаха) ходи на Половецкую Землю к реце, зовемой Дон и ту взя полон много и три города взя половецкие: Галин, Сугров и Чешуев и приведе с собой Ясы (аланы) и жену полони Ясыню".
Алане были христиане и поэтому они не оказали сопротивления Ярополку - "христианину", но этот "христианин", по врождённой всем Рюриковичам жажде наживы, всё же ограбили благородных алан и произвёл насилие над прекрасной аланкой "полонив" её.
После X века памятники Алан вообще исчезли, как исчезли следы и сарматов, ушедших на Запад. Обычно историки утверждают, что Атилла превратил Приазовье в пустыню. Однако, известно, что он, уходя на Запад, оставил для управления своего сына Эллака.
Отсюда, "пустыня" Атиллы и "Дикое поле" Батые - не значит отсутствие населения и перерыв в процессе исторического развития. В области Дона и Северного Кавказа жизнь продолжалась всё время и непрерывно с древних времён, о чём утверждает профессор М. Миллер, давший сводку почти всех работ археологов бывших и современных.

БОЛГАРЫ


Греко-римские историки выводят народ болгар из племенных азиатских союзов Дальнего Востока: кутургуров, утургуров и оногуров. Они появились в наших степях в конце III и начале IV века, из-за Урала. В 482 г. Византийский император Зенон пригласил их на помощь против Готов. А в 487 году Готский император Теодорих, перед походом в Италию, встретил болгар в Мезии и разбил их. Впоследствии болгары делают нападение на Византию, кочуя своими массами между Дунаем и Доном. Большая часть болгар, под напором Хазар, переселились, под начальством Асперуха, на Дунай. Они, по договору с Византийским императором Константином IV , в 679 году переходят на правый берег Дуная и основывают государство Болгарию, со столицей в Абоба-Плиска на Дунае. А так как болгары были малочисленны и по культуре ниже славян, то они очень быстро совершенно ассимилировались среди славян, приняв и их язык.

СРЕДНИЕ ВЕКА
(от 4-го столетия)
ХАЗАРЫ



Самое древнейшее известие о Хазарах находится в летописях грузинских "В хронике Вахтанга", где говорится, что в 2302 году по сотворению Мира, вторгнувшиеся в теснины Дербента и Дариеля, они опустошили Грузию и Армению.
Достоверные сведения с хазарами находятся в летописях армянского историка Моисея Хоренского: "В последнее царствование Валарсака Хазарские и Безелийские народы ворвались в ворота Зурские (при Каспии), под предводительством царя Венасепа-Сургака и проникли даже за реку Куру, в 198 году н. э., но были встречены войском Валарсака и были разбиты, но в последующем сражении "у ворот" Валарсан был убит. Сын его Хозрой вторгся в землю Хазар и победил их, взяв в заложники по одному человеку со ста. В 310 г. н. э., в царствование Тиридата, хазары вторглись в Армению, но снова были отбиты.
Стремление на Юг, из диких степей к прекрасному климату, изобилию произведений природы, образованности, было постоянством истории хазар.
В 375 году нахлынули ужасные гунны и заставили хазар отойти к Кавказским горам. Освободившись от ига гуннов, могущество хазар начало быстро увеличиваться и владения их простирались на Юг до р. Аракса. Дальнейшее продвижение было остановлено Персидским государем Кабад-династии Сассанидов. На границе земли Ширван, он построил огромный вал с 300 башнями, а сын его Пуширван-Справедливый - крепость Дербент. Но в 626 году хазары всё же прорвались через вал в Персию и подвергли её ограблению, имея на своей стороне союз с императором Византии Гераклием.
Но, в это время, в Аравии совершился великий переворот. Воспламенённые фанатизмом Аравитяне, готовы были, во славу своего пророка, завоевать целый мир; оружие их гремело повсюду. Хабиб-Ибн-Муслиме, полководец Османа, на берегах Ефрата разбил соединённые войска Аланов, Абхазов и Хазар, овладев Тмфлисом. Другой полководец, перейдя через Дербент, при Беленджере, атаковал хазар, но был убит и с ним погибло свыше 4 000 мусульман в 651 году н. э. После этого настают чуть ли не постоянные кровопролитные сражения, на протяжении 80 лет. Мусульмане стремились к захвату Земель и народов по ту сторону Кавказа, а хазары, защищая своё, желали захватить Армению.
В 730 году Хазары прошли Дербент и вторглись в Азербейджан и разбили мусульман; предводитель их Джаррах был убит. Хазары опустошили Азербейджан, взяли Ардебил, и разъезды их появились в окрестностях Мосула. Но, вскоре войско халифа Гешема, пользуясь тем, что хазары распространились отдельными отрядами, стало разбивать их по частям, принудив хазар отступить поспешно.
Гешам поселил в Дербенте 14 000 Сирийцев.
В 764-799 г. г. хазары делали набег на Армению. Но знаменитый Гарун-Эр-Рашид заставил хазар отказаться от своей цели - захвата Армении. Так кончилась борьба двух народов Европы и Азии.
Тогда хазары обратили своё оружие на своих соседей с Запада и Севера. В 642-668 г. г. - царствование императора греков Константина II, они изгнали с Черноморья болгар, овладели частью Тавриды, наложили дань на славян, полян, северян, радимичей и вятичей. На Днепре хазары основали город Киев, посадив наместником Кия, по имени которого и был назван город.
Владения хазар были от Каспийского моря до берегов Днестра, и от Чёрного моря до берегов Оки и Камы до Волги. Византийские императоры всячески заискивали перед хазарами. Так, например, Юстиниан-Риногимат в 708 году женился на дочери Хакана Феофании, а в 732 году Констинтин Копроним - на дочери государя хазарского, славной в Византийских летописях Ирене.
В 786-809 г. г., в царствование Гарун-Эр-Рашида, евреи, притесняемые в Греции, удалились к хазарам и, видя простоту этого народа, предложили свою веру. И хазары, находя её лучше собственной веры, приняли её ( историк Ибн-Эль-Эсир Джезери).
Дикая храбрость, доселе поддерживавшаяся исламизмом, исчезла и хазары утратили свой воинственный дух и с IX столетия могущество их стало ослабевать. С Востока начали напирать дикие печенеги и другие тюркские народы, а с Северо-Запада Варяжские князья Днепровские. Набеги Печенегов заставили их в 834 году построить на берегу Дона крепость, при поддержке императора Феофила, который нарядил целый флот с материалом и послал своего шурина инженера Петрону во главе этой строительной экспедиции. Крепость была названа "Саркел".
В 860 году часть хазар приняли христианство.
Этническое племя хазар исторической наукой ещё не установлено, - принадлежали ли они к тюркским племенам или смешались с иранскими племенами. Что же касается другого их названия "Казар", то оно расшифровывается чисто лингвинистически , а именно: после завоевания Боспорского царства римлянами, включая и всё Приазовье, эти владения считались провинцией Кесаря-Цезаря римского, и монеты для оккупированной зоны чеканились с надписью "Кайсария". Это наименование существовало свыше 1 000 лет.
Путешественник Вильгельм Рубрикус писал: "страна называлась "Кесария", что значит - "Цезария".
Как сказано выше, Гунны смели со своего пути Аланов и заставили хазар, касогов, кассаков, касаров, адыгейцеы-черкасов отходить к Кавказским горам. Донским жителям отходить на Север, на левый берег Донца, вместе с частью Аланов. В Закавказье оставался резерв Казахов, в междуречье р. Аракса и р. Куры, где и до нестоящего времени существует город "Casacx" - в произношении греческом "Казах", а в твёрдом татарском: "Казак". Трёхтысячелетний период не стёр это название казачьих предков.
Уходя из Приазовья местное население, безусловно, несло в своих сердцах идею своего царства, хотя бы и под капиталистическим режимом Боспора. Ведь царями Боспорского царства были не греки, а избранные из местного населения. Боспор просуществовал тысячу лет. Его образ запечатлелся в душах основных жителей. Многие поколения прожили там: на Дону, в Азаке, в Фанагории, в Тома (будущая Тьмуторокань), Георгии и Пантикапеи, вполне обеспеченно, трудом и зароботками, благосостояние расцветало, города и поселения были благоустроены, и всё это родное: быт, общественные порядки, приближающиеся к демократическому устройству, нажитое благосостояние пришлось бросать врагам-паразитам.
С великой тоской и ненавистью уходили наши предки к горам, но в душе они несли чувство горения вернуться и восстановить вновь спалённые очаги.
И действительно, как только окончилось гуннское владычество, которое освободило, между прочим, наши степи от пришлых готов, болгар и торков.
Начинается всегосударственное возрождение, под именем "Хазарии".
Таким образом наши предки на Северном Кавказе и Приазовье вновь стали наследниками Касарии и Боспора, создав с хазарами сильную федеративную державу.
Хазары сами по себе, по своей малочисленности, не могли бы создать такую мощную империю, которая к VI веку являла собой полный расцвет и могущество от р.р. Камы, Волги, через Дон до Днестра включительно. Главной основой - фундаментом её строения были народы Касарии, но не хазары. И, действительно, в Хазарской федерации были различные народы, не только по религиозным возрениям, по языку и облику. Были черноволосые - признак хазар - скифского происхождения, были белолицые - признак северо-кавказцев, хотя и с чёрными волосами или шатены и таковых было большинство. Однако, царственный род в Федерации исходил от хазар. Кто был первым каганом до Сургака - неизвестно. Но роль каганов была лишь скрепляющей звенья Федерации. Каган царствовал, но не управлял. Первым правителем был выдвинут в помощь Кагану, с титулом Хана (царя) Зибель. Заместители Кагана впоследствии командовали армией, объявляли войну, заключали мир и были в действительности фактическими царями.
Таким был и Зибель, сопровождавший со своей 40-тысячной армией императора Византии Ираклия в Персидском походе. За услугу, Ираклий возложил на голову Зибеля свою корону и обещал выдать за него свою дочь Евдокию.
Зибель, по видимому, был из царских родов местного Кавказского племени. Мог он выйти из среди Аланов, сильных в былом своей организованностью.
Хазарская федерация оказалась довольно прочной, ибо основой её были те племена, которые начиная с Бронзового века имели большой государственный опыт. И в неписанной Конституции этой державы, именно и чувствовалась воля местного населения. Зависимость народов державы, по отношению правительственной власти, выражалась лишь в небольшой дани и военной помощи. Во внутренние дела народов власть не вмешивалась и они пользовались полным самоуправлением. Пройдут века, до XX включительно, но казаки такого самоуправления не встретят.
В Хазарии были: болгары чёрные и волжские, угры, племена финнов, остатки готов, греки и славяне; из последних поляне платили дань до начала X века; северяне, радимичи и вятичи тоже платили дань.
Английский этнолог (наука о племенах) Хаворт, в статье: "Черкасы и белые Кхазары" утверждает, что Хазария зародилась на Северном Кавказе, то есть там, где вождями местных народов были Черкасы, в лице Касогов (казаки), кабардинцев, кабаров и категорически утверждает, что никто другой не мог быть первым организатором Хазарского царства, ибо имя их "Кассаки или Касоги" созвучно с именем Хазары.
Имя Черкасов в истории настолько слилось с понятием о Касогах и Казаках, что часто в хрониках, без особого пояснения, нельзя понять о каких именно черкасах идёт разговор. Даже летописец Нестор говорит, что казаки имеют много обычаев схожих с черкасскими, а военную тактику они унаследовали вместе с именем Кассаков и Касогов.
Имя "кассак" у Константина Багрянородного имеет определённое этническое (племенное) значение, о чём тоже говорит Хаворт и приводит выдержку из книги Френа: "О Хазарии". Ибн-Хаукан говорит, что Кхасары отличались по языку от тюрков. Ахмет-бен-Фоэлан тоже утверждает, что язык хазар иной, чем Персидский и тюрский. Арабский геграф Ибн-Эн-Этир и Шемад-ад-Дин связывают Кхасер с Грузинами и Армянами. "Кхасар по языку не схожи ни с тюрками, ни с персами, ни с русами. Их речь такая же, как у болгар. По внешнему виду они не похожи на тюрков. Одни Кхасары чёрные, такого же цвета тёмного, как Индусы, а другие светлой кожи, красивой и благородной внешности с тёмными волосами".
Хазары вели с переменным успехом войну против арабов, на протяжении 80 лет, главным образом не потому, что их манил благородный климат Армении или богатство Юга, ибо таковыми они сами обладали в громаднейших размерах, ведя обширную торговлю, а потому, что Арабы притесняли народ страны Казахии, расположенной тогда в междуречьи р. р. Аракса и Куры, заставляя казахов уходить в горы или Грузии или Кавказа, к своим единоплеменникам.
А вообще, правовой порядок Хазарии, строгая веротерпимость, феодало-демократический строй привлекали к Хазарии многие народы. В столице Итиль, при устье Волги, одних купцов было до 10 000 человек. Верховный Суд находился в Итиле. Право и справедливость находились в ведении сонма Семи судей: два магометанина судили по закону Пророка; два хазара-иудея руководились законами Израиля; два христианина - Евангельскими Правилами; один судья назначался для руссов (не "русских" только, прим. Автора), славян и других язычников, - он выносил приговор или по совету магометанских судей или руководствовался Законами Природы.
В хазарии добывались: медь, серебро, золото, но благосостояние жителей основывалось, главным образом, на широкой торговле, имея в своём распоряжении водные пути: Волги, Дона, Днепра и моря: Каспийское, Азовское и Чёрное. Своей торговлей Хазария достигала наивысшего расцвета, при обилиивдобавок громадных пастбищ для многочисленного скотоводства и интенсивного земледелия на Дону и Кубани. В окрестностях богатейших городов: Беланджера, Семендера на р. Сулак и Хамлиджа тянулись пышные виноградники.
Рыболовство тоже расцветало: осетровая икра, вяленая, солёная рыба прельщало аппетиты Запада и Востока.
В 860 году, в столицу Итиль прибыл равноапостольный Константин Философ, именуемый в монашестве Кириллом. Он вёл беседы с магометанами, с сарацинами от Евфрата, с Хазарами, с Касогами, Кассарами, с евреями. Многие приняли христианство, в том числе и наши предки Казачьего народа, подготовленные ещё до этого времени проповедями Св. Андрея Первозванного.
Христианство в Хазарии получило широкое распространение. О этом говорит ряд исторических свидетельств, а для крепости Саркел и археологических.
В житии Грузинского мученика Або Тифлисского говорится, что около 780 года он ездил в столицу Итиль, которая представляла собой крупный христианский центр. Сам Або Тифлисский принял крещение в Итиле. По городам и сёлам были церкви.
В первой половине VIII века из Византии появились евреи. Эмиграция евреев была вызвана тем, что император Лев Исаир в 723 году приказал насильно обращать в христианство магометан и иудеев, а последних, видя безуспешность христианизации, он изгнал совсем из страны. Эти евреи разместились по городам "гостеприимной страны Казаров" и, отличаясь торговыми способностями, заслужили доверие у хазарских правителей, которые постепенно стали склоняться к иудейству. Первым принял иудейство Коган Булан, и с этого момента, когда был издан закон, по которому трон должен переходить только лицам иудейской веры, правители обособились от народных масс особым ритуальным обрядом и особым миросозерцанием и это, естественно, способствовало упадку популярности кагана в Хазарской Федерации.
Археология утверждает: "Могильники изобилуют массой монет соседних стран, ни в какой другой период своей истории население Северного Кавказа не обладало таким множеством украшений из драгоценных камней и металлов не местного производства, как в этот период. Двор кагана блистал чрезвычайной роскошью. Дворец был позолочен. Двери в салон кагана и его трон были из чистого золота.
Вся эта роскошь вливала в правящий слой чувства беспечности и праздности, а в соседних народах - громадную зависть и рождало стремление захвата сказочных богатств.
Вытекают ли причины падений империй вообще на основ божественных истин - быть равными в среде человечества нашей кормилицы Земли, не только в духовном, но и в материальном смысле, или же причиной этих сокрушительных падений империй является только личная жажда захвата непринадлежащего, но так или иначе, а блистательная Хазарская Федерация пала в скором времени.
Если первоначальные зачатки Хазарии были разрушены блистательным бандитом Атиллой, то печальный Рок уже указывал Северо-Кавказцам, что в ближайшем будущем появится такой же блистательный грабитель не с Востока, а с Запада.
Учитывая все эти обстоятельства, проснувшийся из состояния беспечности Каган, обратился к императору Теофилу с просьбой построить крепость на Дону для защиты от западных варягов. Прибыл целый византийский флот с инженером Петроною и сильная крепость Саркел была сооружена.
Местоположение этой крепости долгое время не было известно современникам, но археологические раскопки, как сообщает профессор археолог М. А. Миллер, локализовано и развалины вскрыты, в районе хутора Попова, Цымлянской станицы, на Дону, где на костях и крови наших предков, были одни из самых лучших пород Мира виноградники, вина которых ценились выше всех вин Европы и Азии. Теперь это золотое место служит дном Цимлянского моря, как результат прорытия канала между Волгой и Доном.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 26 дек 2013, 17:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ПЕЧЕНЕГИ


В VIII веке, это тюрское племя занимало бассейн р. Чика (Урал). С севера печенегов теснили болгары, а с Востока - торки. С Юга была мощная держава Хазарская Федерация. Но так или иначе, а Печенеги вынуждены были двинуться на Запад. К этому времени Правительство Хазарии, убедившееся на кровавом опыте в войнах с Персами и Арабами, в их бесцельности, усвоило тонкую политику нейтрализации враждебных сил других народов. И когда в конце IX века Печенеги дошли до границ Хазарии, то Правитель державы, войдя в договорные отношения с Торками, которые теснили Печенегов, без особых военных столкновений, пропустил последних через владения Хазарии.
Просидевши под особым наблюдением 30 лет на р. Донце, Печенеги стали продвигаться на Юго-Запад, в сторону р. Дуная. На Яике остались небольшие части Печенегов, о которых вспоминает историк Ибн-Фодлан в 922 году. Эти части впоследствии вошли в сонм племён, составивших Московию.
Константин Багрянородный в своих трудах писал: "С низовьев Дуная, напротив Днестра начинается Печенегия. Область их поселений простирается до Хазар. Печенеги заходили в Крым и грабили Херсонес и Климату".
В 915 году Печенеги подошли к Киеву "сотвориша мир с Игорем, идоша к Дунаю". В 944 году участвовали с Игорем в походе на Византия и грабили Болгарскую Землю.
Константин Багрянородный писал: "Печенеги, когда живут в немире - грабят Русь (не "Россию", прим. Автора). Русы (не "русские"0 не могут свободно передвигаться по р. Днепру. Когда Святослав двигался на Византию, то печенеги осадили Киев, Святослав был вынужден вернуться обратно и отбить Печенегов от столицы.
В 1034 году Печенеги, теснимые Торками, пытались захватить Киев, но были разбиты Ярославом и они "побегоша разно и не ведахуся ками бежаче, бегающе, топяху в р. Стомли, инеи же по иных рекахъ".
В 1116 году остатки Печенегов, разгромленные на Юге Византийцами, объединились со своими врагами Торками и дали решительный бой Половцам, на берегах Дона. Два дня и две ночи шла кровавая сеча. В результате, союзники были разбиты и бежали под защиту Киевского князя и были поселены по р. р. Росаве, Роси и Суле, около Стародуба. Так закончилась историческая роль Печенегов, на протяжении 150 лет.

ТОРКИ


Археолог Н. В. Голубовский доказал, что Огузы, Гузы Узы или Торки обозначают одно и тоже племя. Это был большой Союз в VI-XI веках. Кочевали они к Востоку от Аральского моря. В конце XI века, среди них начинает распространяться мусульманство.
Рассматривая материалы Г. Н. Губарева, а его "книге о казаках", на стр. 95, он пишет: "В X веке, как сообщает Масуди, Торки появляются на правом берегу Дона. Местом жительства их был город Славянск, который в древности носил имя этого племени и назывался Тором".
Как мог г. Славянск называться Тором в древности, когда сами то Торки кочевали в V и X веках восточнее Аральского моря, то есть в средневековье? Древность же считается до IV века н. э. Дальше Г. Губарев сообщает: "Что Торки или Узы были киммерийско-аланским народом, которому принадлежало и древнее имя Касаков (!)".
По имеющимся археологическим данным Торки происхождения тюрского, ничего общего с аланами не имеющих.
"До своего появления на Дону", - продолжает Г. Губарев, "они прошли длительный путь через Терек и Кубань к Волге, оставляя память о себе в разбросанных по степи курганах, в особом типе "торческих погребений с конём".
Ригельман связывает появление имени казаков с приходом Торков на Донец: "начало Казаков , - говорит он, - происходит со времени 948 года, от славного победителя татаро-печенегов "Касака" и по его имени проименовалось воинство его - Казаками, о чём в Синопсисе Киевской пишет так же, что победивши татаро-печенегов Казаки остались между реками Доном и Днепром".
Не отрицая правдивости изложения Ригельмана со времени 948 года, необходимо указать, что Касаки-Касоги встречались в истории раньше и впоследствии входили в состав Хазарской Федерации.
Дальше Губарев пишет: "после Ригельмана историк Н. М. Карамзин также считает, что имя Казаков "древнее Батыева нашествия" и принадлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первые жилища малороссийских казаков.
Торки и Берендеи назывались Черкасами. Казаки - тоже. Вспомнив Касогов, обитавших между Каспийским и Чёрным морями, вспомним страну "Казахию", полагаемую Константином Багрянородным в сих же местах, прибавим, что Осетины именуют Черкесов - Касаками.
В самом деле, для имени Черкасы и Казаки, в течении столетий, тесно переплетаются друг с другом. Но вместе с тем, Черкасы с Днепра и Дона называют себя Казаками. Черкасами, в русских понятиях, они оставались вплоть до 18 века, после чего это прозвище (черкасы) перестало употребляться и закрепилось окончательно за Кавказскими Горцами".
Что касается взаимопониманий Черкасов и Казаков, то в этом изложении Г. Губарев прав; относительно же Торков, то здесь какая то историческая неувязка. Ставить Торков в какую то родственную связь с киммеро-аланами, а также Казаками нельзя, ибо киммеры-алане иранского происхождения, а Торки - тюрского. Называть их "Тори атаки" тоже не следует, так как они к Скандинавскому богу грома и молнии "Тору" не принадлежали, так как они были мусульмане.
Что они были на Кубани, в этом нет сомнения, но пришли они не от Терека, а от Урала и Волги на Дон. Пути передвижения Торков изложены не только геогрфически, но и хронологически археологом профессором М. А. Миллером. У хазар X век - начало движения Торков на Запад, под давлением Половцев, профессор М. Миллер сообщает: "В конце XI века среди Гузского союза начинается распространяться мусульманство. Мусульманская часть Торков стала называться Туркменами, и в дальнейшем это название перешло на всех среднеазиатских Тюрков. Передвижение Тюрков на Запад сыграло большую роль в истории Западной Европы и передней Азии. Торки двинулись двумя большими массивами: часть в обход Каспийского и Чёрного морей с Севера, а часть в обход этих морей с Юга. Последняя группа, с вождями из рода Сельджуков, завоевала Северный Иран, Закавказье и Малую Азию, где и создала обширное и могущественное государство.
Эти южные Торки или Туркмены, получили название турков-сельджуков, в дальнейшем турков-османов, а затем просто Турок. В XV столетии эти Турки-сельджуки завоевали и весь Болканский полуостров. Масса Торков, двинувшаяся Северным путём, стремилась к тому, чтобы дойдя до Византии, разгромить её и соединиться с Торками, шедшими Южным путём. Однако, северная группа была разбита Византийцами, и соединение не произошло. В результате, северная группа Торков с течением времени рассеялась и смешалась с другими народами.
Во всяком случае можно считать, что движение Торков на Запад имело характер грандиозного плана, что доказывает, что среди Торских вождей, уже в то время, были выдающиеся политические вожди, знавшие географию и международное положение, на основе которых они и строили свои далеко идущие планы. И эти планы могли бы осуществиться, если бы южные Торки-сельджуки завоевали Балканы не в XV, а в XII столетии, или же, если бы северной группе Торков удалось разбить Византию и соединиться с Южными".
Во время похода князя Святослава в 865-866 г. г. на Хазарию, Торки также напали на Хазар и были отбиты лишь благодаря помощи хазарам со стороны Хорезма (Бухара), как об этом сообщает Ибн-Асир.
В 1054 году, как сообщают Византийские источники: "огузы всем племенем, в количестве 600 000 вторглись в Византию, предав разорению её Балканские провинции. Византийцы, вместе с Печенегами, резгромили их, поселив остатки в Македонии, а часть князем Изяславом была поселена на р. Росяве.
В 1055 и 1060 г. г. против Торков были организованы походы Киевских князей. Торческие погребения есть в бассейне р. Роси. Административным центром был город Торческ (ныне с. Торчица). Здесь торки избирали себе князей, подчинённых Киеву. Как Византийские, так и русинские торки в XIII столетии были ассимилированы местным населением.
Считаю не лишним пояснить о некоторых действиях потомков Торков по отношению к Донским казакам, состоявшим в Хазарской Федерации. В 885 году они под командой Киевского князя Олега напали на казаков, а в 965 Торки, совместно со Святославом разгромили Хазарию и разграбили её, в том числе и наших предков, а в эпоху Петра I - го, это племя расселившееся западнее Днестра, потребовалось Правительственной власти для организации так называемых "служилых слободских полков". Вот с такими то полками бригадир Шидловский 1 июля 1708 года разбил Западный отряд Донского войска, под командой есаула Драного, чем поставил Атамана К. Булавина в тяжёлое положение. Шидловский с радостью доносил царю: ""Конклюзию учинил: Бахмут выжгли и разорили", то есть уничтожили Донской Бахмутский городок.
В период 1709-1739 г. г., когда Украина отложилась от России, передавшись под покровительство Турции, претензии Запорожцев, поддерживаемых торскими поселенцами, были чрезвычайно велики, а именно: не только всё Азовское море, даже с Восточным её побережьем Кубани, близ г. Ачуева, но даже на всю дельту Дона, вплоть до р. Темерника. И только грамотой императрицы Елизаветы аппетиты торских поселенцев были урезаны и указаны границы Украины к западу от р. Кальмиуса.
Екатерина II повелевала послать в г. Казань для подавления восстания Пугачёва тысячу человек "малороссийских казаков", главным образом, из Торков и писала командующему Бибикову: "в сих изстари ненависть примечена к Яицким казакам".
Так что от родственной связи, устанавливаемой писаниями Г. Губарева, неизвестно на каких данных, Казаков и Торков, приходится уклониться.

СЛАВЯНЕ


Вопрос о славянах по прямой линии исследования происхождения Казачьего народа, придерживаясь исторической школы, не входил в программу моего труда, ибо этот вопрос отвлекает от прямого пути. Сказать же о Славянах меня вынуждают исследования Казачьих историков: И. Ф. Быкадорова, И. П. Буданова и других. Их суждения довольно суммарны и требуют особого разъяснения. Так, например, в труде И. Ф. Быкадорова: "Донское Войско в борьбе за выход в Чёрное море", он берёт начало происхождения Казачьего народа от "Славян-Русь"? Такого племени, с таким сложным именем вообще в истории не было. Были Славяне от линии р. Днепра к Западу; были "россы" от р. Аракса, которых арабы называли "руссы"; была сомнительная "русь", якобы принесённая в IX веке Варягами.
Если же взять во внимание довольно суммарное сказание, главным образом, Германских историков о том, что ещё до Бронзового века, то есть четыре тысячи лет тому назад, индо-европейские племена исходили от р. Инд, среди которых якобы находились и Славяне (но как они попали на Инд?- прим. Автора). Но эти все племена шли южным путём через Босфор, а если некоторая часть славян и прошла через "Кавказские ворота", то эта группа, оказавшись в орбите Северо-Кавказских народов, безусловно, была ассимилирована и потеряла своё племенное имя и общий облик. Можно допустить лишь то, что маленькая часть сохранилась в виде народов "антов", говоривших по-славянски, которые обитали в верховьях Северного Донца, но эти "анты" ни в коем случае не могли быть родоначальниками Казаков, а также и те "россы, русь и западные славяне, ибо родиной Казачьего народа от древности был Северный Кавказ.
Просто у И. Ф. Быкадорова, ко времени издания его труда, не было достаточно исторических данных, - вот он своеобразно, без особых доказательств, и вывел казачий род от сомнительного племени "славян-русь", чтобы этим сказать, что Донские казаки не есть русские люди.
Всякое олицетворение, прежде всего, должно быть естественно и правдиво, то есть историк не должен злоупотреблять своим правом и властью над природой людей, не должен ей навязывать то, что внутренне ей не присуще.
В последнем подробном анализе путей развития имени "Русь", автор его А. В. Соловьёв указывает, что Е. Голубинский в "Истории русской церкви", обращает внимание на ряд географических названий Черноморского побережья, образовавшихся от корня "Ros".
Они помечены на Итальянских картах XIV-XV в. в. Среди них: "Rosso" или "Flave Rosso", вблизи устья Дона и "Casali Rossi" к югу от Азова. Смысл первого, в переводе на русский язык, значит: "Красная речка" (а такая, действительно была - И. К.); а второе: "родовое жилище семьи Росси". Появление некоторых названий, образовавшихся в сочетании со словом "Rosso, Rossa" не должно быть основанием для указания "русов" или их города "Русии", ибоэто слово означает - красный цвет. Россия же по-итальянски "Rossia", а русский - "Rossiano".
Кроме этого, на ошибку И. Ф. Быкадорова, тот же Г. Губарев, в своей книге "О казаках" стр. 204, пишет: "И. Ф. Быкадоров повёл наш род от каких то фантастических "руссов", будто бы живших в древности на Дону, в г. Русия. Между тем "Донские русы" и г. Русия на Дону - это предмет совершенно нереальный и никогда не существоваший, - это результат недоразумения".
Указав на ошибку своего предшественника, Г. Губарев, говоря о Славянах, пишет: "В одну из тяжких эпох, часть Славян начала обратный отход с Запада на Северо-Восток. В VII веке они пришли на Днепр. Потом, под прикрытием лесов, достигли р. Оки и озера Ильмень. По близости к Карпатам остались: Дужбы, Волыняне и Бужане. На правом берегу Днепра осели: Поляне, Древляне и Дреговичи. Кривичи заняли верховье р. р. Западной Двины, Днепра и Волги. Северяне населяли землю Северскую: по Суле, Десне и верховье Донца. Северяне встретились с остатками Антов".
Наложив географическое положение Славянских племён, Г. Губарев, в свою очередь, впадает в ошибку, заявляя: "Кроме русских летописных записей о природе Славян с Дуная, о том же имеется свидетельство в хронике Константинопольского Патриарха Никифора, под годом 784 у него записано: "Прошло немного времени и выходцы из Славянских племён, переселяясь со своей Земли, перешли через Эквсинское море. Их количество достигло 208 000 человек и они поселились у реки, именуемой "Артана".
После этого Г. Губарев добавляет: "Артана - тюрского названия реки и местности, лежащей на Запад от Дона. Смысл этого слова: по другую сторону от Тана, или, иначе говоря, "За Доном".
Такой реки и такой местности "Артана" никогда на Юге, от Волги до Днепра не существовало. Как сама река, так и пояснение её слишком не вразумительны.
По уверению Губарева, Дунайские славяне двигались с Юго-Запада на Северо-Восток, если они прибыли "на другую сторону от Тана", то следовательно Артану нужно поместить за Доном, то есть в междуречье Дона и Волги, а между тем, в приложенной карте автором, Артана показана вдоль реки Северного Донца. При этом нужно сказать, что в VIII веке р. Дон не носила имя Тана или Танаиса, так как он был переименован Сармато-Аланами ещё во II веке до Р. Х. и назывался Доном. Тогда же были переименованы р. р. Днепр и Дунай. Нужно также сказать, что об Артане никто из всех летописцев Киевских, Новгородских, Персидских, Византийских не говорят. Ведь нельзя же допустить, что город Артан и местность Артана были совершенно этим летописцам не известны. А повествует об артане лишь один арабский историк Аль-Балхи, писавший в X веке так: "Что касается Арты, то мы не припомним, чтобы кто нибудь из иностранцев странствовал там, ибо они убивают всякого иноземца, путешествуещего по их Земле. Только они отправляются по воде и ведут торг, но ничего не рассказывают про свои дела и товары, и не допускают никого провожать их и вступать в их страну".
Г. Губарев совершенно упускает из вида, что его воображаемая Артана находилась в границах мощной Хазарской Федеративной державы, пограничная стража которой была не только по всему Северному Донцу, но и севернее по Хопру и Мкдведице. Ведь линии городов: Тамбов, Воронеж, Курск были северной границей Хазарской державы. И как это Артанцы, отгородившись как бы железным занавесом, никого не допускали и даже смельчаков убивали. Не могла сильная держава иметь в своей среде какое-то государство, убивающее всех пытающихся заглянуть за их "занавес".
Затем говорится: "они прибывали водой". О какой это "воде" говорится? Северный Донец во многих местах проходим вброд, следовательно, крупные водные транспорты с товарами не могут двигаться, а если и двигались лёгкие лодки, то куда они направлялись? Если по течению, то в Дон к крепости Саркел, который не особенно нуждался в Донецких товарах.
Но Г. В Губарев не унимается. Вероятно, из чувства симпатии к славянам, он приобщает их к Казачьему Краю и красочно повествует: "К моменту переселения южных славян были страшные морозы и всё Чёрное море замёрзло, и поэтому славяне двинулись по льду".
Если взять пункты поселения славян по Южной Фракии и Македонии, то до междуречья Донца и Дона будет приблизительно 1 500 вёрст. Идя по льду до Перекопа (избегая Днепра, из боязни быть мобилизованным) - это будет 400 вёрст. Какие должны быть запасы у людей, решавшихся не переселяться, а бежать из родной земли, ибо там были беспрерывные бои? Для себя, фураж для лошадей и скота. Какой должен быть обоз для имущества, стариков, детей, больных, обмороженных? Идя по льду, что они, а также скот, пили? Лизали лёд, а он солёный, значит - верный успех дизентерии.
А выйдя в степь? Ведь тогда населённых пунктов в направлении колонны почти не было. Прямых дорог от Перекопа к Донцу тоже не было. В этих местах существовали сильные бураны. Даже в моей юности, в бассейне Донца, снегом покрывались казачьи курени и приходилось откапывать их и сараи для скота. До Донца ни уюта, ни приюта, ни поселений, где бы согреться 208 000 толпы не было. Лишь слышался вой жестокого ветра, да злобное завывание голодных волков. Население было лишь по р. р. Лугани, Митякине, Айдару, Каменке, Калитве - притоков Донца. Кто бы добрался до этой обетованной Земли? Только десятки. Всё же остальное было бы жертвой жестокой зимы, и путь движения несчастных славян в истории носил бы название: "Дорога Смерти!" Так погибли 30 000 Уральских казаков в 1919 году, двинувшихся от г. Уральска до Александровского укрепления. Так погибли от мороза 5 000 Донских казаков, при их походе от ст. Хомутовской в направлении ст. Торговой, всего лишь на протяжении 90 вёрст.
А колоновожатый Г. В. Губарев двинул 208 000 славян на протяжении 1 500 вёрст в страшную стужу. Слава Богу, что этого не случилось и не пришлось петь панихиду.
Мы обратимся для разъяснения к Болгарской истории, которая отлично знала о переселении Дунайских славян. Вот что она говорит: "В 761 году князь Винес был убит восставшими славянами. Его заместил князь Телец. Этот князь был сторонником войны с Византией и поэтому приступил к мобилизации славян Фракии и Македонии. Славяне этих провинций, недовольные постоянными войнами, происходящими на их же землях, обратились к императору Константину V с просьбой дать им место для поселения. Тот радостно согласился, ибо это уменьшало силы врага.
В результате этих переговоров, 208 000 славян (смотри: Nicephorus Patriarches, p. 68-69, Theophanes, p. 482), в 762 году переселились с Бьалканского полуострова в прибрежной части Малой Азии и осели на предоставленной им земле в Вифинии, вдоль реки Артана, на берегу Чёрного моря. Там же был и город Артан.
Другой историк И. П. Буданов также впал в ошибку, указывая Артану на Донце. Что в пределах Хазарской Федерации были отдельные группы славян и другие народы, в этом нет сомнения, ибо политика Хазарии была направлена для усиления престижа привлекать порабощённые народы на свою сторону, что и создала мощь державы. И все эти народы перечислены в истории Хазарской Федерации, но о Артане там нет ни звука.
Греческий летописец Прокопий из Кессарии, описывает внешний вид тогдашних славян: "они высокого роста, огромной силы; цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый, не совсем тёмный, но все они тёмно-красные; образ жизни у них грубый, без всяких удобств; вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохи и совсем не злобны, а во всей чистоте сохраняют гуннские нравы".
Если бы эти славяне, в таком огромном количестве, осели бы по берегам Донца, то впоследствии наложили бы своё сходство внешнего вида на население междуречья Донец-Дон. Лично я - житель Донца. Казаки этого района своим видом напоминают античный облик Северо-Кавказцев, а именно: высокого роста, широкоплечие, узкая талия, лицо белое, слегка смуглое, волосы шелковисто-чёрные, глаза чёрные или карие, походка быстрая, лёгкая, взор прямой, открытый. Рыжих, светлых, золотистых в этом районе - редкое очень явление из приходящих ремесленников Московии.
Несколько слов о Антах Донецких. Такие искусственные "нации", составившиеся из различного рода племён, не имеющие собственного этнического племенного корня, как "Великороссия" и ей подобные, стараются приобрести за счёт этих Антов собственный корень.
Московские историки утверждает, что "русский народ" произошёл от Антов, а Украина, в лице профессора Грушевского, наоборот, твердят, что Анты создали Украинский народ!!! А на поверку оказалось, что "Анты" вошли в сонм Германского народа.

МАДЬЯРЫ-УГРЫ


Мадьяры-Угры финского происхождения, но сильно отуреченные, в начале IX столетия из Южного Предуралья стали продвигаться на Запад, в поисках широких степей для их скотоводства, принявшего высокие нормы. Дойдя до Дона, мадьяры соприкоснулись с сильной державой Хазарии, которая, искусная уже в дипломатии, пропустила мадьяр на правый берег Дона и скрепили с ними договор дружбы тем, что выдали знатную хазарку за их предводителя.
Мадьяры, признав верховную власть хазар, оставались их верными союзниками до конца пребывания их в Восточной Европе.
Мадьяры кочевали со своими стадами на огромных пространствах от Дона до р. Буга. Они были воинственным народом, и грабежи играли видную роль в их экономической жизни. Они нападали на славянские и аланские поселения. Ибн-Ласт историк писал: "мадьяры налагают на славян тяжкую дань и обращаются с ними, как с военнопленными. Пленников они отводят до пристани Карх (Керчь). Греки выходят им навстречу. Идёт торг. За пленников они получают греческую парчу, пёстрые шерстяные ковры и другие товары. Главные остановки мадьяр-угров были Дон и Бессарабия".
Летопись о них сообщает: "в лето 6406 (898) идоша угре мимо Киев горою еже ся зовёт ныне Угорское. И придоша к Днестру, сташа вежами, бешо бо ходяше яко же и половцы. И пришедше с востока и устремишися через горы ведкиша, иже прозвашася угорскими и почаша всевати на живущая ту. Седяху бо ту вшеже словене".
Затем угры захватили Фракию и Македонию, а затем перевалили через Карпаты, завоевали карпатских славян и смешались с ними, создав своё Королевство Венгерское, куда унесли много слов Донецких поселений: борона, борозда, коса, лопата, рожь, мак, казан, баран, чабан, нож, топор, молот, медь, серебро, золото, мечь, стрела.
Смешавшись с аланами и славянами, они утратили финский тип и приобрели европейский облик.

РУССЫ


Когда речь заходит о "руссах" или "руси", то многие исследователи истории, как бы внедряются в непроходимый лес различных гипотез, химер и блистательных выдумок. О каких "руссах" можно вести разговор? О тех ли, о которых летописец Нестор суммарно сообщает: "От Варягов прозвашатся Русь". Но, ведь, Варяги не были "русы", а лишь сбродом вооружённых людей различных племён, среди которых и не было то племени "русь". Или говорить о "русах" азиатских, пришедших от р. Аракса, которых только арабы называли "русами", но таковых Нестор не признавал за "русь". Но азиатские "руссы" имели кличку различную: "рас, росс, рокс, роксоланы". Так или иначе, от этих то "руссов" или "русь", довольно мистические историки Московии всячески стараются взять свою преемственность, не имел своего собственного исторического племенного происхождения и возвести свой сборный из многих финских племён конгломерат на высшую ступень "великого русского народа", а между тем этнического племени такового народа никогда в истории не было.
Не только посторонние Московии историки, но даже и те, которые считают себя русскими, становятся в тупик: где брать свою преемственность от недоказанного прошлого?
О происхождении "русских" существуют гипотезы:
По летописцу Нестору: "От Варягов прозвашася "Русь!"
И сказал Олег: "Киев будет матерью городов русских". Но странно: Олег - норвежец - варяг, почему же должен быть Киев "русским", а не городом победителей Варяг или даже Славян, его населяющих.
"Рус" базируется на сказании, что у князя Богомила в 7 веке было 3 сына: Чех, Харев и Рус (последний по цыету русых волос), от них произошли: чехи, хорваты и русы. (но не "русские", прим. Автора).
"Русские - потомки Иофета, сына Ноя. Но почему Иофета, а не Хама или Сима? Но, ведь, сыновья Ноя были евреи, а отталкивание "русских" от евреев - яркое. Если же согласиться, что "русские" произошли от одного из сыновей Ноя, тогда надо признать их происхождение как раз от Хама, ибо черты последнего у "русских" вылазят везде и всюду, но отнюдь не от Иофета или Сима.
"Русские произошли от египтян, так как много слов общих. Они прибыли якобы по Волге и соединившись на Севере с Варягами, стали называться "Русь". По видимому, египтяне, угоревши от тёплой печки Египта, ринулись охладиться в снега Севера.
Современный историк П. Ковалевский утверждает, что "русские" стали называться по цвету русых волос.
Особенно рьяные патриоты-историки утверждают, что согласно Ассирийским клинописям было племя "Асур", а так как эти письмена читались справа налево, то и выходит Руса".
Слово "Русь" происходило якобы от племени "росс", которые жили на р. Араксе, называвшиеся ранее "Рас", "Рокс" и к первому веку переселились на Днепр", но эти россы", одни из предков теперешних украинцев и к Московии ничего общего не имели. Предками украинцев были: славяне, печенеги, готы, торки.
Один из "русских" историков, профессор В. В. Григорьев, в своей книге: "Россия и Азия" (С.Петербург, 1876 г.) выражает ярко своё недоумение о своём произведении: " Первые времена народной жизни нашей покрыты густою мглою, в которой глаз историка может различать лишь летучие огоньки над могилами наших предков, беспрестанно переменяющие свои места (где же эти могилы? И. К.). Что представлялось ясным вчера, оказывается сегодня тёмным, как неверное и невозможное. Мы не знаем даже, когда появился, где обитал первоначально, к какому племени (расе) принадлежал тот нард или поколение, именем которого мы гордимся.
Мы не знаем, кто такие Руссы или Русь, которых находим и на Волге и на Днепре, на Балтике и на Адриатике, на Балканах и Карпатах, между поколениями славянских, финских и скандинавских. Не знаем, что за люди были Варяги, Шведы, Датчане или Славяне Поморские.
Не знаем основательно ни отношений Славян, Финнов, Руси и Варягов между собой, ни вообще отношений России к Южным и Западным Славянам и к Восточным соседям. Не знаем ни степени образованности наших праотцев, ни их быта общественного и семейного, ни их религии языческой, ни того, как, когда и откуда пришла религия Спасителя. Не знаем, начинать ли нам историю свою со времени Митридата, или с 9-го или с XI века по Р. Х. Короче - не знаем почти ничего положительного неоспоримого. Что доселе написано о древней истории нашей, основано на шатких началах: подует лёгкий ветерок скептицизма, и системы, построенные с большим искусством, валятся и разбиваются вдребезги.
Мы пишем, рассуждаем, доказываем, но сами не знаем - верить ли тому, что пишем сами?
Горько сознаться в этой истине IX и X веков нашей истории.
Все системы строить на летописи Нестеровой? Но она уже утеряла и утратила ту достоверность и уважение, которым пользовалась.
Системы их шаткнулись, рухнули и тьма, тяготеющая над древней Русью сгустилась ещё более , подавленные обломками, оглушённые шумом этого падения, мы не знаем теперь почти ничего о судьбах нашего отечества в первые века его жизни и сказаниях современных иноземных писателей и остаёмся блуждать в современной темноте.
Не разработаны иноземные источники. До латинских летописцев Западной Европы едва прикоснулись; известия арабских, византийских, римских историков, путешественников стали употреблять с недавнего времени".
Вот и чистосердечное мнение просвещённого профессора историка, не потерявшего свою совесть и не продавшего своё перо династии. И вместе с этим это мнение - смертельный приговор над всеми псевдо-историками Московии, за их исторические химеры и блистательные выдумки "великих" деяний князей и царей и ту ложь, которую они позволили написать в адрес доблестного Казачьего Народа, существовавшего за две тысячи лет до появления Московии.
Современный "русский! Историк С. Лесной, в своей "Истории Руссов", заявляет: "Недостаточность разработки иностранных первоисточников, касающихся истории Руси, огромное латинское, греческое и на других языках наследство не переведено, между тем из этих источников мы знаем гораздо больше, чем из русских летописей. Интересные сведения мы находим у мусульманских писателей; нет свода грузинских, армянских авторов (стр. 711, т. 7)".
Когда то историки представляли восхвалителей за деньги и почести своих правителей. Если личное угодничество сейчас не таковое, но имеются другие формы его: политические, национальные, религиозные, а между тем им верят, как учёным, хотя порой они опускаются до уровня научного мошеничества. Норманисты (Варяги) совершенно произвольно вставляли или выбрасывалои слова, заменяя буквы в словах, меняя этим смысл. Все их писания только куча никуда негодной исписанной бумаги (стр. 714, т. 7).
Представители династий часто - ничего не значущая вывеска и только, пружины действий скрыты и народе. Мы видим яркие примеры, как Россию развивали и спасали не цари Иваны, но и Ермаки и Дежнёвы, по своей инициативе освоившие просторы Северной Азии (стр. 783, т. 7)
С грустью можно лишь сказать : спасали и неоднократно эту "Россию" казаки, расширяли её границы и захлебнулись в собственной крови от рук кровожадной рабовладельческой Московии!


ПРОИСХОЖДЕНИЕ "РУСИ"



Ясного, правдивого и исчерпывающего этот вопрос, казаки не найдут в трудах исписанной бумаги и полного освещения у историков Московии. Приходится прибегать к источникам посторонним Москве, не игнорируя, однако и "русских", кои не потеряли совесть.
Историки Москвы, не имея своего исторического племенного корня происхождения, заимствуют этот корень, не имея на то исторических обоснований, за счёт среды совершенно чуждой Московии по духу, вольности, по племени, по социальному и политическому строю, а именно: от Славян (не будучи сами таковыми), самостоятельной, демократической республики Великого Новгорода.
История Московии начинается с рассказа о том, что Новгородцы, вследствие некоторых раздоров, решили призвать для управления Варяжских князей, говоря: "Земля наша обильна, но порядка в ней нет - придите править и володеть нами". И далее: - пришли три брата: Рюрик, Синеус и Трувор. И сели: Рюрик - в Новгороде. Синеус - в Белеозере, а Трувор - в Изборске. Что эти братья-Варяги делали, как управляли народом, история "Руси" не посвящает, по видимому, определённо скрывая истину. Из труда историка Лесного: "История руссов" мы узнаём, что Новгородцы вели ожесточённые бои, под командой своего посадника Буривоя, родившегося в 770 году. Вся его жизнь прошла в борьбе с Варягами и к концу своей жизни он был вынужден оставить Новгород и бежать из его пределов. Тогда Новгородцы попросили у него своего сына Гостомысла, которому и удалось изгнать Варягов в 825 году, и править до 867 года - дата его смерти. И довольно странным кажется сообщение историков Московии, что Новгородцы, ведя почти беспрерывно войну, чуть ли не сто лет, призвали для управления своих же вековых врагов - Вагягов: Рюрика, Синеуса и Трувора. Не описано ничего о смерти двух последних молодых братьев: была ли их смерть нормальной или они были убиты. Не сказано также о методах управления Рюрика в Новгороде.
А оказывается, что первоначально то Рюрик сел не в Новгороде, а в Ладоге в 870 году, а в Новгород попал лишь в 873 году и то с большими боями. О этом находим свидетельство академика В. Д. Грекова, который говорит: "Нестор в своей "повести" пропустил, ради прославления династии Рюриковичей, известия первоначальной Новгородской летописи Епископа Иоакима о насилиях Варягов, чинимых ими над Новгородцами, что по имени города стали называться Новгородцами "словене, кривичи и меря", также пропустил Новгородское известие о длительной борьбе Новгородцев, под предводительством Вадима Храброго, против Рюрика. Даты же походов Олега и Игоря с датами Новгородской летописи намеренно перепутал".
Из этого какой же может быть вывод? Рюрик появился не по призванию Новгородцев, а как завоеватель свободной республики. Историки Московии также скрыли смерть Рюрика. В действительности он не умер естественной смертью, а был убит притесняемым честным племенем, севернее Новгорода, Карелами. Таким образом, все те "павлиньи перья", коими украшают московиты Рюрика, разлетелись во все стороны, как миф, оставив его голым, как грабителя. Что же касается летописи Нестора с его провозглашением, что от "Варягов прозвашася "Русь", также ничего не остаётся из тех же покаяний профессора В. В. Григорьева, приведённого выше.
Это покаяние поддержано ещё более энергично историком Лесным, который пишет в своей "Истории руссов", на стр. 989 так: "Никогда никакого племени "Русь" в Швеции (Скандинавия) не было, что ни в языке, ни в религии, ни в законодательстве, ни в географических названиях, ни в личных именах, ни в обычаях, ни в песнях, ни в военном и морском делах, ни в чём норманы (варяги) не оставили на "Руси" следов имени, как завоевателея.
Доказательства Норманов - блеф, мыльные пузыри, позорище русской исторической науки".

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 26 дек 2013, 17:59 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ВАРЯГИ


О них даёт блестящую характеристику тот же профессор В. В. Григорьев, в своём труде: "Россия и Азия", так: "Ни один народ древнего или нового мира не отличался такими предприимчивостью и отважностью, как Норманы. Природа образовала этих диких детей снегов и морей суровыми и неукротимыми, а обстоятельства ещё более развили их характер, сделав Норманов хищниками и кровожадными. Привычка к походам, прелесть добычи сделали хищничество как бы врождённою их склонностью. Никто не мог сравниться с норманом беспредельною дикою отвагой, презрением смерти, яростью в боях.
Любовь к отечеству воодушевляла Грека, слава окрыляла легионы Римлян, Аравитянами (турки) водил фанатизм. Славяне сражались за независимость, Монголы жаждали славы и крови. Норманы же воспламенялись духом удальства, разбоя и грабежа. Рождённые на угрюмых скалах и в мрачных дебрях, под снежным Небом, взлелеянные бурями и нуждой, - чего могли страшиться они? Всякая страна, богаче их собственной, привлекала этих диких воинов Севера. На лёгких лодках переплывали моря и океаны, как стаи голодной саранчи, опустошали они и богатые земли Италии и плодородную Францию и северо-восточную Московию (Россию). Тот же самый дух мы видим в Норманах, призванных Славянами и Финами, в лице Рюрика. Едва успев утвердить свою власть на Севере, они двинулись на Юг, за сокровищами Греции, и гордая Византия затрепетала перед бесстрашными хищниками.
Не удовлетворившись этим, Норманы, под самозванным именем "Руссов", каковыми они никогда не были, совершили два тёмных похода на Восток:
Вторжение в Грузию и 2) в Персию: Chroniun Syriacum - Абуль-
Фарализи и Annalea Moslemiki - Абуль-Феды - арабские историки.
О этих хищных набегах историки: Татищев, Болтин, Щербетов или не знали или просто умолчали, а Карамзин находит, что эти походы увеличены "рассказами".
Эти горе-историки привыкли думать, что на Востоке, который был более культурный, чем невежественная Московия, пишут только "басни" и что Нестор (простой монах) молчал о этих походах.
Идея о Востоке, как Европейцам, так и Московитам зиждилась на укоренившемся взгляде, что Восток - страна мечтателей, страна очарований, родина фей, добрых и злых духов, талисманов, заклинаний и фантазий и лишь потому, что восточные историки писали в живом красочном стиле. Ни истории, ни литература, ни поэзия Востока не обращали на себя внимание и единственная цель, к которой стремились было - уразумение Св. Писания, которого так до сих пор и не уразумели, создав изуверскую религию.
Итак, происхождение слова "Русь" оказывается мифом и брать от мифа свою преемственность московитам не к лицу. Брать же свою преемственность от Варягов - то это более правдоподобно и надлежало бы и называться Варяжским народом, но не русским, ибо Варяги, начиная от Рюрика дали надлежащее воспитание покорным племенам Московии, так и не поднявшихся хотя бы на маленькую ступень свободы и равенства и пребывают на протяжении сотен лет на верху великими грабителями порабощённых народов, а на низу - рабами.
Но что же нам, казакам, известно о "Руссах", которых история Московии ещё не признаёт за своих "радоначальников", а придерживается за "Русь" Варягов? В книге Иосифа бен-Гориона или Иоссипона: "Родословная таблица народов" говорится: "Русы живут по реке Кира (Кура), текущей в море Гурган (Каспийское).
Китяб-Челеби, турецкий историк, пишет: "из девяти племён, как племени турецких "Русы" происходит от одного турецкого племени".
Константин Багрянородный называет Новгород "внешняя "Розия", а не "Россия". Видимо, "русы" в какое-то время занимали там командующее положение, поэтому Варяги и прозвали Новгород "Русью", что Словенам не нравилось - "от варяг-бо прозвашася "Русь", а первее беша "Словение". Это разделение "Русь" и Новгородцев проходит до 1270 года в официальных документах: "или человек или конь русский и Новгородский".
Это постоянное отделение Новгородцев от Русов свидетельствует, что Русы для Славян были элементом чуждым.
После того, как Олег - заместитель Рюрика, войдя в союз с "Русами" с Востока покорил Киев и сел в нём и назвал его "матерью городов русских". Почему Киев должен быть "матерью городов русских", а не Варяжским или Славянским? Ведь, там же жили и управляли Варяги, покорив славяни сам Олег был норвежец? Разницу между "Русью" и Славянами можно констатировать из приказа Олега: "и рече Олег: исшейте парусы поволочные Руси, а Славенам крапивные".
Американский историк Шлехтер опубликовал древний еврейский документ X века, в котором говорится, что "Хальгу" (Олег) - царь Руси - воровским образом, ночью захватил Хазарский город "Самбатос" (Киев) и ограбил его, совершенно коварным образом, прикинувшись купцами, Олег вызвал наместников Киева на южную окраину города Аскольда и Дира, и убил их.
Киев, как известно, был основан Хазарами, при его наместнике Кие и именовался "Киява-Куяба".
"Награбленное имущество", продолжает документ, было Хзазарами отобрано и Хазарский царь заключил с Хальгу союз, чтобы он напал на Византийского императора. Поход продолжался четыре месяца и был неудачен: Византийцы осилили Олега огнём на море. С остатками своего войска "Хальгу" - Олег возвратился и двинулся в Персию, где и пал вместе со своим станом".
Так что прославление Московитами Олега: "твой щит на вратах Цареграда", нужно отнести к мифическому измышлению. Может быть, он и хотел прибить щит к воротам Цареграда, но вступить в эти ворота не сумел.
"В 860 году произошло нападение Русов на Царьград", - пишет современник событий Никита - Епископ Пафлагенский, - жестокого народа Скифского племени, по имени "Россы", пришедшие от Евксинского моря (Азовского) в Сенос опустошивший на пути все страны и все монастыри".
Ат-Табари, арабский писатель, говорит о Шахриаре - правителе Дербента, который заявлял в 644 году: "я нахожусь между двумя врагами: один - хазары, а другой - Русы, которые суть враги целому миру, в особенности же арабам, а воевать с ними кроме здешних людей никто не умеет. Вместо того, чтобы платить им дань, будем воевать с русами сами и собственным оружием и будем удерживать их, чтобы они не вышли из собственной страны".
Сообщение это знаменательно: оно указывает на местоположение Русов, а именно: на Север от Дербента - Хазары, а на Юге от него - Русы "враги целому миру, в особенности же арабы".
Это подтверждает, что Русы не были Киевскими и связь их с Киевом произошло лишь с появлением авантюриста Олега.
Из выписок Гаммера,пользовавшегося Кораном, видно, что Русы жили по р. Араксу: "народы, Аад, Тимуд Асшабир Рас (или Рос) и существующие потомки их (Коран, версет 39) "и приде их народ Ноя и Асшибир-Рас - владетели Аракса обвинили их пророка в лжи".
Расы или Росы всегда встречаются в сказаниях Арабов, как жители р. Аракса, которая раньше называлась - Рас.
П. Успенский, переводчик бесед Византийского Патриарха Фотия, говорит: "Русы не были ни Славянами, ни Скандинавами, а яфедитами (потомками Иафета).
Арабский историк Маазди говорит, что обычаи Русов были сходны с индусами и, что в Хазарии были Русы и Славяне. Седьмой судья Хазарии был для Славян, Русов и других язычников. Русы и славяне разделяются на многие племена, из которых каждое имеет своего короля, и они часто воюют между собой".
Я остановлюсь на этом подробнее потому, что у историков Московии и её общественности укоренилась, как болезненный мозоль, Идея, что Русы - это Славяне.
Русы совершили на Восток два отдельных похода, через 30 лет один после другого.
О первом писал Имам Абуль-Хасан-Али, известный под именем Масуди, один из славнейших историков Востока, живший в X веке, в сочинении его "Муруджуа-Загаб-уа-Маадин-уль Джавагир", то есть "Золотые луга и рудники драгоценных камней", написанного в Египте, в 943 году, где он писал: "После 910 года прошло около 500 судов Руссов. Вошед в пролив Нейтуса (Керченский пролив) к Дону, который соединяется с рекою Хазарскою (Волга)".
Примечание: здесь историк, по видимому, имел ввиду р. Маныч, тогда судоходную, соединяющую Дон с Волгой.
"Они там встретили гарнизон царя Хазарского, и Русы послали к царю Хазарскому просить позволения пройти через его владения и рекою Волгою спуститься в море Хазарское (Каспийское), называвшееся прежде Джорджанским, обещая за это половину добычи, и прибыли к городу Итилю (столице Хазарской Федерации).
Предполагая, что Русы идут на Персию, враждебную Хазарии, пропуск был дан с удовольствием. Отсюда Руссы рассыпались по морю в разные стороны, выходя на берег толпами: к Жиле, Дейлему, Табаристану, Абескуму, Нефтяной Земле до самой области Азербейджанской.
Русы везде проливали кровь, уводили женщин и детей, расхищали богатства, производили набеги и предавали всё огню и опустошению. Окрестные жители вооружались и под командой государя Ширванского (Баку) Али Бен-Эль-Гайсем вели сражение, но без результата. Русы, сделав набег, находили со своими судами убежище на островах моря. Награбив довольно добычи и пленниц, Русы отправились к устью реки Хазарской и отсюда послали часть добычи к царю Хазар.
Бывшие же среди Хазар мусульмане узнав о том, что сделали Руссы с землями их братьев, а не Персов, образовали войско в 15 000 человек. Бой длился три дня. Русы, не имея конницы, понесли потери: было побито и потоплено до 30 000 человек. Остатки - 3 000 человек, бежали в земли Бурдасов, на левый берег Волги".
Достоверность сказания Масуди подтверждает историк Мир-Зегир-ад-Дин Мераши.
В это время по берегу моря жили Аланы, Лезги, Касоги-казаки.
Историк Ибн-Эль-Эжскир Джазери, в своём сочинении: "камиль-ут-Тарих (полная летопись) писал: "В 943 году снова увидели руссов около Хазарского моря. Они поднялись вверх по р. Куру и внезапно появились перед Бердасю, столицей Аррано, взяли город, захватили 19 000 пленных, разграбили город, взяли в рабство детей и выбрали женщин, которые им нравились. Правитель Азербейджана Махомед-Ибн-Муссафир собрал 30 000 войска, но был разбит руссами, которые оставались спокойными долгое время, но излишнее употребление жирных овец и вкусных плодов, произвело между ними заразительную болезнь, жертвою которой погибла большая часть их войска. Остатки же бежали.
По видимому, в первом походе 914 года и погиб летописный грабитель Олег. О смерти его московиты писали, что умер от укуса змеи. Но странно, что существовали Олеговы три могилы: две в Киеве и одна в Ладоге, - ищи эту змею, как ветра в поле.
О всех этих гнусных походах Руссов Нестор говорит весьма мало.
Поход Святослава, сына Игоря, на Хазарию, когда он, по известию Ибн-Хаукала, опустошил все страны по Оке, Дону, Волге до Семендера и гор Кавказских, когда он нанёс сильное поражение Булгарам, потряс до основания Хазарскую Федерации, - поход этот, один из главнейших. Нестор описывает в пяти строках. Какова же была причина похода - жажда мести за разгром войска Олега и грабёж? Без всякого, казалось, повода огнём и мечом опустошал народы лишь во имя врождённого инстинкта Варягов к грабежу.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 14:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ КАЗАЧЬЕЙ НАРОДНОСТИ


В предыдущем изложении о начальном периоде жизни наших предков, учёные археологи, как то знаменитый языковед Н. Я. Марр, а затем современный антрополог Руденко, археолог Танышпанов, Радлов, к той, ране их опубликованной литературе различных историков и писателей, с яркой убеждённостью в своих знаниях, доказывали о древнем происхождении наших предков, то естественно ставится вопрос: были ли Казачьи предки одним из племён миграций, пришедших из-за пределов Средиземного моря, с которых повествовали Египетские хроники и восстановивших так называемый "бронзовый век" на Кавказе, или же наши предки уже существовали там до прихода Средиземноморцев, то есть четыре тысячи лет тому назад?
Из показаний академика Н. Я. Марра видно, что до прихода яфетических народов у Кавказских проходов через хребет существовало племя "Каз", начертание которого он делает так: "Каз"- сов", как охранителей этих проходов: Каспийский проход, Дарьяльский проход.
В дальнейшем своём изложении он доказывает, что племя Каз-хи, Кас-пи исходит от чистой основы "Каз", и в конце концов локализует этот вопрос так: "Каз-хи" это - есть предки Казаков.
Более ясного определения в сущности и не требуется. Мнение этого большого учёного ярко подтверждает антрополог Руденко, в своём труде: "Казаки", со ссылкой на археологов Твнышпаева, Радлова.
На основании этих показаний, естественно вытекает вывод, что предки наши были уже на Юге Кавказа и охраняли проходы до прихода средиземноморцев. Но с другой стороны вытекает вопрос о приходе на Кавказ племени "Саки", кои по каким то причинам не попали во время на Кавказ, прошли мимо и только в X веке до Р. Х., то есть три тысячи лет тому назад, пришли от Памира, а они - тоже средиземноморской расы и сразу же объединились с племенем "Каз", то есть Казахами, значит, между этим племенами существовали какие-то родственные начала. И это двойственное племя, слившись воедино, стало называться: "Касаки". Как видим, племенные корни "Каз" и "Сак" остались в целости неизменёнными.
Так или иначе, а на Северном Кавказе, в бронзовый век, произошло абсолютно безболезненная ассимиляция племён и народов. И только в последующие времена из единого Союза стали изменяться наименования местных жителей и к настоящему времени этих наименований чуть ли не 36: по местностям расселения, по образу жизни, по внешнему виду, по социальному строю, по родовым группам и каждое племя имело по несколько имён, иногда навязанных соседями. Таким же названиям подверглись и наши предки, но свой племенной корень "Каз" так и остался несокрушённым даже великими переселениями народов. Бурные ветры тысячелетий не смели этого родного нам имени.
Теперь мы проследим процесс классификации Казачьей народности, так сказать, эволюционный путь Её наименования, включая мнения некоторых историков.
Французский историк Michel Delines, в своём труде: "La Russie-Soclete francaia d`Edltion d`Art-Paris VI, стр. 237, пишет:
"Comme il se trouve dane le Caucase un territoire, gui s`appele "Cossaguia", - в переводе значит: "На Кавказе находится одна территория, которая называется: "Косакия".
Есть ли подтверждение этому в наших анналах? И не ошибся ли француз в названии "Косакия"?
Существует "История о Донском Войске, сочинённая Директором училищ в Войске Донском, Колежским Советником и Кавалером Алексеем Поповым, 1812 года, в Новочеркасске", часть 1. во Харькове, в университетской типографии 1814 года.
Так, в этой книге, на стр. 110, говорится: "выстроен Донской монастырь, и ныне существующий. Всё воинство в твёрдом уповании на молитвы и заступление Пресвятой Богоматери с великим мужеством и силою бросились на Татар, весьма жестоко и долговременно сопротивлявшихся и обратило их в бегство так, что на шестьдесят пять вёрст их поражало. Однако сколь кровопролитно и пагубно было с обеих сторон сие сражение доказывается тем, что по окончании онаго всего по исчислению оставшегося воинства сказалось только десятая часть, то есть сорок тысяч. Здесь во второй раз усматривается, что Донское войско, после владения Россианами Тмутараканским княжеством, приметя ослабление в силах Татар через их междуусобные брани, что по всему Дону свободно можно было им проходить в Россию; служило под знаменем Российского Государя и что оно имело тогда крайний и ближний на реке Доне и Елцу городок на том самом месте, где ныне в Воронежской губернии город Задонск и монастырь. Мы усматриваем, что сие войско, издревле называлось Донскими казаками, а земли их Козакиею; ибо на Персидском языке козак значит Скифа по свидетельству Плиния (историк, И. К.), писателя первого по Р. Х. Века, Константина Порфирородного, царствовавшего в Константинополе от 775 по 797 год и Историка Абул-гази-Багидар-Хана...".
Из этого сказания видно, что французский историк Делинес не ошибся, назвав на Кавказе территорию "Козакию", откуда впоследствии и переселились Казаки на Дон-Донец.
О стране Козакии говорит и Константин Багрянородный, но в начертании "Казахия" - буква "к" смягчена в букву "х". я помещаю это сказание в двух переводах: английском и французком: - первый, английский, второй - французский.
"Beyond Zlchia is the country called Papagia? And beyond the country of Papagia is the country called Kasachia, And beyond Kasachia are the Gaucasian mountains, and beyond the mountains is the country of Alania"
"Au-dela de la Zlchia, on trouve le territoire de Papaghia; du-dela de Papaghia, Kasachia; au-dela de Kasachia, le mont Caucase, et au-dela du Caucase, le pays des Alains".
Профессор Кляпрост сделал перевод на французский язык, а на русский так: "За Зихией находят территорию Папагию; за Папагией - Казахия; за Казахией - гора Кавказ; за Кавказом - страна Алан".
Таким образом местоположение Аланов было от устья Волги на Юг, по западному берегу Каспийского моря до нынешней Осетии. Южнее Алан, вдоль хребта Кавказских гор, в сторону Чёрного моря, была страна Казаков, в верховьях Терека и Арагвы, а также и в Закавказье в междуречье Куры и Ефрата, а в углу Западного хребта Кавказских гор, вплоть до Чёрного моря, была Зихия, а севернее её Папагия.
По поводу сказания Багрянородного существовало много комментариев, одно другое опровергающих; в особенности старались исказить местоположение Казахии историки Московии, что дало право Польскому историку Яну Потоцкому категорически заявить: "остаётся определить происхождение Казаков, о которых, я не знаю почему, так много спорят, ибо ничего уже нет более ясного: Во времена Константина Багрянородного было на Азовском море два княжества, из которых одно называлось "Казахия", другое "Алания".
О казаках также говорит и арабский историк Масуди, но начертание его не Казах, а Кашак (по арабски) так: "в соседстве Алан находится нация "Кашак", она обитает между Кавказом и морем Рум (Чёрным). Хотя Аланы были и более могущественны, чем этот народ, однако, не могли его покорить: они сопротивлялись им посредством крепостей". Но Масуди добавляет: "Кашак" - имя Персидское и означает гордость и высокомерие, и есть прозвание народа, а не собственное имя".
Историк Шторх перечисляет государства, в которых были Славяне: 1) Новгород и 2) Казаки.
Историк Устрялов утверждает, что Казаки - выходцы из Кавказа.
Тоже говорит и историк Бантыги Каменский (история Малоросии).
Историк Жардо сообщает: "Падение Кипчакской империи, столь счастливое для России, совпадает с появлением в этих местах отрядов воинов, называвшихся вначале именем одного Кавказского народа - Черкасами, а потом Казаками или, скорее, Казаками. Этим именем они сами себя называли, так называют их и русские.
Пришли вместе с Батыем, эти Черкасы составлялись из многих племён, в числе которых находились и Казаки, смешавшиеся без сомнения с тюрко-половцами, которые в эту пору исчезают со страниц истории. Этот народ (Казаки) обосновался на Дону".
В книге С. Н. Сирина: "Юго-Восток России", Берлин 1922 года, стр. 8, приводится мнение профессора Академии Генерального Штаба В. И. Баскакова, уводящее генезис этой части Юго-Восточных Казаков далеко вглубь истории.
Согласно этого взгляда "Казаки Кавказа должны считать давность своего поселения не позже других туземцев Края, к каким они и должны быть причислены".
А туземцами Кавказа ещё в "бронзовый век" были: Казахи, Касоги, Касары, Черкасы-Адыгеи и другие.
Историк Всеволжский говорит: "Казаки образуют в настоящее время (словарь изд. 1883 года) в России народ отдельный, как по образу жизни, их занятиям, их военной организации, так и по их одежде и нравам".
Историк А. Бертело, чтобы яснее различить, что между Казаками и Русскими мало общего и по крови и по духу, кроме языка, утверждает: языковое единство предполагает существование одной нации, говорящей этим языком, тогда как части этой нации не повинуются одному и тому же Правительству. Но никакие нации политическая или нация языковая, достоверная или предполагаемая, не соответствует единому антропологическому типу, как теперь, так и три тысячи лет тому назад".
Как курьёз, как посмешище для историков Московии, я помещаю выдержку из "истории" Забелина, определённого Казакофоба, который говорит, что: "при Грозном туда, на окраины с татарами (!), на опасные места, вывозились (!) (хорош государственный метод "вывозить" людей к татарам, увеличивая тем силы своих врагов) из государства казаки - лихие люди, а именно: ябедники, крамольники, составщики крамольных и бунтовых ябед, жалобниц, доносов и так далее из детей боярских (!) из холопей боярских и из иных чинов. Их наказывали торговой казною и ссылали в казаки (!), в окраинные города".
Чтобы возвеличить русских, Забелин добавляет: "Рассыпанные по нашей Земле (!) курганные древности скрывают в себе истинную, настоящую колыбель нашей жизни (!), о чём рассказывают античные греки и писатели римских и византийских веков о нашей колыбели (?)".
По этому поводу, для опровержения басни Забелина, скажем, что в Новгородской Земле, по р. Волхову, а особенно на Юге: в Причерноморье, Приазовье, на Дону, при Волге, на Северном Кавказе много курганов, но они абсолютно не принадлежат племенам так называемой "Великороссии" и "античные греки и писатели римского и византийского веков" про "Великороссию" и его жителей не только ничего не писали, но о ней ничего не знали, а о Танаисе (Доне), о Танаитах, о Коссаках, Косогах и Казахах, о Черкасах, о Борисфене (Днепре) не только знали и писали, но некоторые и бывали там, начиная с Геродота.
Что же касается курганов по Волхову, то это - могилы Торков. После разгрома их на Дунае Византийцами, они прорвались за Днепр и стали распространяться на Север до Новгорода включительно. Могилы эти не только не есть мифического "великого русского народа" - никогда не существовавшего, как этническое племя, но даже и не Славянские, так как Славяне тогда трупы умерших сжигали.
На Северо-Восток от озера Ильменя, есть озеро Лач - название не славянское, около него г. Каргополь, г. Турчасов - название тюрского корня. Самая же область "Каргополис". Есть там и река Шиленга, несомненно испорченное имя р. Силенги, впадавшей в озеро Байкал, в Сибири, откуда и принесли это имя Торки - турецкого племени (историк Катиб Челеби).
Достоверно известно, что Иван Грозный никаких посягательств на республиканский образ управления Казаков не проявлял, а наоборот поддерживал, что видно из грамоты его к князю Ногайскому: "и только за ваши неправды и грабежи перед ними (казаками) повелеваю вас самих воевать и ваши улусы астраханским, волжским и донским казакам и над вами над самими они не такую досаду учинят, и нам уже ныне своих казаков унять не мочно".
Грозный к Казакам, не в пример последующим царям, проявлял полное доверие и широко пользовался ими для серьёзных и ответственных поручений, формируя из них посольства и отряды.
Так, например, в 1567 году были посланы Атаманы Иван Петров и Бурнал Ялычев исследовать Земли, лежащие на Юге, за Сибирью, и вообще Казаки в Московском государстве тогда имели такое же значение, как боярские дети. И в свете этих исторических фактов, выступление "историка" Забелина, явно провокационное, и все его олицетворения: "лихие люди, ябедники, доносчики" по ассоциации возвращаются к своему автору. Он не составляет собой определённой писательсткой личности: чужая история, чужие замыслы, внушённые ему различными авторами, у последних родились, - Забелин же эти дикие образы и идеи, к своему стыду, усыновил. У него нет такой силы претворения и воплощения, которая заставила бы читателей почувствовать хотя частицу Правды, в его зловещей Лжи. Писания его ужасают своей мертвенной надуманностью, полным отсутствием какой-либо жизни, и бездушным дуновением псевдо-исторической пошлости и как бы героизмом тупость веет от его "литературы".
Мнения о происхождениии слова "Казак", систематическому объединению ещё никем из историков не подвергались, а поэтому приведём ряд слов блихких по созвучию, а затем уже, основываясь на исторических данных, когда эти многие слова постепенно сливались и дали единое в гармоническом звучании слово "Казак", как имя племенное, а не напицательное.
Ковсак - из арабского - быстрый в нападении на врага.
(Frensel Be originibus Linguas Sorabici Lib.L, 56)
Казык - человек бездомный - слово испорченное (Анисимов: "Живая старина", стр. 430, т. III, 1894 г.)
Козах: "Ко" - сторож; "Зах" - рубеж, - означает: охранитель - военная стража.
"Ка-сака" - Сака - древний народ, "Ка" приставка, обозначающая превосходство.
"Коз-ар" - Сестренжевич Богун говорит, что он нашёл в Азии происхождение имени "Казак". Сарматы произносили слово "Козар, как Козак. Козары, перемещённые в Казахию, приняли имя Казах" - Sicstrengevits de Bohobz "Rechercheb Historiguessur L`origines des Sarmats: L, 189.
"Косог-Касог" - имя Кавказского народа, данного соседями, в эпоху Хазарского царства Казакам.
"Казак" - имя полководца у Шахматая-Хана. (Cromer / IV. XXX. p.45)
Катрмер - переводчик на французский язык "Империи Монголов Рашид Эддина", приводит многие выписки из манускриптов персидских и называет имя казачьих предков "Казаки".
В жизнеописании Тимура-тамерлана написаного им же самим в 1369 году, он пишет: "усвоивши манеру сражаться по Казацки, снарядил свои войска так, чтобы я мог, как Казак, проникнуть в жительство моих врагов". Следовательно, этот большой полководец после Чингис-хана, заимствовал тактику у наших предков, а вовсе не Казаки учились у Татар, или у Московитов, которые по лживым утверждениям таких "историков", как Забелин, Броневский называют казаков "беглыми русскими холопами".
Мнение Западных историков:
Казаки - легко вооружённый воин; казак - хранитель границ, разведчик, пионер цивилизации. Казак - витязь, умирающий за Вольность и Веру.
Мнение Московитов: Казак - вольный, свободный, разбойник, вор.
Нет нужды особенно вести дискуссию с Московитами, история которых расцвечивает махровыми цветами планетарных разбоев и грабежей порабощённых народов.
А как же относятся простые люди Московии? Образ казака в их сознании оставался возвышенным, почему народ и воспевал былинных героев, называл их Казаками, как Илью Муромца. Далее историк Соловьёв писал: "богатырь не умирал в Казаке. И наши древние богатырские песни - это песни казацкие о казаках. Любимый образ фантазии певцов - это богатырь Казак, а Илья Муромец обыкновенно называется старым казаком и прямо Донским. Казаком, Атаманом Донских казаков.
Богатырь - казак есть герой народной исторической песни в продолжении восьми веков.
Понятно, что появление в XVII веке богатыря-казака, какого ещё не бывало - Степане Разине - сильно отозвалось в песне: сам стар казак Илья Муромец при Разине - есаулом только и самый видный из богатырей отодвигается на второй план.
"Как из далече, из чистого поля,
из раздольица, из широкого
выезжает тут старый казак,
Стар старой казак Илья Муромец.
То младший Ермак да Тимофеевич
Прервал у стара Казака Ильи Муромца
Прервал его храпы белые".
Богатыри-Казаки, как обитатели того чистого поля - главные участники в этой "с идолищем поганым" борьбе, это самая чистая, самая поэтичная сторона их деятельности", заканчивает Соловьёв. И этим наносит страшный удар по головам шовинистов историков Московии, своей ложью уподобляющихся "идолищам поганым" - антихристианским.
Не лишено интереса изыскание Донского Казака Г. В. Губарева: "Книга о Казаках", в которой он пишет: "До половины XIX века "русская" историография признавала за казаками право называться особым народом, и этот взгляд не подвергался дискуссиями, как установленная традиция. Но сто лет тому назад, мгновенно, и без всяких дебатов, все явления казачьего прошлого русские (!) перекроили на социальный лад (скорее всего на политический лад). Казаки уже обитали в новых границах, захваченных Россией и великодержавные интересы её потребовали теоретического "упразднения" казаков, как народа и обращения их в "беглых русских рабов".
Причины этой неожиданной перемены ничего общего не имеющей с наукой и русские (!) не потрудились даже опровергнуть установленный прежде взгляд, - услужливо включили казаков в чужой исторический комплекс, переписали на свой счёт Казачье национальное достояние и при каждом удобном случае стараются распространить по всему свету новое ложное мнение о происхождении казаков.
Заниматься подробным разбродом всего этого вздора нет нужды. Исторические памятники нерушимо сохранили свидетельства о прошлом нашего народа от самой глубокой древности до наших дней. Каждое правдивое слово Казачьей истории легко разоблачает хитросплетения недобросовестных учёных и восстанавливает звено за звеном непрерывную цепь Казачьего родословия. Оно тянется от нас - Казаков к Касакам, Касогам и Касарам и далее к Касахам, Касакам, выступающим из тумана тысячелетий в своём оригинальном Скифском виде.
Казачье национальное имя показывает удивительную устойчивость: из эпохи в эпоху, на протяжении тысячелетий оно изменилось лишь весьма незначительно. Русский историограф Карамзин не без основания говорит о древности нашего имени. Это имя в Казачьем обиходе произносилось как и сегодня - Казаки!
Однако, разные народы, которым приходилось встречаться с нашими предками - выговаривали его неодинаково. Например, у Греков самое раннее начертание было "Кассайя и Казахи4 у Китайцев - Кеса, Кюйсеу; у Тюрков - Казак, Кайсак; у Персов - Каззак; у Кабардинцев - К,эзак; у Славян - Касак, Касог, Казак, у Англичан - cossack; у Французов - Cossagues; у Испанцев - Cossagos. Различные начертания - следствие неодинакового произношения.
Древнее территориальное имя Казачьих племён Приазовья - Меоты, в дальнейшем Кассаровцы - Казары, по царству Хазарскому. Затем - Черкасы, по стране Черкасии. Пятигорцы и Гребенцы, по урочищу в Кабарде; Северуки - по Северскому Донцу; Запорожцы по Запорогам; Донцы, Кубанцы, Терцы - по рекам и областям также назывались: Ордынские, Литовские, малорусские, перекопские, путивльские, белгородские, городецкие, рязанские, днепровские".
Таким образом, Г. В. Губарев внедряется вглубь древнего происхождения Казачьего народа. Задолго в людских массах Северного Кавказа и бассейне Дона начались процессы взаимного выравнивания, формирования однообразного быта, верований. Они происходили непрерывно на протяжении тысячелетий совместной жизни и завершились на полях державы Томотороканской: из Касаков, Касогов, Казаров - в результате выковалось основное ядро Казачьего народа имя: Казаки!

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 14:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ПОХОДЫ КИЕВСКИХ КНЯЗЕЙ НА ВОСТОК


Если до IX века наблюдалось движение человеческих масс с Востока на Запад, то в IX веке произошло образное движение с Запада на Восток.
Если Восточные конные кочевники, начиная со Скифов, руководствовались главным образом захватом огромных пространств степей Причерноморья для своего интенсивного скотоводства и подчинения местного населения своей власти, то Западные массы под водительством Киевских князей, главным образом, руководствовались хищнеческими врождёнными инстинктами грабежа, чему способствовали две стихии Варяжских (уже описанная мною) и стихия руссов, пришедших от р. Аракса. Это две стихии удачно объединились под водительством Норвежца Олега (прославленного московитами как "Вещего"). Эти "руссы", как уже говорилось, совершили два грабительских похода, в 914 и 944 годах. В первом походе и погиб Олег.
После Олега Киевом правил Игорь - племянник Олега, сын Рюрика. Княжение его было неудачное. Поход на Византию окончился плачевно. Флот его был сожжён "греческим огнём". Нападать на могущественную Хазарскую державу он боялся, хотя он и обладал присущей его роду жадностью. Из-за этой жадности он и погиб. Историки Московии умалчивают о причине его смерти: Византийские же источники говорят о этом весьма подробно. Получив от Славянского племени Древлян дань, он потребовал таковую же вторично. Это вызвало возмущение. Игорь, прибывший за данью, был схвачен Древлянами, привязан к двум елям за ноги, пригнутыми вниз, затем ели были отпущены и Игорь был разорван пополам.
После Игоря княжила Ольга-жена, довольно мудрая женщина, принявшая христианство; внешними войнами она не занималась, наводя порядок в государстве. Христианство при ней заметных успехов не имело, не удалось ей обратить в христианство и сына своего Святослава, шедшего твёрдо с народом в своём язычестве. Идея христианства была ему чужда, - его грабительским инстинктам.
Историк С. Лесной (стр.706) даёт ему такую характеристику: "сильный телом и духом, Святослав был типичным завоевателем; действительные интересы народа для него были чужды. В борьбе, в добыче, взятой в войне, он видел цель жизни, пренебрегая интересам государства. Напрасно современные историки видят в его поступках шаги разумного, полезного государственного деятеля - Святослав был авантюристом. Дела Новгорода его вовсе не интересовали: о Киеве он прямо заявил, что ему там жить "не любо".
Взоры этого-то авантюриста, по отзыву С. Лесного, были обращены на богатства Хазарской Федерации. Один лишь трон Кагана из чистого золота не давал ему спать спокойно и вот в 965 году он и двинул свою рать из Варягов, руссов и славян.
Летопись о этом говорит кратко: "Иде Святослав на Козары. Слышавшие же Козары изыдоша противу с князем своим Каганом и сступишася на бои, и бысть брань, одоле Святослав Козаров, и град их Белу Вежу взя и Ясы победи и Касоги, и приведе Киеву".
Жестокость Святослава была неимоверная не только к защитникам крепости Саркел на Дону, но и поголовному избиению хазар, взятых в плен, а остатки хозар преследовал до Кавказских гор, убивая их. Хозары рассеялись по Кавказу и Крыму, исповедуя иудейство, но без Талмуда, называясь "Караимами".
Ограбивши столицу Итиль, Святослав разрушил древний казачий город Азак, двинулся на казачьи и аланские поселения, разграбил богатый город Семенгдевр, а также и Томоторокань и с великой добычей возвратился в Киев. Неудовлетворившись громадными богатствами Хозарии, Святослав с ещё большей жадностью бросился на грабёж Византийских провинций, имея честолюбие замыслы захватить Царьград, но отягощённый добычей, он решил возвратиться домой. На обратном пути от Дуная Печенеги, извещённые Византийцами, засели у Днепровских порогах, напали на перегруженную дружину Святослава, разгромили её и сам Святослав был убит. Летопись говорит об этом: "Нападе на ня Куря (князь Печенежский), и убиша Святослава. Ив зяша голову его и во лбе сделаша чашю, оковавши лоб его золотом и пияху в нём".
Так закончил свою бурную жизнь один из блистательных грабителей Варяго-Руссовских князей. Награбленное золото частично пошло на оковку его черепа, из коего князь Печенегов пил вино в торжественных случаях, а остальное золото пошло прахом.
После смерти Святослава в 980 году, в Киеве княжил его сын Владимир, объединивший под своей властью весь славянский Восток.
Владимир был незаконорождённый сын Святослава от девушки славянки Малуши-ключницы княгини Ольги. Влияние своей матери, а в особенности брата Малуши Добрыни, человека государственного ума, было очень сильное. От отца-грабителя возмужал и развился государственный деятель. Он не увлекался грабежами других народов, а занялся устройством своего государства. Таковым же был и его предпоследний сын Мстислав, от матери "чехини" в удел этому молодому князю досталось княжество Томотороканское, в древности называвшееся "Тома", поэтому и следовало бы называть его согласно корня "Тома", а не Тьмутораканским. Во главе этого княжества стоял Косожский князь Радедя (по осетински "Иредада"). Среди осетин было предание, что когнда Мстислав прибыл с дружиной, то Радедя благородно предложил, чтобы не проливать кровь подвластных им дружин, спор о престолонаследии решить личной борьбой. В борьбе этой оказался победителем Мстислав, который и объединил все народы Северного Кавказа и создал сильную Томатороканскую державу.
Здесь уместно поместить выдержки из "Книги о казаках" Г. Губарева: "Волею Судьбы Мстиславу пришлось быть на Востоке наследником Хазарии. Но вместе с землями к нему перешли и связанные с ними обязанности - стража Европы: он должен был держать заслон перед широко открытыми Урало-Каспийскими воротами и препятствовать новым вторжением азиатских кочевников. Такая роль, за которую никогда не брался Киев (а старался наоборот пограбить, - на Дону. Справиться с ней мог только сильный союз местного племени и народов. Держава Мстислава должна быть сильной. Кроме того, теперь, когда его многочисленные братья, уничтожая друг друга в удельных распрях, погибли все, за исключением старшего Ярослава и младшего Судислава, он считал вправе получить часть наследства отца.
Мстислав уже имел могучую дружину из природных воинов старых и новых подданых: Казаров, Касогов, Касаков и Ясов (Танаитов, Донцов).
В 1023 году Мстислав двинул свои войска к Днепру, летопись говорит: "поиде Мстислав на Ярослава с Козары и с Касоги".
Ярослав в это время был в Новгороде и усмирял в Суздале языческие бунты. Мстислав подошёл к Киеву, но Киевляне его не приняли, тогда он без боя занял Чернигов.
Ярослав собрал Новгородских и Киевских воинов, вызвал из Скандинавии отряд варягов "красавцы" Якуна и повёл войска на Чернигов".
Летописец так описывает встречу братьев под Лиственом. "Мстислав с вечера приготовил войска, поставив Северян лицом против варягов, а сам с дружиной расположился по крыльям. И была ночь, и была тьма, молния и гром, и дождь. Мстислав говорит своей дружине: "пойдём на них". И когда сошлись северяне с варягами, варяги много потрудились избивая северян, но потом ударил Мстислав со своей дружиной и начал рубить варягов. И закипел горячий бой. При блеске молний сверкало оружие, гремела буря и шла страшная резня. Ярослав увидел, что его побеждают и бросился бежать вместе с Якуном, князем варяжским. Тут-то Якун и потерял свои золотые латы. Ярослав бежал в Новгород, а Якун за море. Мстислав же на рассвете, увидевши северян побитых и варягов Ярослава, говорил: "Кто же этому не был бы рад? Вот лежит северян, вот лежит варяг, а своя дружина цела".
Поражение было столь жестокое, что Ярослав не решился вернуться на Юг. Но Мстислав предложил: "садись в своём Киеве, ты - старший брат, а с меня довольно и этой стороны".
В 1026 году братья заключили договор: границей был Днепр. Заняв левый берег, Мстислав стал владельцем огромных пространств. Его держава раскинулась от Кавказских гор до верховьев Дона, Оки и Волги, на западе она упиралась в Днепр, а на востоке в приволжские степи. Томотороканцы знали, что благодаря их боевым трудам прежняя граница княжества отодвинулась на сотни километров, предоставляя для их услуг богатые и относительно спокойные места для поселений у лесных граней. Там лежали степи, богатые водами и тучные пастбища. Козары и Касаки использовали своё законное право и оседали здесь под опёкой мужественного и ласкового князя и летописцы начинают их вспоминать под именем "чёрных клобуков", людей одетых в чёрные шапки, которые и составляли главную массу подданных Томатороканского князя.
В хетинской легенде есть повествование о его браке с "самой прекрасной девушкой аланского края, это было чудо красоты, картина, расписанная Солнцем и звали её Надо, из рода Бургалты. Не прошло и года после свадьбы, как Надо родила Мстиславу сына ". Сын Евстафий умер ещё при отце в 1033 году. Сам же Мстислав, простудившись на охоте, скончался в 1036 году.
Храбрый князь по рождению, не был связан ни с Козарами, ни с Касаками, но он искренне любил Донцов и Кавказцев, и в дружине души не чаял. Всячески берёг воинов и не только способствовал их оседлому быту, а и возвёл их роды в положение первых людей среди северян.
Кроме того, у Казаков имеются особые причины чтить память вождя их предков в сложении Казачьей народности. При нём завершился один из значительных этапов слияния воедино навродов, и заслуга политического объединения племён, выступивших вскоре на арену истории под общим именем Казаков".
Днепровские князья разобрали по частям сильное политическое образование Мстислава, занимаясь лишь распрями и враждой, да убийствами друг друга и, конечно, не были в состоянии сдерживать волны Азиатов. И когда из-за Урала двинулись Половцы, то их никто уже задержать не смог.
Некоторые историки с позиций чисто политической, утверждают, что Томоторокань была "русской". По этому поводу археолог Ю. В. Готье писал: "Нет никаких исторических известий, которые доказали бы существование вокруг Тьмуторокани "русского" населения. Знаменитый Тмутороканский камень (с надписью: "в лето 1068 Глеб князь мерил море по леду от Тмуторокани до Кърчева 10 000 и 4 000 сажен") единственный материальный памятник, свидетельствующий о "русском" (русинском - прим. Авт.) владычестве". С именем Готье археолог М. А. Миллер не согласен и утверждает, что в области Тмуторокани была колонолизация славян-русов (но не русских), другие историки даже утверждают о "Приазовской Руси" (но не россии, прим. Авт) "А ведь Готье ясно говорит не о мирной колонизации "русских" славян, а только о "русском" владычестве, то есть временном пребывании со Святославом с целью грабежа и другими, которые впоследствии возвратились на Днепр.
О способах колонизации Московии имеются исторические пояснения. Так, например, Василий III предпринял поход против Литовцев. Он перебил и увёл с собой три части жителей из четырёх, коих после того отдал или продал татарам, а вместо их поселил столько своих русских (московитов), сколько можно было достаточным для осиления хватившихся туземцев вместе с его же гарнизоном.
"За один только раз в 1488 г.," - говорит профессор Платонов,- "привезли из Новгорода более 7 000 людей на Москву".
В 1568 году большая рать Ивана Грозного опустошила всю Черемисскую Землю. Летописец говорит: "Много зла учиниша Земле той, людей иссекоша, а иных в плен поведоша, а иных изожгоша, а кони их и всякую животину чего с собой нельзя имати, то всё иссекоша, а что было живота (имущество) их, то вся взяша, и повоеваша всю землю ту досталь пожгоша".
"Колонизация" сводилась к тому, что просто захватывали соседние Земли, подчиняли, сгоняли живший в них народ, строили города и крепости, и поселяли своих крестьян, и в этих "колонизационных" движениях не было ни подъёма духа, ни риска, ни отваги, свойственным всякой колонизации.
Как пример невежества и зверства Рюриковичей, приводим выписку из Летописи о княжеских братоубийствах и разъяснение причин этих зверских фактов:
"В 1217 году Князь Глеб Рязанский Володимирович изучен сатаною на братоубийство, имея сподвижника брата своего Константина и с ними диавола, иже прелести их своим злоказньством вложивша има в промысел избити братию свою". Факт удивительный, но едва ли читатель согласится с мнением летописца-истолкователя: виноваты - де во всём "сатана и диавол", но ни в коем случае сами князья-братья!

ЕЩЕ О ТОМОТОРОКАНСКОМ КНЯЖЕСТВЕ


Существует в Нью-Йоркской публичной библиотеке книга немецкого автора "Древние Азовская и Крымская известия" (Baver Gottlieb Siegtried) в русском переводе Адъюнта Императорской Академии Наук И. К. Тауберга (Изд. III, В Санктпетербурге 1782 года). В этой книге, на стр. 47, сначала говорится о разделе князем Владимиром своих уделов среди своих сыновей, согласно летописи игумена Киево-Печёркого монастыря Феодосия, сотрудника "великого" епископа Никона - строителя монастыря около города Томаторокань так:
"Он разделил своим сынам, которых находилось не малое число, правление некоторых, а особливо отдалённых провинций. Из оных имел Мстислав свою резиденцию в Тмуторокани, который город называется ныне Темрюк. Там покорил он себе в 1021 году соседственных до Кавказских гор распространившихся Козаков и отправил их в 1023 году вместе с Козарами против своего брата великого князя Ярослава, а в 1024 году сам за ними следовал. Однакож они скоро опять помирились и по вторичном разделении Земель перенёс Мстислав престол свой в Чернигов.
Тмуторокань есть то самое место, которое Цезарь Константин Порфирогенет Тамотарха называет и полагает против Боспора или Керчи. Ныне называется это место на картах Темрюк и лежит против крепости Тамань, к северо-восточной стороне подле Меотического (Азовского) моря. Итак жили уже во время Цезаря Константина Порфирогенета оные Козаки, которых Мстислав себе покорил в юго-восточной стороне от сея крепости до Кавказских гор. По тому может всяк разсудить, как бы Россие возможно было все оные места содержать в своём владении, и Казаков, как храбрый народ, привести под свою державу, ежели бы она всею рекою Доном и следовательно Азовом не владела. Правда, что Половцы лишили потом Россиян сея пользы и победили великого князя Всеволода в 1061 году в жестоком сражении. Однакож нахожу я, что российский князь Ростислав владел ещё в 1064 году крепостью Темрюком, и привёл опять в послушание казаков, но потом от греков, которые храбрости его боялись, ядом отравлен. От сего можно бы заключить, что Половцы уже после вторичной баталии, которая случилась в 1067 году, помянутые места также и Азов завоевали. Но другие писатели объявляют, что Темрюк принадлежал ещё в 1078 году Олегу, внуку великого князя Ярослава, и что великий князь Всеволод, по отъезде его в Константинополь, определил на его место управителем в Темрюке одного, именем Ротибора. В 1083 году, Олег возвратился из Греции (был арестован Хозарами и содержался на острове Родос) и принял опять прежнее своё владение, а в 1094 году напал он сам на Днепровских князей (Игумен Феодосий, стр. 351)".
Олег в 1094 г., при помощи Половцев, появился под стенами Чернигова. Находившийся там его дядя Владимир Мономах уступил ему город и удалился в Переяславль.
Олег был мстителем за поруганную честь Чернигова Киевскими князьями. Как бич Божий налетал на "русские" Земли захватчиков Днепровских князей, неся опустошение и страх. В "Слово о полку Игореве" говорится: "Ступает в злат стремён в граде Тъмуторокане, тот же звон слыша давний великий Ярослав, сын Всеволода, а Владимир по вся утра уши закладаша в Чернигове".
От одних только сборов в поход Олега трепетали в ужасе Днепровские князья.
С приходом Половцев и уходом окончательно руссов и Славян из Томаторокани, последняя, избавившись от паразитов Киевских, вынуждена была сотрудничать с Половцами. Конечно Томаторокань в своём политическом и торговом отношении ослабела. Жители стали переселяться за Кубань, где в предгорьях стал зарождаться Союз племён "Черкасия". Тамань и Кубань вошли в союз. Название Томаторокань сохранилось только за городом.
В XII веке там правили князья или из Косогов-Казаков, или из Алан.
Араб Эдризи писал: "Матарха цветуща, окружена обработанными полями, виноградниками. Князья отважны и грозны для соседних народов. В городе происходят ярмарки.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 19:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
ПОЛОВЦЫ-КОМАНЫ ИЛИ КУМАНЫ


Половцы-Команы или Куманы себя называли "Кипчаками". Они подошли к Днепру в 1055 году и заключили мир с Всеволодом Переяславским. По культуре они стояли выше Печенегов и Торков. Хан Кончак объединил их в одну державу, под личной властью. Половцы окончательно отрезали Томатороканское княжество от Киевщины и уже в 1117 году все славяно-русинское должно было покинуть торговый центр на Дону - Белую Вежу, бывшую крепость Саркел. Колонизация славяно-русинская в Подонье-Приднестровье в зачатке исчезла. Половцы были скотоводами, но грабительские походы играли в их экономике большую роль.
Феофан-Исповедник даёт им такую характеристику: "жизнь мирная для них - несчастье, верх благополучия, когда они имеют удобный случай для войны".
В общем, столкнулись два Мира: Тюрский и Ославянившееся Приднепровье, со своими многочисленными князьями-Рюриковичами. Но эти два Мира, разные по происхождению, были абсолютно схожи в своих грабительских действиях. И вот, на протяжении 175 лет происходят непрерывные набеги одних на других. Половцы, учитывая рознь и вражду князей, наносят им поочерёдно большие поражения до тех пор, пока жаждущие власти князья не приходят к разумному соглашению между собой и тогда Половцы несут такие же поражения.
Некоторые князья входят даже в договорные сношения с "погаными" (считая себя чистыми), чтобы поразить своих соперников к власти.
Летопись сообщает: "сотвориша бо ся глад велик в Земле нашей и опустели Града наши и быхом бегающие и перед враги нашими".
В 1095 году, князь Владимир Переяславский вероломно убил Ханов Итлара и Китаня, приехавших к нему заключить мир; перебита была и дружина. Половцы ответили: напали на г. Юрьев, на р. Роси, разграбили его и сожгли. Затем напали на города Переяславль и Устье. А Хзан Боняк осадил Киев, разграбил и сжёг Киево-Печёрскую Лавру и окрестность, сам город уцелел.
Владимир Мономах, однако, разгромил Половцев, в результате чего Хан Отрок ушёл к Грузинскому царю Давиду Строителю, выдал за него свою дочь. С ним ушло 40 000 конницы. Но вскоре он вернулся, чтобы объединить Половцев. И скоро повелись бои.
В 1184 году объединённые князья, под командой Святослава Киевского разбили Половцев. Это дало, как претекст молодым князьям из чувства зависти, объединиться между собой, чтобы приобрести славу, под командой Игоря Новгородского и князей: его сына Владимира, брата Всеволода, племянника Святослава, князя Ярослава Черниговского, - всего шесть полков двинуть на врага. Заслон Половцев был легко разбит и князья стремительно двинулись вперёд. Половцы, не принимая боя отступали, создавая большую силу из резервов. И вот: "в поле незнаевом, среди земли Половецкие окружили полки Игоря ак борове". Два дня и две ночи шла ожесточённая сеча. К обеду на третий день "падоша стязи Игореви", так говорит летописец. Все князья были взяты в плен. Спаслись 15 воинов. И так пала рать Игоря "на реце Каяле, у Дона Великого".
В "Слове о полку Игореве" довольно красочно описано как будто даже сама природа давала предчувствовать беду: "Солнце ему Игорю тьмою путь заступаше; нощь стонуща ему грозно птичь убуди; свист зверин веста; збися Див, кличет връху дрега, велит послушати земли незнаема".
Некоторые историки предполагают, что река "Каяла" у Дона Великого" - это летописная "Калка" (Кальмиус), где татары Субутая разгромили Киевских князей. Но р. Калка не есть "У Дона Великого", а отдалена от него и никакой речкой не связана.
При этом было бы странно, чтобы Игорь Новгородский шёл с войском с Севера на Юг, проделывая опасный фланговый марш по отношению к Половцам.
Путь движения князей начинался с Владимира, это - путь по Донцу". Конные по берегу, пешие на лодках. Так оно, вероятно, и было. И войско Игоря, достигнув реки "Каменки", впадавшей в Донец, в отрогах Донецкого кряжа и густых лесах на Донцу было окружено и разбито.
И "Слово о полку Игореве" не даром говорит, что Солнце ему Игорю тьмою путь заступиша, ибо Солнце закрывалось горами и лесом и "Див збися-кличет вверху древа". А какие же горы или лес, мешающие ориентировке по Солнцу были на реке Калке? Их там нет!
Отсюда моё предположение, что река "Каменка", впадающая в Донец с правой стороны городка Гундорова, была в истории названа "на реце Каяле" и действительно Донец впадает в реку Дона Великого.
О бое Игоря на Каменке мне приходилось читать старинную книгу, со старинной печатью с титлами в архиве станице Гундоровской.
Такого страшного поражения князей, не переживали за все почти двести лет. После деятельности для Половцев открывалось блестящим для грабежей, но в 1223 году нахлынул передовой отряд Монголо-Татар.
Летопись говорит: "Половец безбожных (а князья пожалуй не уступали в безбожии, прим. Авт.) множество избиша, а иных загнаша и те изомраша. Приидоша бо Туркмены всю страну Куманскую и придоша близ Руси".
200 000 Половцев, во главе с ханом Котяком ушли в Венгрию и ассимилировались там. Часть перешла Дунай, часть осталась в Южных Степях под названием "Дешт-Кыпчак", не оказывая сопротивления татарам.

КАЗАЧИЙ НАРОД В ЭПОХУ ТАТАРСКОЙ ОККУПАЦИИ


Народы Северного Кавказа, а также Приазовья, на дону после грандиозного кровопролития и грабежей, учинённых блистательным авантюристом Святославом, оставались на родных местах; каждый по своему зализывал свои раны, несколько передохнули в эпоху Мстислава, подверглись ущемлению со стороны Половцев, но в меньшей мере, чем при Днепровских князьях, которых даже и изгоняли, участвуя в отрядах половцев.
А тем временем, на Дальнем Востоке ярко разгоралась звезда гениального монгола Темучина. Оставшись после смерти своего отца Есугея 10-тилетним сиротой, при помощи умной матери, объединил монголов, а когда возрос, то со своими монголами покорил татар под свою власть. Затем соединёнными силами двинулся против богатейшего Китая. Захватив столицу Пекин, Темучин стал обладателем громаднейших сокровищ. На эти средства он принялся организовывать свою регулярную армию и создавать свою монгольскую государственность, привлекая опытных в деле администрации, тех же Китайцев и Туркестанцев, не стесняясь большими расходами на их оплату.
Он вошёл в договорные отношения с тогда очень культурной и богатой страной Туркестана. Вводя в свою Армию покорённые племена, он создавал не только воинскую, но и моральную дисциплину при помощи духовенства покорённых племён. Строго запретил убивать инженеров, техников и вообще спецов по различным отраслям строительства, медицыны и даже просвещения.
Не удовлетворяясь своим диктаторским правом, Темучин в 1206 году созвал так называемый Курултай (Сенат0, состоявший из видных старейшин и мудрейших представителей завоёванных народов. Курултай этот имел громадное историческое значение: на нём зародилась могущественная Монгольская Империя. На этом же Собрании (Круге) Темучин был провозглашён "Чингис Ханом", то есть Верховным Вождём Империи.
Закончив организацию Империи и Армии, Чингис-Хан двинул сперва разведывательный отряд, под командой полководца Субутая при царевиче Берке, в составе 30 000 конницы. Этот отряд в 1223 году появился на южном побережье Каспийского моря; там он встретил конное войско Грузинского царя Георга IV - сына царицы Тамары, которое по своей малочисленности не устояло и было отброшено на Запад. Оставив Грузию в покое, Субутай западным побережьем Каспийского моря, перейдя Дербентские ворота, вышел на Северный Кавказ. Здесь он встретился с Казаками и Горцами и предложил им договор уплаты небольшой дани. Что оставалось делать Казакам и Горцам? Память о насилиях и грабежах Святослава и иных князьях и Половцах была ещё свежа, по поэтому наши предки договор приняли, давши даже вспомогательный отряд, гонцы которого и информировали казачьи поселения по Тереку, Кубани, по Дону, Донцу, Хопру и Медведице, в пределах последних была область Казаков-Бродников.
Переправившись через Дон, Субутай разбил Половцев и двинулся на Запад. К Киевским князьям были посланы Татарские послы с предложением мирного договора, на базе уплаты определённой дани. Киевские князья, получив к этому времени заверение Половцев, что они будут на стороне князей, не только отвергли предложение мирного договора, но всех послов перебили. Татары проявили в этом большое терпение: они вновь послали новую делегацию, во главе которой поставили Казачьего Атамана "Бродников" - Плоскиню. Успеха эта делегация также не имела. И тщеславные князья, числом шесть, двинули свои войска, не имевшие, однако, единого командования. Каждый князь мечтал о личной славе. Субутай стал отступать, но, дойдя до р. Калки, остановился, изучив достаточно беспечность противника от казачьих разъездов. На этой то р. Калке (Кальмиус), впадающей в Азовское море, всё войско князей было разгромлено. Все шесть князей попали в плен: их связали, положили на Донскую Землю, накрыли их досками и стали татары пировать, на этой "живой" эстраде, мстя таким образом за убийство своих шести послов.
Покончив с князьями, Субутай двинулся в сторону Уральских ворот. Здесь ему пришлось принять сильный бой против Булгар. Затем он ушёл на Sjcnjr? С докладом Чингис-Хану.
В 1237 году Чингис-Хан направил на Запад две отдельные армии: 1) под командованием Субутая в направлении Москва-Новгород и 2) под командованием Батыя, своего сына Джучи, в направлении Киев-Карпаты!
Субутай довольно быстро справился со своей задачей: кой-кого из строптивых князей прикончил, сопротивлявшихся порубили, да и само то сопротивление не было очень сильным. Племена, главным образом, финского происхождения, были по своим свойствам мирные, к военным действиям совершенно неспособным. Это то обстоятельство и послужило тому, казалось, быстрому успеху, с каким опытные рабовладельцы Рюриковичи захватили весь Северо-Восток. Ни о каком чувстве патриотизма не могло быть и речи: менялась лишь диктатура Рюриковичей на наместников Чингис-Хана. Первое время местные жители даже приветствовали административные меры Субутая, разбившего весь Север на области. В каждой области был назначен Губернатор - Баскак. При чём этот Баскак совершенно не вмешивался во внутреннее управление областей. Лишь бы они исправно платили дань.
Но когда сбор дани был поручен князьям, то народ заволновался, ибо эти князья, по природе своей грабители, выбивали не только дань для Татар, но таковую в том же размере и для своей широкой жизни.
Армия Батыя была более могущественная, чем у Субутая. На Батые лежала при этом обязанность административного устройства тыла, ибо за Батыем шло до полтора миллиона монголов и татар со всем имуществом с жёнами и детьми. В общем это шёл вооружённый народ. Армия Батыя состояла из одной трити монголов и двух третей покорённых народов на равноправных началах. Весь Юго-Восток, состоящий из Казачьих и Горских поселений, за исключением Зихов Северного Кавказа, а также остатки Хазар, почти уничтоженные Святославом в 965 году, вошли членами Армии Батыя, которая освобождала раз и навсегда от зависимости Половцев и сулила некоторую самобытность мирной жизни.
Батый двинул свои войска от Волги и Дона, не встречая нигде серьёзного сопротивления, если не считать павших духом Половцев. Подойдя к Днепру, Батый встретил сильное сопротивление Днепровских князей, опиравшихся главным образом на воинственных "руссов", торков и остатков варягов. Всё это воинство было в большинстве своём уничтожено без пощады. Все поля были покрыты разлагающимися трупами и в таком большом количестве, что их даже не успевали убирать. Вонь и смрад разносился ветром. Похоже было на то, что это как бы Божья кара пала на "Руссов" за их грабежи, насилия и пожары, учинённые ими во времена княжения Олегом и особенно Святославом в 965 году. Усердно рубили "руссов" хозары. В 1240 году г. Киев подвергся полному разгрому, а также окраинные города по Днестру. Батый не задерживаясь, двигался дальше на Запад на Балканы, Трансильванию, Польшу, имея в авангарде казаков и черкасов.
Чингис-Хан своей стратегической целью ставил установление единого торгового пути от Тихого на Востоке океана до Атлантического на Западе, и достиг бы этого, но смерть его в походе на Тонгутов от простуды помешала его гениальному плану, и Батый от восточных границ Европы повернул, при известии о смерти Чингис-Хана, обратно, установив своё государство, под наименованием "Золотая Орда" на берегах р. Волги и рукава Ахтубы.
Установление владычества на Востоке Европы татарами обязано их военной мощи, высокой дисциплине армии, умелой административной системы по объединению народов Юго-Востока, дотоле разрозненных Половцами. Теперь они вошли в государство "Золотой Орды" на равноправных началах. Повторилось тоже, что и было в эпоху Хозарской державы. Все народы составили с Татарами единую Федерацию.
По этому поводу Калмыцкий учёный доктор Хара Даван пишет: "обитатели Подонья были привлечены Монголами к пограничной службе, составив таким образом, вроде служилого сословия, освобождённого от всяких податей. Эти жители Подонья - Бродники, как они тогда назывались, в административном отношении управлялись иначе, чем остальная "Русь". Само население избирало своих десятников и сотников, которые утверждались монгольским губернатором-баскаком.
В виду доверия, которым пользовалось у Монголов население Подонья, ему дано было право избирать даже губернаторов из 3-х кандидатов, одного из которых и утверждал Хан".
Этой премудрости даже не удосужились в "просвещённый век" 19 и 20 в. в. цари Романовы (Кобылы), назначая сверху Наказных Атаманов (от слова не "наказ", а от слова "наказание" (из числа "великороссов" (московитов), но не казаков.
Казаки Поднепровья сохранили образ принадлежности к Христианству и традиции тоже общинного демократического строя, общины эти были: казаки Перекопские, казаки Белгородские и казаки Азовские, прибывшие на Днепр из Азова. Быстрота казаков вообще при мобилизации, большая подвижность в развёртывании строя, храбрость и особенно верность данному слову. Все эти свойства ценились татарами и они привлекали казаков к себе на службу. Так что перемена верного союзника Татарина на лицемерного Московита, что случилось в 1380 году, было роковой ошибкой.
Русский историк Мавродин тоже говорит: "Бродники - предшественники Казаков, появились с Татарами в Молдавии, и Трансильвании и на Балканах. Но кроме того, Казаки усердно принялись за мирный труд - хлебопашество и рыболовство. Дон был переполнен рыбой до отказа. Монголы не знали этого ремесла".
Раннее присутствие казачьих предков на Днепровском Низу, времён татарского владычества, подметил и "русский" профессор Любовский, говоря: "Зародышем Запорожской Сечи была крупная Казацкая группа, промышлявшая за Порогами, вблизи татарских кочевий, в конце XV века".
Здесь разговор идёт о скоплении Казаков местных о "своих людях" для Татар, о "Казачьем улусе". Так его и называли Казаки сами, в преданиях о первых Запорожцах Касарского рода (но не украинского) так: "Он, Семён (глава Запорожцев), приехатчи со своими Казаками и стал жить по Очаковской стороне, при реке Днепра особливым улусом, а после оных Казаков много приумножилось".
Польский историк К. Шейнаха пишет: "польские летописцы делят Татарскую Силу на Орды: Заволжскую, Астраханскую, Казанскую, Перекопскую и Казачью. Эти Татарские Казаки не признавали никаких царей и жили в разных местах, считаясь во всём народе отчаянными храбрецами были люди, приезжавшие в Киев со степей, с Юга или Севера, но всегда от Днепра, часть из них занимались торговлей. В Киеве для них даже существовало имя: "купец-казак". Другие в степях жили охотой и рыболовством. Ханы ставили их по положению в одном ряду с Ордынской аристократией. В сохранившихся актах они упоминаются: "царевичи (оглоны), князья и казаки".
Происхождение Донских и Запорожских Казаков единое и при том древнее. Как Донские Казаки имели корнем происхождения от летописных Касогов-казаков, так и Запорожцы от летописных Касаров-казаков. Разницы в корне "Кас" нет, а лишь в приставках: "сги" - значит зависимые от феодально-демократического строя, "ары" - значит независимые в родовом строе - групповом.
Те и другие Казаки были в Армии Скифов под названием "коссагеры" - приставка "геры" - значит по французски - война". Военная организация и тактика "косагеров" была принята кочевыми Скифами, в эпоху царских Скифов".
Историк немецкий Шерер, говоря о Запорожцах, утверждает, что древнее название их было "кос-ары". И если украинский историк Скальковский говорит, что Запорожцы произошли от Черкас, то почему они не назвались Черкасами, а именно Казаками? Да потому, что их род от древних кас-аров-казаков. И затем, Запорожское Войско образовалось из Днепровских казаков, как протест против экономического расслоения Казаков на "шляхту" и простых, как следствие воздействия Польско-Литовского Княжества.
Теперешние Черноморские Казаки - наследники Запорожского Казачьего Войска, ушедшие с Запорожья (Земли коих Екатерина II присоединила к Украине) ни в коем случае не должны считать себя Украинцами, ибо они древнего Казачьего происхождения и при том племенного, а не нарицательного. Украина не есть для них Родина, а историческая древняя Родина Северный Кавказ.
При чём, если на полях Украины гремела Слава, то эта Слава принадлежала именно Запорожским Казакам, а не Украинцам, которые произошли от сплава: руссов, готов, печенегов, торков, варягов и славян. Таким образом, этнического племени украинского народа никогда не было, и имя это не племенное, а нарицательное, такое же как и у великороссов.
Здесь не лишним будет дать некоторое освещение словам: Русь, Киевская Русь, Великороссия, Россия.
Как утверждает официальная теория Московии, имя "Русь" появилось в Новгороде с приходом туда Рюрика с дружиной варягов, среди которых якобы находилось племя "Русь".
Последующими историческими изысканиями это мнение норманистов подвергнулось большому сомнению, а историк Лесной даже категорически заявляет, что в Скандинавии никогда никакого племени "Русь" не было, это "миф", мыльные пузыри". Если Рюрик был носитель этого имени "Русь", то с его смертью форменно закомуфлированной историей Московии и даже летописью Нестора, должно исчезнуть и самое имя "Русь", тем более, что остатки дружины Рюрика под командой норвежца Олега ушла грабить Киев, где наместниками его были Аскольд и Дир (братья), поставленные Хозарами, которых Олег и убил, приговаривая: "Вы не князья, а вот сын Рюрика - Игорь". При этом для доказательства он держал этого Игоря-мальчика на руках. Здесь тоже странность: почему Игоря отстранили от Рюрика в Новгороде, ведь у него, вероятно, была мать, и передали на попечение Олегу, даже не родственнику.
Не подставное ли это лицо Игорь, впоследствии родоначальник князей и царей? Главную роль в этой исторической туманности сыграл Олег - великий авантюрист. Как известно, Олег коварно захвативший Киев, сказал: "Киев - мать городов русских". Здесь опять темнота: передавал ли Олег Киеву преемственность от "Руси" Новгородской, которую Словене не признавали и протестовали, или он, будучи сам норвежцем, приобщил это имя от тех "руссов", пришедших от Закавказья от бассейна р. Аракса? Но этих "руссов, россов, расов" летописец Нестор не признаёт, а восхваляет династию Рюрика, утверждая: "от Варягов прозвашася Русь". Какой-то заколдованный круг, от которого веет ветер самозванщины.
Так или иначе, а бассейн среднего Днепра принял название: "Киевская Русь" с благословения сомнительного летописца Нестора, но по его же летописи явствует, что Владимир "Святой" отправил в Цареград 6 000 варягов (которые слишком зазнались) в распоряжение Византийцев, а остальные были перебиты. А с исчезновением Варягов естественно исчезло и слово "Русь", ибо оно и зижделось только на Варягах. К этому времени наиболее агрессивным элементом выделяются "руссы"-"россы", включаются затем готы, печенеги, торки, сильно разбавляясь славянами своим превалирующим количеством.
Следствием междуусобных войн многонародившихся князей, по существу паразитов, происходит в 1157 г. разделение империй по Днепру Игоревечей, но не Рюриковичей, - лицо в "русской" истории довольно мифическое. В Киеве великим князем остался Изяслав Мстиславич, и это государство просуществовало совершенно независимо и самостоятельно до самого прихода Монголо-Татар совместно с племенами Северного Кавказа, Дона, Донца.
Князь Юрий Долгорукий, по разделению империи, переехал в свой удел в Суздаль, превратившийся потом уже во Владимире в великое княжество. Вот, здесь то, в Суздале-Владимире и зачалось то государство, которое впоследствии приняло название Московии, а потом Российской империи, а ныне СССР, но не в Новгороде или Киеве. Это начало подтверждается тем фактом, что Московские великие князья ездили короноваться именно во Владимир, но никогда не ездили в Новгород или Киев. А также Московские князья и цари именовались государями "Владимирскими и Московскими". Следовательно, основой-фундаментом считался г. Владимир, как родоначальник Московии-Российской империи-СССР.
Историк Делямар говорит: "Великороссы или Московиты, основатели Русской империи, не принадлежат к семье Славян ни по этнографическому происхождению, ни по традиции их истории. Это ошибка, чтобы начинать историю этой империи в Великом Новгороде или в Киеве с момента завоевания норманом Рюриком и его наследниками в IX и X в. в. и они основательно выявляют раздельность истории Московии от истории княжества Киевского. Эти два государства существовали отдельно друг от друга в течении многих веков". Это утверждение Делямара подтверждают историки Душинский и Викнель.
Согласно исторических данных эти два государства Московское и Киевское находились на протяжении веков в смертельной вражде между собой. Так, например, в 1169 году князь Андрей Боголюбский со своей дружиной из Боголюбова, так разграбил и даже сжёг Киев, как его не разоряли в 1240 году Монголы-Татары. Боголюбский рвал всякие связи с либерализмом Киева, подготовляя рабовладельчество Московского княжества, которое и осуществил князь Иван Калита, прозванный по своему денежному мешку "Калитой", который наполнился поголовным грабежом населения финских и тюрских племён, вошедших в рабскую орбиту Московии.
Следовательно, начиная с Андрея Боголюбского, убитого народом в 1176 году, его последователи совершенно порвали всякие сношения с Киевом и если за последним ещё чудился миф о "Руси", то он абсолютно исчез и ни в коем случае не мог прееемственно быть перенесён на Московию. И если кто из историков называл "Московская Русь", то это было ни что иное, как грубый вымысел-самозванщина.
Как известно, конгломерат племён Московии тюрско-финского происхождения, Петром 1-м был назван "Великороссией", а вся империя "Россия". Это понятие Пётр I вколачивал дубиной в головы порабощённых племён. Но какой или чьей логикой он руководился, не будучи образованным человеком и какими силлогизмами обосновывал имена "Великороссия" и "Россия" - известно только Аллаху.
"Великороссия" состоит из двух имён: велико - прилагательное имя и оно по существу правдивое, так как жителей Московии было больше всего количественно, нежели других народов соседей, но имя существительное "Росс" - украденное, самозванное от "россов" Малой Азии, которых в Московии не было и они никакого отношения к ней не имели.
Такое же измышление произошло с прилагательным именем "русский". На чём оно зиждется, где его основа, где корень его происхождения? Также ведомо только Аллаху, да выдумщикам химер - историкам Московии. Этнического племени "русского народа" никогда не было.
Из всех правителей России оказался более правдивым Сталин. Великий деспот и непревзойдённый политик, воплотивший мечты всех величайших правителей мира. Так вот этот деятель закрыл ту ложь, каковая существовала сотни лет на просторах Восточной Европы. Сталин выбросил имена "Великороссия-Россия", а заменил вполне правдиво на "СССР" - Союз Советских Социалистических Республик". Также выбросил, как ложную химеру слово "русский народ", заменив словом "советский народ". И вся Московия радостно приняла это наименование и, забыв все убийства Сталина, наградила его титулом "Великий" и "Отец народа". И это не миф, а факт истории.
В 1240 году войско Батыя разгромило Киевское государство, уничтоживши, главным образом, "руссов". Остался ли какой-либо от этого племени корешок или все погибли "в лузи та ще й при березi", но с этого времени совершенно логически должно исчезнуть имя "Киевская Русь", тем более, что впоследствии возродившаяся из многих племён Украинской нации, никакой "русскости" на её территории не признаёт и даже протестует.
Таким образом, мыльные пузыри о "Руси, Великороссии и России", безнадёжно лопнули. И, казалось, великое не только стало смешным, но и позорным.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 22:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
БРОДНИКИ


Летописец Никита Акоминат говорит о Бродниках, которые занимали пространство междуречье р. Донца и Дона, а также по р. Хопру и р. Медведице, что "бродники презирают смерть" (как это похоже на казаков), что "воевода их Плоскиня целовал Крест" (значит был христианин).
Папа Иннокентий в 1254 году говорит так, поясняя своему секретарю: "от Венгрии расположена Киевская Русь, затем - Кумания (Половцы), и восточнее Бродия впоть до Булгар на Волге".
Летопись под 1247 годом говорит: "приидоша к нему к Святославу Ольговичу Бродницы и Половцы к нему мнози. Тут же и Бродницы были старые и воевода их Плоскиня и той окаянный целова Крест ко князю Мстиславу и обеим князям, яко их не избити, а пустити их искупе и солгав окаянный предства их связав татарам".
Здесь напоминается факт участия Плоскини, как делегата от Татар на мирные переговоры с князьями. Делегации, как знаем, не имела успеха, а в жизни и смерти шести князей Плоскиня уже не имел власти. Татары же казнили этих князей, мстя за убийство шести татарских послов.
Бродники вспоминаются в Ипатьевской (1147), в Воскресенской (1216) и Лаврентьевской (1233) летописях.
Профессор Голубовский писал: "Бродники есть община, выработавшаяся из остатков Придонского оседлого населения, под влиянием исторических и этнографических условий, в которое оно было поставлено и представляющее собою прототип казачества".
Археолог С. А. Плетнёва (М. И. А 62, стр. 178) пишет: "между Доном и Хопром городки Бродников, вероятно, это население преимущественно обитало в Донецких городках, захваченных и разорённых Печенегами ещё в IX веке и постепенно возрождённых впоследствии. Такие указания даёт археология". А затем продолжает: "из Бродников в XII и начале XIII в. в. составлялись целые отряды. Они участвовали в Липецкой (1216) и Калкинской (1223) битвах. В науке неоднократно высказывалось мнение о том, что Бродники - это предки Казаков. Казаки часто хоронили воина с конём. Похоронённый в Таганче воин с булавой был, вероятно, Кошевым одного из Броднических отрядов, положенных с атрибутом его власти - булавой".
Профессор М. А. Миллер это высказывание дополняет тем, что булавы известны, главным образом, с Нижнего Дона ("Дон и Приазовье в древности" ч.1, стр.129").
Для разъяснения наименования "Бродники", нужно сказать, что оно навязано другими, а главным образом, Половцами, захватитвшими весь Донской бассейн и как бы разделившие единство Казачьего Народа. Одна часть была оттеснена вновь на Северный Кавказ, а другая в бассейн р. Донца и среднего Дона до Волги, получившая своё нарицательное имя "Бродник", от глагола "бродить" или охранять "броды" рек.
А посему скажем, что Казачий народ каким бы то не было мукам и страданиям не подвергался, на протяжении многих и многих веков, имел много названий от других народов. Называли его по месту жительства, по рекам, называли танаитами, касогами, касарами, казахами, черкасами, татарами, урусами, а шовинисты Московии даже "беглыми русскими холопами".
Нельзя запретить любителям химер наделять чужие народы своими прозвищами. Но историческая наука, как таковая, а не псевдонаука требует определённое от народа имя. Для наших предков историческим именем от глубокой древности служило и служит имя нашего народа - КАЗАКИ! И к этому священному племенному имени Казаки возвращались постоянно, сметая со своих одежд пыль времён, пристававшая к ним в долго, а порою и скорбном пути.


ЕЩЁ О ТАТАРАХ


Из груд исписанной бумаги историками Московии, весьма трудно отыскать объективное мышление о Татарах, их быте, веровании, просвещения, занятий. Единственно что можно понять из написанного, что это было: "Татарское иго", которое, якобы, в последующих пяти веках оставило в "русском народе" следы отсталости в культуре и духовном развитии. Так ли это?
По имеющимся историческим данным, коими мы располагаем, нам известно, что Чингис-Хан явился для Монголов чем то, вроде Пророка. Он, однако, не держался никакого вероисповедания и был строго веротерпим, искренне уважая другие религии. Свои законы "Тунджин" или книга Запретов, он объявил на Курултае (Сенат) в 1206 году и они были обязательными для всех его преемников и почитателей, как: Ведами, Евангелие, Коран. Нарушение строго каралось.
Хана, неисполняющего закон и хулящего другую веру, арестовывали и держали в тюрьме всю жизнь. Поэтому преемники покровительствовали всем религиям. Например, император (хан) Мангу любил слушать споры проповедников разных вер, но когда посетивший его Рубрикус начал говорить настоятельнее о своей вере, то Мангу ответил: "Все люди обожают одного и того же Бога, и всякому свобода обожать его, как угодно. Благодеяния же Божии равно на всех изливаются, заставляют каждого из них думать, будто его вера лучше других".
Возможны ли такие высоко философские мысли были не только у современниках Мангу, князьях Московии, но даже в эпоху Алексея "Тишайшего" и зверя-патриарха Никона за сводолюбие Веры - резали, сжигали, губили, душили, ссылали на вечную каторгу в Сибирь миллионы староверов.
О Хане Узбеке летопись говорит: "Озбяк войде в богомерскую веру Срачинскую (Воскрес. Летопись II, 281)" и дальше: "сяде царь Азбек на царство и обесерменился". Это даёт повод Карамзину иронизировать: "вот вам и Узбек Славный, в летописях Востока ревностью в вере магометанской". Так ли это?
Узбек был женат на Христианке - дочери императора Андроника Младшего. Этот Узбек, что видно из сочинений Ибн-Батуты, покровительствовал христианам: в г. Кафе позволяет католическому монаху Ионе Валенсу обращать в христианство Ясов и другие народы по берегам Чёрного моря. И этот же Азбек выдаёт родную сестру свою Кончаку замуж за князя Георгия Даниловича Московского и позволяет сестре креститься.
Вследствие покровительства духовным лицам всех вероисповеданий, которое было предписано исполнять Чингис-Ханом, потомки его оказывали большое уважение и духовенству Московии, ибо за хулу на веру грозила смерть.
Где же во всех перечисленных летописях виден исступлённый фанатизм магометанских Татар, о которых так зло говорят невежественные, того времени, "русские" историки?
В понятиях ханов Золотой Орды было, что все религии не что иное, как видоизменения поклонения одному и тому же Высочайшему существу, что каждая религия имеет свою хорошую сторону, но ни одна не соединяет всех, а поэтому умный человек может в одно и тоже время нсповедовать все веры и не держаться ни одной исключительно, и только тогда, избрав всё то, что имеется хорошего в каждой религии, может выкристаллизироваться единая общечеловеческая религия.
Летописи московитов отрицают веротерпимость ханов, а за этими невежественными летописями идут и московские историки. Прецедентом этому служила казнь в Орде князя Романа Ольговича Рязанского. Он погиб не за то, что был христианином, а за то, что дерзко хулил веру магометанскую, а за хулу по закону Чингис-Хана - смерть. Да вдобавок известно, что Хан Мангу-Темир, при котором произошла казнь Романа, не был даже мусульманином; следовательно, он действовал вовсе не из чувства мусульманского фанатизма, а исполнял строго Закон Чингис-Хана.
Но, по понятию московитов, умереть ругая мусульманскую веру, значило умереть за твёрдость христианства, которое и было по существу лицемерное.
Старейший из ярлыков, даваемых ханами московскому духовенству, Мангу-Тамиров начинается так: "Бессмертного Бога силою". А Узбека: "Всевышнего и бессмертного Бога силою и величеством и милостью Его многою". Ярлыки о милостях к духовенству писались не только ханами, но и жёнами их. До нас дошли три ярлыка Ханши Тайдулы, жёны Джанебека к митрополитам: Феогносту, Алексею и Ионе.
Не только на "Руси", но и в Европе, привыкли думать, что женщины у всех азиатских народов не только не принимают никакого участия в правлении, но не имеют даже гражданских прав. Это - ложное понятие. Всегда и у всех азиатских народов женщины иногда имели огромное влияние на правление и даже занимали престолы, как например, алунг-Гоа.
Женщины стояли во мнении Монголов высоко и были равны мужчине. Занимала престол до совершеннолетия сына и мать Чингис-Хана - Улун. Женщины участвовали в Курултае (Сенат) в особо важных обстоятельствах: избрание нового императора или военных действий.
Впредь до избрания нового, правительницей народов оставалась вдова умершего Хана. Например, мать Мангу и других сыновей, Сююркуктоня управляла многочисленными поколениями, доставшимся в их удел (улус) с редким благоразумием и приобрела большое уважение Батыя и других князей крови.
Точно также было и в Китае. Постоянным правилом было то, что по кончине императора власть переходила к жене усопшего. В Персии - тоже. А на "Св. Руси" существовал веками рабский "Домострой".
Например, Батый, а также Узбек, в торжественных аудиенциях сажали своих жён на трон и когда жена входила, то Хан вставал, брал её за руку и сажал на трон вместе с собой.
Было или это на "Св. Руси?"
Что же представляли собой ханские ярлыки (указы по современному)? Выражали-ли они известную культурность народа завоевателя или же их смысл и содержание были подобны действиям блистательного Гуннского бандита Атиллы или его последователю в грабежах и убийствах Святославу Киевского и до Петра I-го включительно?

ПЕРВЫЙ ЯРЛЫК


"А се ярлык Азбека царя - Петру митрополиту всея Руси чудотворцу: Высшего и бессмертного Бога силою и волею и владычеством и милостью его многою Азбеково слово: Всем нашим князем, великим и средним и нижним, и сильным воеводам и вельможам и князьям удельным и Дорогам Славным и Польским князем высоким уставодержателям и учительным людским, повестникам и обирателям и баскакам и послом нашим и по всем нашим странам, улусам, где наша Бога бессмертного силою власть держать и слово наше владеет. Да никто не обидит на Руси соборную церковь митрополита Петра и его людей и церковных его, да никто не взимает ни стяжаний, ни людей. А знает Пётр митрополит правду и право судить и управлять люди своя и в разбое и в поличном и в татьбе и во всех делах ведает сам. Пётр митрополит един или кому прикажет. Да вся покорятся и повинуются митрополиту, вся его церковные причты по первым изначала законам их. Да не вступаются в церковное и митрополичье никто же занеже то Божие всё суть, а кто вступится, а наш ярлык и наше слово преслушает тот есть Богу повинен, и гнев на себя от него примет, а от нас казнь ему будет смертная".
Пошло ли Московское духовенство по пути, указанному великими ханами быть соборной церкви самостоятельной, отдельной от государства и таким образом весть массы народа к духовному развитию, исполняя Божеские Законы? Нет! Духовенство оказалось чисто полицейским отделом Московской государственной власти, держать в повиновении народ силою, а не духовным увещеванием. Духовенство было своего рода жандармами в рясах.
Чтобы не быть голословным, я приведу яркий пример служения духовенством не Богу, а мамоне, и не во времена "ига", а в более "просвещённое время" - эпохи Екатерины II, да ещё названной - "великой".
В книге "Вокруг трона", помещена статья князя П. В. Долгорукова, в которой этот авторитетный автор писал: "Все крепостные были превращены в холопов, владельцы их стали продавать подушно. Эта продажа людей была узаконена при Анне Иоанновне. То, что терпели крестьяне и дворовые, было невообразимо. Дворянин, помещик, которому могли отрезать язык, уши, вырвать ноздри, не стеснялся разумеется с людьми. Нравственного чувства не существовало вовсе, а пример, подаваемый Правительством развращал ещё более. Долготерпение в страдании то, что в древности называлось стоицизмом, лежит в характере русского человека.
Долгие преследования и постоянная борьба за Веру воспитала в старообрядцах чувство гражданского мужества, самообладание и здравый смысл. Они поняли, что деньги - сила и что без них нет Свободы и это сделало их трудолюбивыми, расчётливыми и воздержанными. Чтобы уметь вести споры с православием Никона, поразить его знанием Св. Писания - старообрядцы стремились быть грамотными. Наряду с этим жило невежественное православное духовенство, большая часть которого было безграмотное, не знало хорошенько даже службы; обедню служило как попало, путая и перевирая молитвы.
Суеверное, пьяное оно не было в состоянии бороться со староверами словом и убеждением, и поэтому прибегало к полицейской силе. Архимандриты секли монахов, митрополиты пороли священников и архимандритов. Правительство не останавливалось перед ссылкой, пыткой и наказанием кнутом епископов. Это был баталион в рясах. Духовенство, особенно чёрное, владело огромными имуществами. Монастырям принадлежало более 900 000 душ.
Если причислить сюда ещё мельницы, заливные луга, огромные леса - цифра получится громадная. Монахи жили в довольстве и изобилии: ели жирно, копили и богатели. Настоятели плавали в роскоши; некоторые носили на башмаках бриллиантовые пряжки.
Нравы духовенства были дики. В стране, где князья, графы и даже каваллерственные дамы могли быть наказаны кнутом - духовенство было подчинено общему правилу. Не говоря о "Тайной Канцелярии" и её пытках, простой донос подвергал священника и монаха самому постыдному унижению по произволу епископа или архимандрита. Часто священника, ещё не успевшего дослужить обедню и совершить таинство Св. Причастия, тащили на конюшню и секли нещадно. Такое положение стало причиной полного развращения духовенства. Священники, диаконы и дьячки часто уходили в разбойничьи шайки.
Священники венчали кого угодно за целковый или ведро водки, и двоежёнство и троежёнство были довольно обычным явлением. Одни взятки лишь могли оградить от произвола духовенства и правительства. Сверху давило рабство, снизу царил обман, мошенничество совмещалось с самым высоким положением.
Жизнь помещиков была растлительная, тупая, беспросветная. Невежество было невообразимое. Осенью и зимой - охота; круглый год - водка; ни книг, ни газет.
Мой дед раз заехал в петербургскую дачу к княгине Голициной, жене фельдмаршала, личного друга Екатерины II.
"Ах, князь, как я рада Вам, дождь, гулять нельзя, мужа нет, я умираю от скуки и собиралась уже, для развлечения, идти на конюшню - пороть моих калмыков". Комментарии не требуются, - всё ясно откуда шло "Иго".
Историки Московии настолько были не любознательны, что даже до сих пор не знают, где была столица хана Татарского "Сарай". Говорилось: на Волге, а где именно, ибо Волга великая река - неизвестно. Сарай был построен на левом берегу Волги, между ней и Атубой, на острове как бы.
Самым цветущим периодом столицы Сарая было время правления "прекрасного" Узбека и его сына Джанебека, начала XIV века, когда Орда была сильна внутри и грозна вне.
Африканский путешественник Ибн-Батута посещал Сарай лично и оставил следующие драгоценные строки: "город Сарай есть один из лучших и величайших городов. Расположен на равнине, чрезвычайно много людей; имеет прекрасные рынки и широкие улицы.
Раз, с одним из князей здешних, отправились мы в объезд вокруг города, чтобы составить себе понятие о занимаемом им пространстве. Жилища наши находились на одной из оконечностей его. До противоположной мы добрались только после полудня. Совершив там полуденную молитву и поевши, мы возвратились опять в наше жилище не ранее, как на закате Солнца. Таким образом, проездили мы целый день и всё это по многолюдным и обустроенным местам, одних соборных мечетей, в которых моление производится только по пятницам. Жители состоят из разных наций. Есть потомки туземцев и царей, некоторые из них мусульмане из кипчака, руссы, греки-христиане. Каждая нация живёт отдельным лагерем, в которых имеются рынки. Купцы и иностранцы из Вавилона,Ирака, Египта, Сирии и других стран - живут в месте, обведённом стеною для безопасности товаров. Тут же и дворец султанский, называемый Аттукочия. Были учёные богословы, живописцы, поэты, инженеры, - сколько нигде и никогда ещё не собирались в одном месте".
И этот цветущий город науки и искусства, как светлый метеор, подобно Хазарскому Итилю, погас от междуусобной войны претендентов на власть в 1395 году.
Как раньше в Хозарской державе, так и в Золотой Орде, "Казакия" уже являлась постоянным пограничным войском на Юге, прикрывавшим столицу Сарай со стороны Закавказья. Казакия послужила образцом для создания и введения Донских Казаков, как особого Органа Золотой Орды, давши тип особого лёгкого конного войска. Великие ханы придавали большое значение населению Донских казаков, предоставив ему заниматься земледелием и рыболовством, с выборной властью на местах, что видно из того, что заботами Хана Берке в 1261 году для Донских казаков - ревнителей Христианской Веры, была учреждена отдельная Подонская епархия.
Военная служба Донских казаков состояла в посылке станиц, содержание караулов по Донцу, Дону, Хопру, Медведице, охрана бродов, сопровождение судов и послов. Казаки участвовали и в походах.
Батута перечисляя народы в Сарае, сделал ошибку. Никаких так "руссов" не было, ибо они поголовно были очищены от своего присутствия в Приазовьи и Приволжьи ещё при нашествии Половцев. Батута смешал казаков с "руссами".
Жизнь казаков постепенно шла к цветущему благосостоянию. В степи водились золоторогие туры, табуны лошадей; в плавнях водились лоси, олени, рысь, дикие кабаны, медведи, трудолюбивые бобры, миллиарды пчёл по лесам, которые несли от цветущих полей запасы душистого мёда - и всему этому безбедному существованию по воле Рока и по политической неграмотности самих казаков, настала жуткая эпоха.
Московские правители всегда мечтали освободиться от Татарского владычества, но сил для этого было мало, и они всячески заискивали перед Донскими и Днепровскими казаками. Что же представляла из себя в то время Московия?

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 22:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
СИЛА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА


Во время пребывания Московского государства в составе Золотой Орды, северо-восточные княжества были свободны от поставки войск (им не доверяли) и во внешних войнах они не участвовали. Княжества платили дань и давали, таким образом, средства Орде.
Освобождение от участия во внешних войнах в продолжении двух столетий, способствовало широкому приросту населения, но привело его к вырождению в людях военно-дружинной системы и упадку военного дела. Московский южный рубеж от Волги до Днепра, проходил южнее р. Оки, всего в 120 верстах от Москвы, был не укреплён. Постоянного войска в государстве не было. На случай войны войско должно было создаваться сбором ополчения от городов, и главным образом из сельско-крестьянского населения. Поместное дворянство обязывалось выходить на войну "людным, конным и оружным" со своими рабами.
Войско это было слабо ещё и потому, что установление крепостной зависимости, обращение крестьянского населения в собственность помещиков, согласно основных законов государства, а вовсе не следствием "татарского ига" установление рабства было главным злом и главной причиной слабости государства. Крестьянин не знал за что он должен умирать. Управление и командование было никуда негодным, не проходя военных курсов, сельско-хозяйственное и промышленное развитие государства было несостоятельным и не могло обеспечивать военной мощи, даже для военной безопасности его. Внутренняя политика шла по пути превращения населения в холопов и рабов. Рабы же ни хорошими земледельцами, ни хорошими гражданами, а тем более - воинами никогда и нигде не были.
При таких обстоятельствах, замыслы московских правителей об освобождении от татар были просто мечтой, а чтобы эту мечту превратить в жизнь, взоры правителей обращались в сторону Казачьего народа, который, войдя в Золотую Орду на федеративных началах,приходил в состояние материального и морального благоденствия, в котором он и пребывал.
Мечты Москвы подогревались тем обстоятельством, что в середине XIV века среди татар возникла борьба за ханский престол, что ослабило престиж ханской власти. К этому же времени Татары принимают Ислам, и в среде татарских масс стал проявляться мусульманский фанатизм и некоторая нетерпимость к христианам.
Это тоже ослабляло ханскую власть, якобы забывшую традиции строгой веротерпимости Чингис-Хана. Этим тоже воспользовалась Москва по отношению к Казачьему народу-ревнителю и оберегателю Христианства, и желая видеть казаков как политических союзников, стала действовать на религиозные чувства Донцов, преуспевая на том, что де Москвины и Казаки имеют одну и ту же Веру.
В те времена Казачий народ не допускал и мысли, что Вера то Московитов лицемерная-изуверская. И прошло много времени, чтобы казаки в этом убедились при царях Алексее, Петре, Екатерине, когда полились потоки казачьей крови за истинную Православную Апостольскую Веру Христианскую.
Так или иначе, но грозный призрак Рока уже тяготел над Казачьим Народом.

ВЕЛИКИЙ ИСХОД КАЗАЧЬЕГО НАРОДА


В 1380 году наместник Хана Золотой Орды Мамай, за неуплату дани Москвой, повёл наступление. К этому моменту уже было предварительное тайное соглашение действовать против татар совместно Москве и казакам.
Во главе казаков появился Семён Мелик, национальность которого точно не выяснена: был ли он казак или татарин, ибо среди придворных Мамая, был видный мурза Орду-Мелик. Но Семён Мелик командовал пограничной стражей казаков со стороны Татар, которые вполне доверяли казакам, заключивши ещё при Батые федеральный договор. Что толкнуло Семёна Мелика на объединение сил Казачьих с московской дружиной князя Дмитрия? Или ущемляемая Вера христианства или предвидение некоторого почёта в Москве, при дворе князя, но союз состоялся.
Семён Мелик, судя по обстановке сражения на Куликовом поле, был близок к штабу Мамая, ибо он отлично знал диспозицию татарских войск и, по его указаниям вообще, нерешительный князь Димитрий перешёл на левую сторону Дона и занял исходное для сражения положение, имея на правом фланге изрытую балками местность, а на левом - лес, препятствующие конному бою. Перед фронтом же была почти ровная равнина.
Мамай, несмотря на невыгодность местности, повёл атаку в лоб, и скоро прорвал фронт Московских войск. Где был в этот момент кн. Димитрий - неизвестно; уже после сражения его нашли под кустом трясущимся от страха, во всяком случае он ранен не был.
В этот трагический момент, когда Московская рать побежала, в перспективе быть потопленной в Дону, находящиеся на левом фланге, в лесу конницы, под общей командой Днепровского казака Боброка и конница Мелика ударили всей массой в правое крыло армии Мамая, охватывая её и с тыла. Татары дрогнули и побежали. Боброк преследовал татар на протяжении 50 вёрст. Московские историки называют как Боброка, так и Мелика "воеводами", но таких постов в Московской армии они не занимали. Мелик был убит в бою, а Боброк остался жив, заслужил большой почёт в Москве и женился на сестре кн. Дмитрия, называемого "Донским".
Ему Донские казаки преподнесли две иконы Донской и Греьенской Богоматери, которые считались последующими в Москве князьями и царями чудотворными и, в случаях тяжёлых войн Икона Донской Богоматери шла с армией в поход.
Мамай же, отступая вдоль Дона, за нарушение договора казаками с татарами, подверг казачьи поселения огню и грабежу. Это была первая наука нашим предкам, как невыгодно нарушать своё честное слово, которое в веках было нерушимо.
В это время появился новый претендент на престол Золотой Орды и имеющий на то законное право, так как он был потомок Чингис-Хана, - имя его Тохтамыш. А Мамай был только наместник. В 1382 году Тохтамыш из-за Яика, с сильной "синей" ордой, состоящей из киргизов и средне-азиатских казаков, нагрянул внезапно и разбил Мамая, который бежал в Азов, где и был убит казачьей пограничной стражей, состоящей в распоряжении Генуезцев, имеющих торговую факторию в Азове, тогда ещё именовавшимся "Азак", где уже и чеканились монеты для Тохтамыша.
В 1382 году Тохтамыш захватил Москву и сжёг её. Кн. Димитрий поспешно бежал на Север, бросив на произвол судьбы своего союзника - Казачий народ. Это был второй урок для казаков о нарушении договора. Вслед за этим появился третий претендент на престол Тимур, прозванный Тамерланом, имевший кличку "железный хромец". Это был гениальный полководец, но не принц крови, завоевавший богатый Туркестан. Сражение между Тохтамышем и Тамерланом произошло на Тереке, где Тохтамыш понёс полное поражение и стал отступать за Волгу, покинув даже столицу Сарай, которая и была разграблена Тамерланом и сожжена до тла и разрушена.
Тохтамыш отступил, захватил с собой и большую часть Донских казаков. Появление казаков среди Киргизов, было для последних чрезвычайно лестным и благожелательным. Они сразу же усвоили быт и традиции казаков и вся Киргизская Орда стала называться: "Киргиз-Казацкой", а киргизы - "киргиз-казаками", и даже "казаками".
Тамерлан покончив с Сараем, двинулся в направлении на Москву, дошёл до г. Ельца, но получив тревожные вести из Туркестана, бвстро пошёл в сторону своих владений. За то, что часть казаков была у Тохтамыша, Тамерлан совершенно опустошил поселения казаков на Дону. Находившиеся казаки на Северном Кавказе и черкасы, при его приближении, сожгли все пастбища. Конница Тамерлана, по случаю голода лошадей, превратилась в пехоту. И Тамерлан отдал приказ предавать огню и мечу поселения "казаков разбойников". Не пощадил он и тех, что были ещё в старых границах Казакии, в междуречьи Куры и Аракса. Но всё же не всех уничтожил и, даже теперь существует там памятник древних казаков, около озера "Севана", под названием: "Casakx" - Казакх, в виде небольшого города.
Это был третий урок, как доверять "православию" Московских царей и вообще Московским правителям.
После трёх разгромов, никаких городов и поселений на Дону, до самого устья, не было, а лишь свежие развалины и пепелища от них, да белые кости стариков, казачек и детей. Настала жуткая трагическая для казаков, пора долгого лихолетья, за нарушение договора с татарами.
Поняли это казаки, но было уже поздно. Особенно жуткая сиротливая доля выпала жёнам-казачкам с детьми. Им пришлось скрываться в глухих дебрях лесов по Казачьим рекам, в оврагах, в трущобах, чтобы не стать жертвами татарских налётчиков, теперь забывших Закон Чингис-Хана.
Казачка всегда чистая, опрятная, красивая и гордая, привлекала своим природным изяществом взоры плотоядных вонючих от конского пота татар. Завладеть казачкой-христианкой, считалось верхом блаженства. Поэтому Казачка никогда не расставалась со своим кинжалом. В борьбе с одиночным татарином неповоротливым, с короткой волчиной шеей и станом-обрубком, ловкая, сильная, гибкая казачка часто выходила победительницей. Когда конный татарин накидывал на шею аркан, она ловко его перерезала кинжалом, когдаже татарин слезал с коня и обезумевший от страсти, теряя самообладание, бросался на казачку, то она гибкая увёртывалась от рук татарина и, пользуясь его неповоротливостью, вонзала кинжал в его спину.
Но когда же нападала шайка насильников на гордую казачку, то видя свою беспомощность, она вонзала в своё сердце кинжал. Так и рисуется этот прекрасный образ на душистых травах и пышных цветах родной Донской Земли - героиня-Казачка с кинжалом в груди...
Протекали века. Всё к счастью стремилось, всё в Мире по несколько раз изменилось, но не изменилась лишь доля Казачки. По преданиям известно, что жуткую тоску и грусть Казачки в дебрях лесов, понимал зверь-медведь; он никогда не нападал на оставшихся стариков, казачек и детей, видя от них только добро. Он подходил к казачке, брал из её ласковых рук кусок сота мёда (благо, что его бвло много в лесах) и затем обласканный, уходил в свою берлогу. Когда же он слышал крики детей казачки, то быстро выскакивал из своего стана и бросался на татарина с опасностью для своей жизни. Также относился медведь и к "русаку", с его рогатиной.
Итак, произошёл "великий Исход казаков" в разных направлениях. Удержались казаки в верховьях рек Хопра и Медведицы, в северной части древней области Червлённого Яра; остался в целости г. Дубок, после перенесённый на р. Волку; город Бродич - город казаков "бродников", город Урюпинск, г. Красный Яр, близь слияния р. Терсы с р. Медведицы, существовал он до начала даже XVIII века, когда после Булавинского восстания был разрушен до основания блистательным бандитом Петром I-м Диким. Не существовало на Дону поселений на протяжении XV вю, потому что между р. р. Донцом и Доном, у "переволоки" (с Волгой), получившей название "Дикого Поля", стало местом постоянных столкновений и походов Татар против Литовского государства на запад. Поэтому, казаки в Подонье вернуться не могли. В большом количестве казаки остались лишь в низовьях Дона. После ухода Тамерлана, г. Азов и торговля в нём были восстановлены Генуезцами, при помощи казаков в 1417 году. Жили казаки в Азове и на ближайших островах Дона, образуемых главным руслом, рукавом его и р. Аксаем и низовьем р. Маныча. Казаки начали называться "Азовскими Казаками". Часть казаков передвинулась в Крым и составили охрану Генуезских крепостей. Сила и значение Азовских казаков в Азове видны из восстановления разрушенных Тамерланом православных храмов, во имя Св. Николая Чудотворца и Св. Иоанна Крестителя, считавшихся покровителями Донских казаков. Сам город, как и в древние времена получил название "Азак и Казак" под этим названием и обозначался на иностранных картах конца XV и начала XVI в. в. При превращении Турцией Азова в крепость, казаки были вытеснены Турками вместе с Генуезцами, как враждебный элемент. (Справка: переименование г. Азак было совершено Половцами, во имя их хана Азуф).
Тогда Азовские казаки ушли в низовье Днепра, а затем, по приглашению царя Василия III в 1517 году, составили охрану рубежа и городов: Ново-Северского, Путивля, Рыльска и Стародуба. По Северской области казаки стали называться "Севрюками".
После "великого Исхода" с Дона, большая часть казаков ушла к Северо-Востоку. Часть их осталась у пос. Городец на Волге, между Московским и Казанским царствами. Другая часть двигалась дальше, обходя Московию с Востока, и оказались казаки даже в Сибири, а затем в вотчине Соловецка манастыря. Туда тянуло казаков потому, что Соловецкий монастырь был основан трудами: Зосимы-Новгородца и Савватия-Донца. Оказались казаки и в республике "Великого Новгорода".
Московская летопись впервые, после Куликовской битвы, вспоминает казаков в 1444 году, когда князья двинули войско против хана Мустафы Казанского, то на помощь им пришли "Городецкие казаки с мордовскими лыжами".
Историк Татищев тоже о этом говорит, но называет казаков "Мещёрскими". Историк же И. П. Буданов утверждает, что в 1444 году пришли на помощь Рязанской княгине Агриппине - сестре Ивана III казаки и с Урала на лыжах и, объединившись с мордвой, отбили татар от Рязанских уделов. Здесь казаки, уже на чужбине, возобновили своё сотрудничество с Московией. Вскоре Казаки начали включаться в московскую жизнь, на ролях коенно-служилых поселений за жалованье, будучи самостоятельными во внутренней жизни.
Казачий историк В. Д. Сухоруков перечисляет таковых по городам: Пронск, Ряжск, Козлов, Лебедянь, Епифань, Сапожков, Михайлов, Воронеж, Елец, Ливны, Чернявск, Донсков, Чернь, Новосиль.
В 1468 году были Казаки в Москве. Действительно в этом году, по летописи, великий князь послал "С Москвы к Галичу Руна с казаки". Значит, между 1444 и 1468 г. г. казаки договорились о службе с Московским князем. Были казаки также от Волги до Камы. Леса по Каме, Вычегде и Северной Двине притягивали их изобилием пушных зверей. Казаки там оставались долго до общего Казачьего "Сигнала": "Казаки дружно в поход собирайтесь...". Вообще-то Казаки разместились непрерывной почти полосой на северных границах "Дикого Поля". На Юг от них лежала широкая родная Степь. Она манила своего Хозяина и днём и ночью в сновидениях, оставаясь сиротой и как-бы в порывах тёплых Южных ветров слышался Её призыв и Её ароматное от цветов благоухание. И некоторые Казаки в тоске и грусти по оставленным родным могилам с опасностью для жизни, проникали вглубь "Дикого Поля", заросшего высокими травами, где в диком состоянии бродили стада скота, лошадей и всякой дичи и зверья.
Часть казаков Приазовья оказалась в пределах Черкасии на Северном Кавказе, о чём вспоминает историк Болтин, когда по его словам, один татарский баскак пригласил из Пятигорья казаки на службу. А историк Татищев пишет о Пятигорцах "храбрых людях одного языка с "русскими", обитавших в его время на старых "Киммерийских местах". Поселения Гребенских казаков находились вблизи Пятигорья, как записал А. И. Ригельман. Часть Азовских казаков оказалась даже на р. Пруте и, по распоряжению короля Польско-Литовского Ольгарда, им было разрешено поселиться в пределах Полтавщины и Черниговщины.

ВОЗВРАЩЕНИЕ КАЗАКОВ НА РОДНЫЕ ПЕПЕЛИЩА


Донские казаки в конце XV века посещали "Дикое Поле" и даже Подонье "для оберегания", как тогда говорилось, а также и при выполнении сторожевой разведывательной службы по охране Московского и Рязанского рубежей.
К этому времени Золотая Орда как монолитное целое, вследствие междуусобий, распалась на три отдельных части: Казанское, Крымское и Астраханское (Ногайское) царство. Но каждое царство даже в отдельности, представляло ещё грозную силу для Московских правителей, почему они всячески старались удержать казаков у себя на службе по охране своих границ, так как часть Казаков стала спускаться в междуречье Волги и Дона и, оседать у р. Камышинки, у так называемой "Переволоки" (это самое узкое место между Доном и Волгой, по которому казаки переволакивали свои лодки).
К этому моменту, туда же, прибыли Новгородские эмигранты, после разгрома Новгорода царём Иваном III. Эмиграция эта была невелика своей численностью, но сильна своим духом, прочно сложившейся идеологией и психологией, своим социальным устройством, абсолютно схожим с народоправством Донских казаков, людей сильной воли и характера. И поэтому эти две группы быстро объединились в единую социально-политическую силу. Существовала песня: "Как на речке да на Камышинке собирались добрые молодцы да всё Донские Казаки со Новгородцами. Они собирались и как братья обнималися и целовалися. Хлебом солью менялися".
Этот исторический факт объединения Донцов с Новгородцами, стал известен царю Ивану III. И это привело его в бешенство, вызванное сильным опасением образования "Нового Новгорода", создания революционного очага на Дону, распространения оттуда духа вольности и "ереси" народоправства для московского и рязанского населения и царь принимает ряд репрессивных мер: сперва в отобрании имущества казаков, ходивших в Подонье, а затем и казни казаков, а также казни семейств ушедших на Дон казаков (1502 - 1505 г. г.).
Здесь необходимо пояснение о той разнице в идеях и психологии, которые существовали в те времена у Татар и Московитов. Татары, основывая Золотую Орду, привлекали другие народы системой федеративного устройства на равноправных началах.
Московиты же придерживались "единой неделимой" власти царя Московского и при том на рабовладельческих началах. Это было основой государства вообще, начиная ещё с Рюрика и очень подкреплённая к моменту воцарения Ивана III, в результате брака его с Византийской царевной Софией Палеолог. Вследствие же падения Константинополя (Второго Рима) и Византийской империи, под ударами Турок, была воспринята Идея о переходе преемственности от Византии к Москве, являвшейся как бы Третьим Римом, то есть новым и последним источником: Света, Правды и Мудрости, и о миссианском предназначении Москвы приобщить и все другие народы к этому Источнику "Св. Руси". Эта рабовладельческая идея не умирает в мозгах Московитов до сегодняшнего дня.
И как не парадоксально, но эту дикую идею воспринял и Московский народ, находящийся в рабстве многие века. Нужно сказать, что в приобщении той или иной Идеи играет колоссальную роль Привычка. Это то и есть та могущественная центростремительная сила, при наличии которой так трудно проводить в жизнь светлые идеи о народоправстве, о равенстве и идти демократическим путём до обще-человеческого идеала. И поэтому, Москвичи по своей "Привычке", которая стала второй натурой, восприняли легко и свободно идею о самодержавности царской власти, о божественности её установления. "Царь, Божией милостью Помазанник".
Потому всё то, что исходило не от Московии, а от других народов, представлялось мраком, ересью и невежеством. Москва, восприняв "Третий Рим", отгородилась прочной стеной от культурной Западной Европы.
Славянские социальные основы: вечевое устройство, выборность власти, свобода были изжиты и выброшены, как негодная "ересь".
Для проведения этих основ рабовладельчества, Иван III осуществил немедленно же в приобщении к "Третьему Риму" республики "Великого Новгорода".
Знаток Новгородской старины, академик Е. Ознобишин так обрисовывает разгром Новгорода:
"Ненависть москвичей к новгородцам заглушала в этой страсти славян свойственное им чувство великодушия и уважение к святыне. Нашествие и покорение Новгорода сопровождалось насилиями и убийствами, напоминавшие времена Батыя, которые прежде Новгород не испытывал. Москвичи, привыкшие повиноваться единоличной власти своих князей и их бояр, с ужасом глядели на новгородцев, осмелившихся критически относиться к этой власти. В то время, когда тысячи Новгородцев гибли под мечами москвичей, когда тысячи пленных, отправленных в Москву, умирали от холода и голода, когда всё имущество Новгородцев было разграблено и сожжено, а жёны и дочери изнасилованы, монастырские волости записывались на Ивана III; в это время гибели братьев славян, народ московский ликовал в неописуемом восторге (ликует он и теперь, убивая миллионы порабощённых народов, в том числе и Казаков) и сердечно был рад тому, что их строптивые князья совершенно истребили новгородцев в корень, и что их буйное самоуправление, их вече, уничтожено и, отныне, новгородцы приближаясь к особе Московского великого князя, должны будут падать ниц перед символом власти и не иначе будут себя называть, как холопами Московского цвря ( прозвали и Казаков тоже "холопами"). При гибели вече Новгородского, принимали в ней живейшее участие и старались задевать самые заветные струны Новгородского сердца".
Обрисовку свою исторических событий, академик Ознобишин заканчивает словами: "Пора уже сознать, что объединение России сопровождалось страшною неразборчивостью средств и развращением общества".
К сожалению нужно признать, что сознание осталось прежним и, что Московское царство Ивана и до сегодняшнего дня остаётся идеалом государственного бытия Московии.
Как курьёз считаю не лишним добавить, что Иван III в 1471 году, собираясь в поход против Великого Новгорода, взял с собой икону Гребеневской Божьей Матери, поднесённой, как сказано уже выше, Гребенскими и Донскими Казаками князю Дмитрию Донскому, и долго молился перед нею. И действительно "молитва" была приведена к осуществлению: кроме всякого имущества граждан и церквей, было захвачено: 300 возов золота, перлов, драгоценных камней, серебра, богатейших риз, крестов.
"Молитву" Ивана III можно в миниатюре сравнить с молитвой акулы, жадно раскрывшей пасть перед тем, как с парохода сбрасывают труп умершего, что-бы его проглотить.
Карательные меры Ивана III по отношению к Казакам, вызвали у наших предков чувства крайнего возмущения и казаки постепенно стали уходить от пределов Московского государства. А "Третьем Риме" казакам становилось тесно и душно. При этом магнитная сила притяжения Родины-Подонья была огромна. Рассказы отцов и дедов о жизни на Тихом Дону дышали ещё ароматом свежести, а сообщения казаков, посетивших Родной Край, о том приволье и огромных природных богатствах: стад туров, коней, дичи, пушных зверей, оленей, бобров, о миллиардах пчёл, о рыбах, переполнивших Дон и Донец, и что это всё родное наследие казаков, возбуждало сильную решительность идти во чтобы то ни стало в "отцовский Дом". Казаки, осевшие у Переволоки, стали проявлять военную активность против Астраханского царства, оттесняя Ногайцев на Юг, для очищения от них выхода в Каспийское море. По всему северу "Дикого Поля" неслись сигналы: "Домой!" Возвращение казаков приняло стихийный характер. Ничто уже не в состоянии было задержать этот поход: ни казни Ивана III, ни те опасные перспективы, каковые должны были бы встретиться на их героическом пути.
Казаки, оказавшиеся в пределах Белоруссии, не связанные никакой службой перед князьями, во главе со своим Атаманом Сары-Азманом (что значит: "белый атаман") первыми построили на Дону городок Задонск и стали постепенно спускаться по Дону. Всего "сары-азманами" было построено 7 городков до Раздоров включительно, при впадении р. Донца в Дон.
Построены были городки: Лугань, Митякин и Гундоров на Донце. О этом сохранилась грамота Ногайского хана Юсуфа, в которой он жалуется, что Сары-Азман не даёт в Дону воду пить, а Михаил Черкашеин ворвался как буря в Азов и наложил на него Дань.
Последним сотрудничеством Казаков с Иваном III было то, что Астраханский хан Ахмат потребовал от Москвы дань и направил войско. Иван III обратился за помощью к казакам, те согласились, так как Крымские и Астраханские татары представляли угрозу не только Москве, но являлись препятствием к прочному оседанию казаков на Дону. Казачье войско двинулось к Москве, но когда пришло, то Иван III объявил казакам, что в их помощи он не нуждается, так как заключил мир с татарами. Тогда казаки, узнав путь отхода татар, внезапно напали на них при р. Угре и разгромили их, захватив огромную добычу. Хан Ахмет бежал в Крым, где был убит.
Иван III, заключив мир с татарами, отправил своё посольство в Крым, во главе с князьями Кубенским и Романодовским, в сопровождении воинской рати. Казаки за обман их Иваном III, напали на эту свиту, при этом князь Кубенский был убит, а Романодовский взят в плен со всей той добычей, которую везли князья в дар татарам. После этого эпизода, всякие дипломатические отношения Казаков с Москвой были прерваны.
Возвращение Азовских казаков в низовье Дона произошло в 1546 году сразу и было согласованным и организованным, что видно из тревожного донесения Путивльского воеводы в Москву об уходе казаков "в Поле" изо всех украин", то есть об уходе их изо всех порубежных городов. Вернулись казаки в низовье Дона без всякого предупреждения и согласия Московского царя "волею своею", осели они на "Казачьем Острове", где ранее жили Азовские казаки, то есть отцы и деды, и на нагорном берегу р. Аксая, 25-30 вёрст от Азова, соединившись с казаками Сары-Азмана, на Раздольском Острове.
Я обращаю внимание Потомков Казачьего народа на чрезвычайно важное обстоятельство тех времён, что после разрыва всяких отношений с Иваном III и вообще с Московией, этот стихийный отход от рубежей Московии Казаков с одной стороны, вызывал великий восторг и жертвенность движения к Родному Отцу - Тихому Дону, а с другой стороны вызвал страшную злобу Правительственного класса рабовладельческой Московии, и они этим воспользовались в дальнейшем.
Вместо благодарности казакам за спасение и охрану Московии, они выдвинули гнусную теорию о том, что никакого Казачьего народа не существовало ни в древности, ни в средние века, а что Донское Войско образовалось в 1549 году из "беглых русских холопов", даже не опровергнув утверждения своих же московских историков, во главе с Карамзиным, которые утверждали, что "происхождение казаков скрыто в глубине веков, во всяком случае ранее Батыева прихода". И мы видим, как эта псевдо-история Московии полилась смрадной полной клеветы на доблестный Казачий Народ.
Вообще то, по ходу событий Татарской оккупации, от 1240 года (разгром Киева) до 1480 года (разгром казаками Хана Ахмета Крымского и посольства Ивана III, ни о каких побегах московских крестьян на Дон, через опасное место "Дикого Поля", где проходили войска Татар, не могло быть и речи. Это сплошной вымысел псевдо-историков Москвы. Эту ложь особенно распространили горе-историки Забелин и поляк Броневский, изменивший Польше и продавший своё перо династии, на ролях истинного холопа.
Гнусный вымысел В. Броневского, академик Ознобишин называет басней и говорит: "как это можно допустить, что в такой опасный период времени, когда на Юге проходило почти беспрерывное движение татар, перехватывающих людей для продажи в рабство, могли "русские" люди на большом расстоянии Южного рубежа сговориться, бежать в неведомую страну, найти оружие, составить дисциплинированное войско, установить строгий закон, карающий за преступление, иметь в своей среде умных грамотеев, умеющих писать князьям и царям, и создать стройную государственность Донской демократической республики.
Бегло-холопская теория об образовании Донской республики, поддерживает и профессор Сватиков в своей книге "Россия и Дон", но в более мягких выражениях, как: "выходцев из Московской Руси" (которой никогда не существовало), которые "исконное русское начало народоправство возродили в новой жизни, в первобытных по устройству, казачьих демократиях на Дону, на Яике, Тереке и временно на Волге".
Такое ложное утверждение о "исконном русском начале народоправства", не только удивляет, но даже возмущает читателя и сводит высшее профессорское звание к уличному хроникёрству. Где же, когда, начиная с 870 года, было народоправство в "Великороссии"? Там царил безрассудно гнёт и рабство никаких свободных учреждений, где бы раздался свободный голос народа, на протяжении столетий - не было.
И спрашивается: для кого профессор Сватиков писал свою "историю"? Вероятно, для примитивных Сибирских чукчей, но не для Казаков. Впрочем, он опомнившись и, повидимому, испугавшись словом "демократиях", успокаивающе заявляет: "Все они (демократии), в конечном счёте, были поглощены великой (!) метрополией, освоены ею, утратили свой государственный характер и сохранились как военно-служебные организации".
Этот профессор, по своей природе крепостник, временно прикинувшийся "демократом", заявляя так категорически о "освоении" демократий, совершенно не желает раскрыть глаза читателю о том, как были освоены окраины России. Казаки Дона боролись за свою вольность 400 лет, начиная борьбу с Иваном III и последующими царями. Также боролись Днепровские Казаки. Вели ожесточённую борьбу свободолюбивые горцы Кавказа: ведь одна только война с Шамилем велась на протяжении 40 лет. Эти вопросы в душе крепостника не возникают. Он спокоен, что "великая метрополия" освоила бунтующие народы, а лилась ли кровь и слёзы, - это вне самосознания "просвещённого" горе-историка. Также его внимание не останавливается на вопросе: кто же в этих демократиях был? Судя по его утверждению, в них были только казаки-бобыли, а жён, детей, коих было половина, его не беспокоит, для него это - "военная организация". Ведь, до такой тупости, кажется, не дошёл бы ученик 5 класса гимназии, ознакомившись с Историей. Свастиков не свободный художник слова, он делает свою историю не в лаборатории сознания, а в кузнице, помогает молотом своим строкам преднамеренно, и не льются у него звуковые волны произведения: утомляют его преднамеренные и расчитанные шаги. На каждой странице он насилует душу читателя, напоминает ему, чтобы он не забыл про Москву "метрополию" - повелительницу и Дон - "колонию", подчинённую.
Истинный историк служит не искусственной истории, а жизни. Истинный историк отдаёт предпочтение самой "богине Красоты", а не "в зеркале её изображенью". И отмечая Казачью вольность, он как бы намекает, что она - эта вольность, воплотилась в среде "метрополии", - где по его уверению было "исконное народоправство", а о том страшном гнёте людей этой "метрополией", он не говорит ни слова.
Посторонний жизни, Сватиков встаёт перед нами фигурой бездушной, тонко расчитанной, как бы не унизить достоинство "метрополии" перед "колонией". Сознательное, слишком сознательное, в Сватикове царит настолько, что свою окоченелость он сам замечает и, что когда историк Соловьёв говорит, что Разин отлично понимал, что Дон и Россия связывает религия, то он не выдерживает и надменно говорит: "а мы скажем, что не Дон и Россия, а метрополия и колония". Он не столько историк, сколько занимается историей. В его преднамеренном "художестве", видна система кого-то вразумить и приобщить к его теории. Над всеми способностями духа преобладает рассудок и сухое веяние последнего заглушает ростки живой святой простоты и Правды жизни. Его страницы, лишённые стихийности прошедшей жизни, не сотворены, - они точно вышли из кузницы. Он не жалеет сознательно опускаться в лоно иррационального московского быта, в тёмные недра рабского бытия; тогда зачем и для чего заглавие, да ещё с большой буквы: "Россия и Дон"?
Чтобы не сказать о России - чем она жила и как сосала кровь порабощённых народов, но и своих "гражданин" превратившей в скотов, он говорит лишь о Доне, как его "осваивали".
Не то, чтобы у Сватикова, как и у всякого пишущего, были отдельные неудачные страницы: нет, его недостатки - роковые, и все они вытекают из его основного порока - скрыть истину и Правду безумной жизни Московии. У него очень мало таких страниц, которые представляли бы собой художественное целое, живой монолит слово: нет, вы ясно видите зияющие провалы, заполненные деревянной рассудочностью. Порой готова уже возникнуть иллюзия историчности и художества, но какой-либо грубый и неуместный штрих опять ввергает нас в безотрадную пустыню. Когда, например, он говорит: "некоторые казачьи энтузиасты хотели бы одеть Адама в штаны с лампасами". Тогда, если ты - историк, не признаёшь древности Казачьего народа, то надень на ноги Адама московские лапти, и тогда всё будет в порядке. От этого сравнения он уклоняется и своей властью навязывает казакам то, что им внутренне не присуще, и он упорно утверждает, что казаки то, что им внутренне не присуще, и он упорно утверждает, что казаки суть - русские люди. А русских то и в природе то не было и нет. Но в одном месте он невзначай наносит себе страшное поражение, сказав: "Донские казаки - прирождённые республиканцы". Но, ведь, прирождённость рождается от той среды, где родился народ. Какая же прирождённость республиканства могла родиться в среде Московии, где существовало исконное прирождённое рабство, ставшее второй натурой.
Сватиков, давая характеристику Разину, как бы возвышаясь над большим и великим Казаком "единственной личностью во всей российской истории", по завету великого Африканца А. Пушкина, свысока пишет: "Типичный демагог, Разин проповедовал истребление всех, кто возвышался над уровнем бездомового голутвенного люда, разграбление и делёж всего имущества, он запрещал богослужение и постройку церквей, издевался над верой и Христом, ввёл венчание вокруг куста" ("Россия и Дон", стр. 103).
Написав эту наглую ложь, Сватиков, вероятно, был уверен, что эту клевету примут за Правду все читатели, в том числе и казаки, ибо это писание исходит от "учёного" профессора. Исследуя основательно жизнь и действия Разина, я должен заявить, что внесённая Сватиковым характеристика основана исключительно на присущем Московитам шовинизме, но не на исторических данных. Провозглашая эту клевету, Сватиков в своём упоении "величия", не подумал, как "историк", что он опустился до ступени жалкого уличного репортёра и во весь свой профессорский рост рисуется истинным демагогом, воздействуя на общественное мнение Казачьего народа, который чтит и относится к памяти бессмертного Атамана с большой душевной теплотой.
Во всей своей деятельности С. Разин нигде не разорял мирных жителей, не делил их имущества, а уничтожал лишь бояр изменников, даже воеводу князя Львова пощадил. Над Верой и Христом он не издевался, ибо он был строго веротерпим, как и все казаки, церковь которых была отдельна от государства, а кроме того Атаман С. Разин не был "помазанником" Петром I- безбожником и глумителем над Богом и Верой.
Если Разин, перед походом в Персию обвенчал, за отсутствием священника, своего крёстника не перед аналоем, а кустом, то в этом нельзя видеть хулу и издевательство над Христом - дело было походное. Да, ведь сам Христос разве он установил обряд венчания в его деталях? Этих указаний в Евангелии нет. Он только был главным свидетелем в Кане Галилейской соединения двух любящих молодых молодых существ и только. Брак крестника также совершился в присутствии главного свидетеля Главы Казачьего походного войска Атаман С. Разин. Сватиков, в своём заскорузлом мышлении крепостника, не понимает, что обряд венчания не есть Вера и религия. Ведь нельзя же обвинять всех граждан Франции в издевательстве над Верой и Христом, установивших обряд венчания в присутствии только мэра города, а не в церкви. Прошло уже три века после смерти С. Разина, но он по своему духовному кругозору, стоит выше головой современного профессора Сватикова.
Программа политическая и социальная С. Разина была ясна для каждого, что идёт он истреблять бояр, дворян рабовладельцев, искоренять всякое чиноначалие, установить на "Руси" - "Казачий Присуд", чтобы всяк всякому был равен. Жители получали числовое деление на десятки, сотни, тысячи. Главным управлением должно быть Всенародное собрание (Круг), избираемый всенародным голосованием. Это уже одно административное устройство, где верховная власть предоставлялось Кругу, указывает на то, что жизнь, имущество и личность неприкосновенны. Из этого вытекает, что "грабёж и раздел имущества" Сватикова не что иное, как сплошной глупый вымысел.
Среди его "научности", у него временами проскальзывает и светится неприязнь к казакам, найти в их глазах "сучок". Так, например, говоря о Донском Атамане Степане Ефремове, он не упускает случая кольнуть его иголкой, провозглашая: "Степан Ефремов развёлся со своей женой без вины и женился на другой". Вторгаясь в личную жизнь Атамана, он от имени заглавия труда "Россия", не сопоставляет с Атаманом руководящих лиц этой России. Например, у Ивана Грозного было 3 законных и 3 незаконных жены. Пётр I-й насильно загнал, как атеист, свою жену, благочестивую Евдокию в монастырь, а связался с полуграмотной лёгкого поведения, неизвестной дотоле девицей, которая прошла через офицерские руки, достигла до "высокого" звания любовницы Меньшикова около г. Нарвы и провозглашённая не в церкви, а на постели "императрицей". За вдохновенное почитание православной Веры царевичем Алексеем - сыном Петра, этот дикий монарх, по решению "пьяного и развратного Всепьянейшего Синода, вызвался быть палачом и в страшных муках собственноручно казнил его.
О этих не "сучках", а "брёвнах" в глазах этих царей, Сватиков не говорит ни слова, считая их безгрешными, как "Помазаников Божиих". Не упоминает и о том, как Московское духовенство венчало за рубль или за ведро водки двоежёнцев и троежёнцев. О этом тоже Сватиков молчит, ибо духовенство "России" есть "святые отцы".
В общем, оценивая труд Сватикова "Россия и Дон", должен сказать, что его писания лишены третьего измерения, - он не поднялся от плоскости и не достиг живой человеческой глубины. Им временами можно и заинтересоваться, когда он касается грамот и документов, изъятых из Новочеркасского музея и излагает взгляды революционных деятелей России на Казачий народ, но уважать его, а тем более любить нельзя.
Он трудом своим не обогатил Красоты Казачьего народа. Но, если Сватикову и не чуждо некоторое историческое значение и даже величие, то это величие есть преодолённой трудом бездарности. Таковы уже изначальные условия человеческих сил, что преодолённая бездарность, - это всё таки не то, что Дар.
Не лишены интереса некоторые летописи Московии относительно грабежей, в эпоху Ивана III.
Одна летопись говорит: "из Великого Новгорода Иван III бесчисленного добра набрав в Москву отвезе самых перел, злата, серебра триста возов. Кроме иного богатства там набрав, не пощадя же никого там, неже церквей и роста великим властелином, иже недавне в великой неволе у татар заволжских бяша".
Грабились православные церкви, увозились из них антиминсы, священные сосуды, кресты, колокола всё теми же московскими "помазанниками Божиими". Дальше летописец говорит: "поимал князь в Новгороде вотчины церковные и раздал детям боярским и поместье".
Чтобы судить о духовной структуре того или иного народа, нужно знать ещё то, кто их воспитатели. Я приведу мнение о этих грабежах "просвещённого" профессора Снегирёва, который писал: "Новгородские и Псковские ценности обречены Господом Богом служить украшением Московских храмов и великокняжеских палат". Если профессор, так сказать, учитель народа, открыто пишет так бесстыдно и гнусно, то что требовать от простого мужика? Свобода грабежа узаконилась свыше. Впрочем, все эти грабежи в истории Московии торжественно провозглашаются: "воссоединением русского народа" или же "собиранием земли Русской".
Даже сам Карамзин писал: "инородца, ужасаемые частыми набегами русских, покидали свои места". "С башкир брали за все, даже за чёрные и за серые глаза, а Вотяк бежит от русского, как мышь от кошки..." Вот так "Св. Русь"!
Скажем немного о так называемом провозглашении Иваном III "Третьего Рима", лишь потому, что он женился на Византийской царевне, когда Константинополь пал. Что из себя представляла Софья Палеолог, в истории Московии нет сведений.
Но, казалось, что эта царевна воспитывалась в атмосфере науки, искусства, богословия и вообще греческой культуры, царящей при Византийском дворе.
Надевая корону на своего супруга-дикаря Ивана III, как преемника "Третьего Рима", не маленькими мозгами, только и воспринимавшими совет бояр, что нужно убивать, грабить и насиловать другие народы и все племена, вошедшие в Московское Государство и только.
Ведь ей отлично было известно, как Византийская царевна, дочь императора Андроника младшего, вышедшая замуж за "прекрасного" Узбека, к тем моральным качествам, которыми обладал этот хан, преуспела воплотить в душу своего супруга чувства великодушия, большое уважение к христианской религии, внесла в ханский двор Византийское изящество, расширила круг учёных всех стран, писателей, поэтов, богословов.
Также известно, что когда некоторые строптивые и дерзкие князья Московии поддержали казни за хулу мусульманскую, эти князья прибегали к защите прекрасной ханши и были спасены. А София Палеолог? Ведь она же видела, как Иван III казнил князей Новгородских, унижал их достоинство целованием его сапог и т. п. Что же она делала? Любовалась только награбленными бриллиантами и жемчугом Новгородцев???
В свете этих фактов, нам рисуется эта царевна, как украшение постели дикаря и только, а сам дикарь Иван III самозванно надевший корону "Третьего Рима", как блистательный грабитель! И не в короне "Третьего Рима", а в клобуке циркового шута! Как иногда великое делается позорным и смешным...
Московским князьям ещё долгие годы приходилось платить дань Татарам. И по мере того, как честолюбивые мечты, возрождённые Иваном III, возрастали, дань увеличивалась в размерах. Но чтобы снизить это честолюбие, Крымские ханы изобрели особый метод возвышения своего превосходства перед Московским князем. Получив каждый раз извещение о приближении хана к Москве, правящий Московским государством князь, должен встречать хана, во главе со своей свитой бояр с непокрытой головой. Торжественная встреча не только лишь в этом выражалась, а в том, что когда хан подъезжал на конек князю, то последний обязан был кормить коня хана овсом из шапки князя, которую благоговейно и подносил сам князь.
Таким образом подчёркивалось, что не только хан, но даже конь хана стояли неизменно выше зазнавшегося князя. И князья раболепно выполняли этот ритуал и не пытался его смягчить ни просьбой, ни деньгами. Чувства рабства сильно сидели в душах этих рабовладельцев над порабощёнными тюрско-финскими племенами Севера, которые, видя пример, соответственно и приобщали в свои души рабские чувства.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачья история
СообщениеДобавлено: 28 дек 2013, 14:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3047
Откуда: Владивосток
К сожалению, карты о которой идёт речь в главе у меня нет, по этому приложить изображение нет возможности.

ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ КАРТА ЭПОХИ МОНГОЛО-ТАТАРСКОЙ ОККУПАЦИИ С 1237 ГОДА
КАРТА: PARTIE NERIDIONALE DE MOSCOVIE, то есть ЮЖНАЯ ЧАСТЬ МОСКОВИИ

Карта изготовлена (dresse) этнографом G, DE L`Isle и дополненная (Augmante) в картографическом учреждении IAN BAREND ELNE A AMSTERDAM.
При быстром даже взгляде на эту карту, каждый Казак и Казачка сразу же убедятся, что историки Московии, на протяжении многих веков, вводили в заблуждение не только казачье общественное мнение или народов Европы и Азии, но также и своих граждан-рабов, что с уходом Черниговских князей из пределов Северного Кавказа, княжества Томотороканского, не принадлежащего им по праву, - вся Приазовская и Причерноморская степь осталась пустой и не заселённой и что кочевой народ из Средней Азии Половцы пришли на голое место. При этом, в своих писаниях, эти историки сплошь и рядом называют эти степи: "Южно-русские степи". Если эти степи "русские", то почему же они их не заселили, не колонизировали?
Периодически эти степи были оккупированы последовательно кочевыми народами: киммерийцами, скифами (сколоты), сарматами, аланами, Хозарской Федерацией, в составе: казаков, горцев и хозар. Проходили по этим местам: булгары, готы, печенеги, торки; захватывались степи грабительскими налётами Киевских князей Олега и Святослава и, наконец, Половцами. Но как только проходил шквал человеческих масс, наследниками этих степей оставались их древние хозяева: Казаки и Горцы Кавказа. Но никогда эти степи не были "Южно-русские". И потребовалось для Москвы ещё около 700 лет, чтобы силой захватить эти прекрасные степи и Кавказ, но они не стали от того "русскими", а потом и временно "советскими".
Нет никаких известий о том, что Половцы придя в Приазовье, уничтожали бы местное население на Дону, в лице Донских Казаков. Но, наоборот, есть исторические данные, что Половцы, при помощи казаков и черкасов, изгоняли воинские части Киевских захватчиков.
Заняв более выгодные места по побережью морей с их торговыми факториями греков и генуезцев, Половцы, естественно, потеснили Донских казаков на Север, в сторону Переволоки и р. р. Хопра и Медведицы, оставив некоторые поселения по р. Донцу. А Черкасов потеснили в сторону Кубани. С приходом в Приазовье полководца Чингис-Хана Субутая в 1223 году, Казаки и Черкасы вошли с ним в договорные отношения и стали с ним изгонять, в свою очередь, Половцев. В 1237 году могущественная армия Батыя, совместно с Казаками и Черкасами, заставила Половцев - 200 000 бежать в Венгрии, а остальные сдались на волю победителя. Всё Приазовье и Причерноморье остались в том виде, как их оставили Половцы. Даже некоторые казачьи поселения на главном пути движения Батыя на Запад, вдоль р. Донца, остались неприкосновенными.
Прилагаемая при этом карта, ярко иллюстрирует эпоху Татарской оккупации. Весь Восток от 60 градуса северной широты, весь бассейн Великой реки Волги, был занят войсками и прибывшими монголами с жёнами и детьми, в количестве полтора миллиона душ, в трёх главных областях: царство Казанское, царство Астраханское-Ногайское и Крымское. Особая область более многочисленного тюрско-финского племени Мордвы, которых Московские историки перекрестили в "русский народ", была выделена в особое воеводство, где управлял назначенный Батыем губернатор (баскак).
Вся западная часть Московии от 60 градуса, осталась под особым наблюдением татарских доверенных, предоставив князьям собирать дань с их рабов, проживающих в княжествах. По карте эти княжества названы "duche" - по французски, в переводе: герцогство-княжество. И таковые были: Владимирское, Суздальское, Ярославское, Ростовское, Московское, Рязанское, Смоленское, Северское. Все они были отданы под "опеку" князей, которые выколачивали жестоко не только дань для татар, но больше всего для себя, ибо по существу, по крови все эти "князья" были чуждым элементом для финских племён: "от Варягов прозвашася Русь".
Стон стоял на "Руси" не от татар, а от ИГА своих князей.
"Duche de La Grande Novogorod", то есть княжество (вернее исторически - республика) Великого Новгорода оставалась самостоятельной чисто славянской единицей, ведя торговлю с Западом. Никаким князьям эта республика не подчинялась. Во время движения северной армии Субутая, он завоевав выше указанные княжества, до Новгорода не дошёл и повернул обратно потому, что непривычно сырой климат для азиатов и их лошадей, вызвал большие заболевания в людском и конском составах.
На этой карте каждый Казак и Казачка могут убедиться, что весь бассейн Великого дона был занят Казаками и Черкасами, которые братски сотрудничали, и на карте видны надписи: "Cosagues Donaki ou Czercasses", то есть Казаки Донские или Черкасы.
В правом углу карты, между левым берегом Дона и Волгой, значится: "Grebenskaia Cosagues то есть Гребенские казаки. Южнее: "pays de Circasie", то есть область, страна Черкасов.
Владения Донских казаков на запад распространялись по Донцу до р. Оскола, впадающей в р. Донец с левой стороны; а по среднему Дону до городка Донецкого, что западнее течения р. Хопра.
Весь громадный "Palatinat de Belgorod", то есть воеводство Белгорода, было татарами выведено в особую область. Во главе её стоял баскак, по назначению Хана, но при нём были выборные от местного населения. Охрана спокойствия воеводства с Востока, была возложена на Донских казаков с их Атаманом. Охрана же с Запада, поручена была Днепровским казакам и, мы в этом убеждаемся, читая надпись по левобережью Днепра: "Pay des Cosagues", то есть область Казаков, вплоть до г. Полтавы.
Повидимому, Киевским князьям доверия со стороны Татар было мало и поэтому указанная местность, в сравнении с Казаками, очень незначительная: "Palantinat de Kiovie", то есть воеводство Киевское. Западнее области Казаков, видим надпись: "Ukraine" - Украина, которая введена в часть Польских владений, над надписью: "Partie de Pologne".
В Южной части бассейна Днепра, мы видим надпись: "Cosagues Zaporoski", то есть казаки Запорожские.
Раньше уже объяснялось, что Казаки пользовались у татарских властей полным доверием и жили на определённых федеральных началах, с собственными выборными учреждениями.
Служивый состав казаков состоял в Татарской Армии со своими атаманами, а не служилые и местное казачье население занимались интенсивным земледелием, скотоводством и рыболовством. На карте по Дону видны многие населённые городки Казачьего народа.
Таким образом, эта карта ярко опровергает писания псевдо-историков Московии, что по Дону и Приазовью была пустыня.
Между прочим, как курьёз, в верховьях речек Айдара и Митякина, впадающих в р. Донец с левой стороны, показано пресловутое "Дикое Поле или пустынная провинция". А ниже этой надписи, на самом берегу Донца, я с величайшим духовным наслаждение читаю: "Gundorovskoi", то есть мой родной древний городок Гундоровский, стоял много веков, ожидая, чтобы я в нём родился, возрос, и написал правду о Казачьем Народе; уходя от твоих прекрасных мест, родной городок с твоими при мне ещё густыми лесами, горами Донецкого кряжа, озёрами, полными рыб, обилием угля и руды, я взял в ладонку и горсть родной Земли на кургане потомка Атамана Гундора, достал эту ладонку и горькая слеза окрапила её.
Чем же объяснить такую долговечность этого городка? В этом районе, в прорыве Донецкого Кряжа, где протекает речка Беленькая "Belenkoi" - (видно на карте), велись в древние времена раскопки руды и было там небольшое бронзовое производство, в котором нуждались и друзья и враги. Не лишена интереса и самая то речка Беленькая. Она течёт и формируется не из отдельных ручейков, а вырывается большим потоком прямо из-под земли глубокой балки. Вода её чудодейственная, удивительной химической чистоты. Зимой вода тёплая так, что образовавшееся около начала потока озерцо, никогда не замерзает. Летом же вода очень студёная. Разгорячённые от жары и работы лошади и быки, напившись с разбегу этой студёной воды, никогда не заболевают от так называемого "опоя".
Так вот, этот древний городок, переименованный в станицу, стоял тысячелетие, разрослась станица в 40 хуторов и 8 выселков, рождались полные отваги, доблести и долга отважные рыцари с шелковисто чёрными волосами, а рядом с ними появлялись на Божий свет гибкие, упругие, ловкие, статные, удивительной красоты и природного изящества девушка-казачка и, как соберутся гурьбой на берегах серебристого Донца и как грянет многозвучная песня: "Поехал казак во чужбину далёкую", то как будто вся окружающая природа затихает и прислушается. А грустные ноты, то забирая в высь, то снижаясь, несутся вместе с волнами родного Донца далеко, далеко на Восток! И вот пришёл конец родному городку: Гунны XX века Московиты ("русские") разрушили этот древний пункт, а жителей частью перебили, частью выслали в гиблые места. Великие русско-коммунистические достижения???

СРЕДНЕ-АЗИАТСКИЕ КАЗАКИ


Если псевдо-историки Московии всячески стараются умалчивать и даже отрицать наличие Казачьего народа древних времён, в пределах Кавказа и Приазовья, то тем более о Казаках Средней Азии что-либо сказать, считалось запретом. Так, например, профессор Вернадский в своей книге: "Опыт истории Евразии" глухо упоминает, что пограничной стражей Туркестана были группы "вроде наших русских казаков". Спрашивается: когда они стали "ваши" да ещё и "русские"?
Чтобы рассеять эти туманности, я приведу подробный хронологический перечень, изложенный историком И. П. Будановым, в его труде: "Дон и Москва" о том, что существовавшая и теперь существующая "Казачья Орда (стан) никогда, нигде и ни у кого, за исключением Московитов, не называлась ни Киргиз-Кайсацкой, ни тем более Кайсацкой, а всегда именовалась просто "Казацкой".
1788 года Бухарский аталик (первый министр) пишет: "слышим мы, что у Вас, Казаков, собственно мудрецов или учёных мужей нет. Если же вы народ Казачий имеете возможность исполнить наше предложение нападать на Великороссов...".
1740-1760 г.г. историк Левшин сообщает, что в бумагах, хранящихся в Архивах Иностранных Дел и бывшей Оренбургской канцелярии, ещё встречаются слова: "Казачья Орда и Киргиз-Казацкое войско".
1716-1733 г. г. Швед Ренат был в плену у Калмыков (Джунгарских) в течении 17 лет и составил карту Джунгарии. На этой карте, к Западу и Северо-Западу от озера Балхаш, где находится р. Иргиз, обозначена им: "Киргиз-Казацкая орда", а от восточной половины того же озера, прямо на Север от него, лежит местность, обозначенная им просто: "Казак"
1705 г. в географической карте, напечатанной в Амстердаме, нынешние Киргизские орды не называются иначе, как "Казачьи орды".
1632 г. "Год Гиджары Имам-Кали-хан. Князь Ма-вара-Альнагара намеревался изгнать султанов казаков, которые владели Ташкентом и окружающей землёй". Это подтверждает историк Левшин так: "нам удалось найти несколько достоверных свидетельств о том, что около 1630 г. владел Туркестаном Казацкий хан Ишим", и 1618 г. "когда слухи об их ссорах достигли до Туркестана, Султаны Казаков поспешили взяться за оружие".
При Московском царе Фёдоре Ивановиче Средне-Азиатские Казаки упоминаются под именем Казачьей Орды: "приеде к нему, ко государю служити царевич Казачьей Орды. По постановлению своего царства пожаловал царевича Казачие орды Бурмамета, посадил его на царство Касимовское (отошедшее от Казанского царства)".
1584 г. в книге "Большому Чертежу" говорится: "и по обе стороны реки Зеленчика и реки Кондермака и реки Сару и песков Каракума на тех местах на 600 вёрст кочевье Казацкие Орды".
1583 г. Мурза Карача послал нарочного к Ермаку для защищения его от Иргизских Казаков, угрожающих нападением на его владения".
Там же именем Казаков, Средне-Азиатские казаки именуются и в Сибирских летописях: "и станут приходить в те крепости к Якову и Григорию (Строгоновым) торговые люди Бухарцы и Казацкие Орды и иных Земель с товарами". А по степи Калмыки и Мунгалы и Казачья Орда ездят на верблюдах, а кормятся скотом".
В делах Ногайских, в Московском Архиве Иностранных Дел, под № 10, хранится перевод грамоты Ногайского князя Юсуфа к царю Ивану IV, писанной в конце XVI в. Юсуф в ней ясно говорит: "А хотел есми воевать Казацкую Орду и аз ныне кочую на реке Елеке (Илике) за Яиком".
1570 г. "А нынеча деи мне Кучуму война с Казацким царём, и одолеет де и меня царь Казацкий (Ермак) и сядет на Сибири".
1559 г. Дженкинсон, бывший в Бухаре в 1558-1559 г. г., сообщает: "Ташкентский владетель был тогда в войне с Казаками, народом жестоким, многолюдным, не имеющим городов и исповедывающих магометанскую религию".
1549 г. Семён Мальцев, посланный царём Иваном IV к Ногайцам, жившим между Волгой и Яиком, доносит о нападении на их улусы Казацкой Орды царевича Шигая".
1540 г. По свидетельству Гайдер-Рази: "после смерти Каман-хана, султаны Дешт-Кипчака, которых обозначают именем Казаков, вели войну один против другого.
1535 г. "А Волгу есмя, государь, - писал Губин в донесении от 15. 10. 1535 г., - перевелись. Сентябрь 30 день ниже "Казацких гор".
Персидский историк, написавший "Жизнь Шаха Аббаса", говорит во многих местах о нации Казаков.
1532 г. Абд-эр-Рашид-хан прославился победой над Казаками, с которыми дотоле Могулы не могли с успехом померяться".
1521 г. Василий III предписывает своему послу: "да Казацкую Орду пытати кто ныне в Казакех государь и где кочует".
Тамерлан, в своих записках под 1369 г., упоминает о Казаках: "Казаки сделали набег на Ма-вара-Альнавар".
1550 г. "Крымцы пограбя что можно прибежали к Вятке, а тут стоял Бехтеяр Зучин с Вятчаны, да с Казаки утаяся, и Крымцы поделав тары да повезлись, и Вятчане и Казаки побили их и потопили".
Казаки, как видим, именуются отдельно от Вятчан - местных жителей.
В дополнении к перечню историка И. П. Буданова, присовокупляю. Историк Левшин говорит: "большая часть русских писателей полагает, что первые казаки произошли или составились у Татар и что у них же родилось название "казак" и от них перешло ко всем отраслям, прежде бывших и ныне существующих Казаков. Мысль сию, к которой мы уже привыкли, опровергают восточные историки, утверждая, что казак составлял самостоятельный независимый народ в отдальнейших веках нашего летоисчисления. Некоторые относят их далее Р. Х.".
"Историк Фердуси", продолжает Левшин, "живший около 1020 года, то есть за два столетия до появления Монголо-Татар на Запад, в истории Рустема, упоминает о народе Казаках. Из сочинений его и древнейших летописей Персидских, которыми он пользовался, известно, что казаки древние, подобно позднейшим, прославили своё имя набегами. И так, Татарские Казаки, почитаемые нами за первоначальных казаков, были только подражателями и название их не татарское, а занятое у другого народа. Известие сие делает толкование и перевод слова "Казак" излишним".
Профессор Кляпрот, разделяя киргизов на восточных и западных, говорит: "в Европе дают имя "киргиз", но это - две нации, которые хотя и говорят на одном языке, но по внешности существенно отличаются один от другого, и при том казаки не принимают имя "киргиз". Западные "киргизы", которые называют сами себя казаками и отрицают имя "киргиз", занимают в настоящее время (1806 г.) местность от левого берега верхнего Иртыша до Яика; к Северу жилища их доходят до 53 градуса широты; к Югу они кончаются у гор Таргабатай - озеро Балкаш; на Западе - по линии Селестинских гор (Тян-Шано)".
Иеромонах Иакинф говорит: "Казак есть имя народа, кочующего по степям, сопредельным с губерниями: Томской, Тобольской и Оренбургской. Китайцы называют их "Хасак"; Россияне - Киргиз-Кайсаками. Ныне (книга издана в 1829 г.) сейчас народ разделяется на две орды: восточную и западную.
Западная Казачья орда простирается до Российской границы. Обе эти орды состоят под покровительством Китайской державы.
Казаки, по-китайски "Хасак", есть большое владение, лежащее от Или (река, впадающая в озеро Балкаш)".
Историк Риттер говорит: "Китайцы и Монголы называют Кассаками или Казаками тех Киргизов, которые живут в Иртышских степях. Сами же они дают себе имя "Казак". А мы, следуя общему употреблению, называем их Киргиз-Кайсаками, несмотря на то, что прозвище это находится у Казаков в презрении".
Профессор Фирсов утверждает: "Киргиз-Кайсаков (то есть Средне-Азиатских казаков) не следует смешивать с "Кара-Киргизами (кыргызы). Имея сходство с Казаками по образу жизни, Кара-Киргизы составляют отдельный народ от Казаков и имеют особую историю".
Историк Радлов говорит: "обыкновенно Киргизами называют те народы, которые живут в больших степях Средней Азии от Каспийского моря до горной цепи Алтая и от города Омска до Кокандского ханства. Это имя совершенно незнакомо большей части этих народов, которые с тех пор, как история говорит, не называют себя иначе, как "Казак" (Khazak)".
Историк Левшин, изучавший Казачью Историю, категорически утверждают, что Казаки, как особый народ, существовал в Азии с древнейших времён. Но подпав владычеству Чингис-Хана, Казаки по смерти этого завоевателя, достались в удел сыну его Джучи и хотя они принадлежали Золотой Орде, но имели собственных ханов. Казачья Орда была могущественным государством, знавшим период своего расцвета и период своего упадка. Оно могло выставлять до 300 000 всадников, - армия по тем временам могущественная".
У читателя, естественно, возникнет вопрос: откуда появились казаки в Средней Азии? Ответ прост и ясен. Я уже упоминал ранее, что племя "Саков", не проникнув своевременно через Кавказские ворота, вынуждено было, по обстоятельствам военного времени, двинуться на Восток до Памира, а затем уже, выждав благоприятный момент, прибыть на Северный Кавказ и соединиться с Казаками-Казахами. Так было и со Скифами. Вожди этого народа, первоначально называвшегося своим племенным именем "Сколоты", несмотря на их страстное желание проникнуть через Кавказ в Приазовские Степи, не могли этого совершить потому, что Египетский фараон Сезострис, в своём могущественном движении по Малой Азии, заняв Грузию, отторгл Скифов от Закавказья, и они вынуждены были двигаться на Северо-Восток до Аральского моря включительно, а затем уже через Уральские ворота и через р. Волгу появиться в Приазовье и напасть на киммерийцев, казахов и горцев.
Такая судьба постигла и часть могущественного племенного Союза Казахов- (Казаков). Часть этого Союза успела зацепиться за Кавказские горы и создать даже страну Казахию (Казакию), о которой говорит в своём труде император Константин Багрянородный и другие историки, но оставшаяся часть в Закавказье Казахов (казаков), под воздействием человеческих волн, двинулась в Среднюю Азию, и например, средиземноморцы, оторванные от своей массы, создавшей "бронзовый век" на Кавказе, продвинулись до р. Енисея, где тоже создали бронзовое производство, о чём повествует историк И. П. Буданов.
Так вот эта родная ветвь Казахии (Казакии) и осела в Средней Азии, меняя иногда свои границы по обстоятельствам столкновения с другими народами.
Средне-Азиатских казаков в сфере владений СССР (коммунистической России-Московии), который по присущему своему шовинизму, не хочет назвать их казаками, а местность их Казакией, провозгласил наименование: "Казахстан", численность жителей казаков исчисляется свыше пяти миллионов душ.
Кроме того, в Западной провинции Китайской державы, называемой "Синьзянь", проживает свыше шести миллионов казаков, которых как китайцы, так и соседние народы, в том числе и "русские", называют "Казахи".
Эти Казахи (Казаки) в октябре месяце 1963 года подняли восстание против режима коммунистического Китая. К казакам присоединились Киргизы и Таджики. Восстание было подавлено. Вооружение восставших оказалось русско-советского образца. И тут лицемерная Москва стремится казачьими руками прикрыть свои злодеяния.
Но наличие казаков и в таком большом количестве, это весьма отрадное явление. Не нужно быть прозорливым, чтобы не понимать веяние Времени, а иметь лишь тонкий слух, чтобы не слышать тяжёлых шагов Истории. Придёт пора, когда длинная цепочка звуков Казачьих колокольчиков пронесётся от Тихого Дона до высоких отрогов Алтая. "Есть ещё порох в пороховницах, ещё не гнётся Казачья сила".
По широким степям Юго-Востока Европы и Средней Азии пронесётся мощный голос: "Да здравствует Казачья Свобода!"

ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА


Выше мной были указаны те народы и племена, с которыми Казачьему Народу приходилось сталкиваться, надолго с ними жить, сотрудничать или сражаться, а также знакомиться с их культурой, обычно рабовладельческой и неприемлемой для свободолюбивого казака. Так, велением Судьбы казакам пришлось на долгие века иметь дело с народами Московии, объединёнными в конце концов методом кнута и крови Московским государством.
Чтобы иметь представление о этом государстве, о нравах, обычаях, о самосознании, отношении к другим соседним народам, в том числе и к казакам, мы обязаны, хотя вкратце познакомить читателей о том, как начиналось и развивалось это государство.
Подход к понятию построения государства вообще, в его положительном смысле, строится на аксиоме, что народное самосознание творит историю государства. Можно ли применить эту аксиому к построению Московии и было ли проявлено в его созидании именно народное самосознание, а не личные стремления московских князей, помимо воли входивших в орбиту Московии племён и народов?
Большинство объективных историков строго придерживаются того мнения, что первой основой идеализированного общественного сознания, представлялся вечевым народным порядком самостоятельной славянской республики Великого Новгорода и до некоторого подобия и Киева. Но нам известно, что Суздальские, Владимирские, а затем и Московские князья порвали всякие сношения с Киевом; Новгород разгромили до полного упадка своей независимости.
Дальнейшее развитие истории Московии было, по мнению истинных историков, отклонением от народного идеала и нормального хода развития. Вина за такое отклонение падала на созидателей нового порядка Московских князей "собирателей", на их варварские приёмы и удушение народного самосознания.
Историк Платонов, претендующий на объективное изложение истории "Руси" (а не Московии), полвека тому назад писал:
"Начнём с "Низовской", а не Новгородской Земли, позднее получившей название "Замосковья".
Под этими названиями разумелись Земли старых (!) великих княжеств: Владимирского, Московского, Ростовского, Суздальского, Нижегородского и Тверского, составлявшие коренное (!) "Великорусь", обладавшие плотным населением, сравнительно высокою хозяйственной культурой и торговлей. Всё это пространство стало заселяться русскими (!) племенами уже на глазах истории, выходцами сначала из северных, а затем и южных русских (!) княжеств".
Объективность Платова сразу же подвергается сомнению: он только что сказал, что указанные княжества обладали плотным населением, но что это было за население - умалчивает, и к этому "плотному населению", "заселяется русскими племенами", а куда же подевалось дотоле жившее "плотное население"? Уничтожено ли, подверглось ассимиляции? - от объяснений сознательно уклоняется.
Нам также известно, достоверно, что никаких "русских племён" на Севере не было, там жили финские племена в западной части и тюрские - в восточной, от Великого Новгорода до Урала. Большое пространство владений республик В. Новгорода и Пскова до Беломорья заселено было Славянами, а в северной части Корелами. По линии от В. Новгорода на Юг по Днепру жили племена Славян: кривичи (белоруссы), древляне, поляне, киевляне, бужане и другие; западнее их: поляки, словены, чехи, хорвыты, сербы, ословянившиеся болгары, валахи. На Юге также не было "русских племён". Всё Приазовье, часть Причерноморья было наследственное пространство Казачьего и Черкасского народов. Крым был во владении Татар.
Откуда же появились Платоновские "русские племена"??? Это - тайна Платонова, подсказанная ему, по видимому, неизвестными призраками или чревовещателями!
Не смущаясь этой суммарностью, Платонов продолжает: "В исходе XII века и начале XIII века великие князья Владимирские были сильнейшими во всей "Руси". Владимирский князь ( по видимому Юрий Долгая рука), по слову древнего поэта (?), был так могуществен, что смог бы "Волгу вёслы раскропити, а Дон целомы выльяти..." Летописцы с восторгом поминают о княжеских Ростовских и Владимирских храмов, говоря, что над ними трудились "изо всех земель мастеры" и они были так "дивны и велики", как не бывали прежде и не будут впредь". Татарская власть обратила восточное Великорусье в глухую окраину. Весь край постепенно обратился в группу разобщённых "уделов", в которых сидели их владетельные князья, враждуя друг с другом и заботясь лишь о собственных "промыслах" то есть о своей наживе и усиление своего удела за счёт остальных. Остановленное было татарами колонизационное движение на западных и юго-западных русских (!) областях возобновилось и, направляясь на Север и Северо-Восток расширяло постепенно площадь русских (!) заимок за Волгою и на низовья Оки. Людской поток шёл к Белому морю и "Камню" (Уралу - вернее Рифею), это было медленное движение "пашенного" люда, примышлявшего "на диких местах инородческого Севера (прим. Автора). Туда, однако, доходили только отдельные партии; масса же застревала в Заволжьи - водоразделе между Волжскими и Поморскими реками - и была там надолго задержана инородческим сопротивлением на линии Ветлуга-Сура. Между р. р. Унжею и Ветлугою "бесперестанно жила черемиская война", и леса "Унежские" оставались непроходимыми для русского (!) пахаря и охотника. А южнее между Окою и Сурою, русскими (!) не давала основаться Мордва. Нижний Новгород надолго стал пограничным пунктом, отделявшим Волжскую Русь (!) от инородческого "Низа"...
Всё же нужно отдать долю внимания изложению Платонова, который, не в пример прочим "историкам" шовинистам Московии, всё же слегка открывает Чёрную Завесу, скрывающую плотно историю племён Северо-Востока, когда говорит о инородческом сопротивлении, о черемисской войне, о заслоне Мордвой "русским" основаться за Нижним Новгородом.
Из этого, хотя и суммарного писания, каждый чуткий читатель видит, что "Замосковье" было занято местным плотным населением, совершенно чуждым вторгнувшимся князьям-варягам с их грабительскими дружинами, а так как Платонов скрывает сознательно национальность этого населения, то мы вынуждены дополнить эту сознательную пустоту, а именно: Северо-Восток был заселён издревле, когда ещё о "Руси" не было ни слуху, ни духу, финскими и тюрскими племенами: корелы, ведь, меря, чухна, мурома, мордва, черемисы от Новгорода до Урала; и воображаемые Платоновым "русские племена", на это большое пространство не имели прав территориальных, а особенно этнологических. Всё было захвачено силой, грабежом и убийствами.
Можно ещё добавить о грандиозном восстании Мордвы, под водительством Пургаса, громивший князей грабителей, а также устраиваемые ими монастыри и "русские" церкви, как очаги постепенного порабощения местных жителей.
От этой кровавой истины "собирания" силой, "объективный" Платонов сознательно отворачивается и сознательно вводит в заблуждение всех, кто так или иначе интересуется историей Московии, с её ложно-выдуманными "русскими племенами". Сказав "А" о инородческом сопротивлении, уклонился от произношения "Б" и поэтому, Правда бежит от него. А казалось бы, что скажи Правду и Бога бойся, но он испугался Романовской немецкой династии и не рассказал просто и ясно в нескольких словах, а именно: князья Варяги с собранными ими дружинами из разного воинственного сброда, пристегнув частью и славян, захватили все финские и тюрские племена методом кнута и крови.
Большинство историков Московии совершенно скрывают о финах и тюрках, истинных хозяевах Севера, захваченных варягами и по существу напоминают тех воров, которые тщательно прячут украденное и ни словом не обмолвятся о нём, но всё же народная молва, хотя и глухо, но напоминает, что "от трудов праведных не наживёшь палат каменных", каковыми Платонов так восторженно хвастается, что Владимирский князь был в состоянии выплескать вёслами воду Волги и шлемом - воду Дона??? Похваляться награбленным и ставить это на ступень величия, могли и могут только прирождённые и убеждённые грабители Московии.
Чтобы понять психологию "собирателей" Московии, мы приведём характеристику, данную русским историком профессором В. В. Григорьевым, не потерявшим совести, в его книге "Россия и Азия" (С. Петербург, 1876 г.), этим "собирателям", начиная с Рюрика, давшие воспитание покорённым племенам Московии, так и неподнявшимися хотя бы на одну маленькую ступень Свободы и Равенства людей Московии. Этот историк писал:
"Ни один народ древнего или нового мира не отличался такой предприимчивостью и отважностью, как Норманы (Варяги). Природа образовала этих диких детей снегов и морей суровыми и неукротимыми, а обстоятельства сделали их хищными и кровожадными. Привычка к походам, прелесть добычи, сделали хищничество, как бы врождённою их склонностью. Никто не смог сравниться с норманами-варягами беспредельною дикою отвагою и яростью в боях. Они воспламенялись духом удальства, разбоя и грабежа.
Рождённые на угрюмых скалах и в мрачных дебрях под снежным Н Небом, взлелеянные бурями и нуждой, - чего могли страшиться они? Всякая страна, богаче их собственной, привлекала этих диких воинов Севера.
На лёгких лодках переплывали моря и океаны, как стаи голодной саранчи, опустошали они и богатые земли Италии и плодородную Францию (где существовала даже молитва о спасении от варягов), а также Северо-Восточную Россию (!).
Едва успев утвердить свою власть на Севере (Рюрик), они двинулись на Юг за сокровищами Греции и гордая Византия затрепетала перед дикими хищниками. Неудовлетворившись этим, они под самозваным именем "Руссов", каковыми сии никогда не были, совершили два хищных похода в Грузию и в Персию, о чём сообщали арабские историки Абуль-Фарадин и Абуль-Феда. Но о этих набегах историк Татищев, Болтин, Щербатов просто умолчали, а Карамзин находит, что эти походы увеличенными "рассказами", потому что летописец Нестор молчал о них".
Психология Московитов как была, так и осталась неизменной до наших дней. Что же они могли эти варяги дать покорённым племенам? Историк Платонов пишет: "С начала XV века в стране начался заметный рост национального сознания (!) и Москва стала центром искавшей объединения народности (!). Московский князь обратился в народного вождя (!), руководившего борьбой своего племени (?)".
Из всех этих цитат, так и пышет Неправда о "национальном сознании" (когда над головой плеть), о "народном вожде", фактически деспоте и о "своём племени" (каком? - Варяжском или финском?).
Академик В. Д. Греков поясняет: "Нестор в своей повести пропустил, ради прославления династии Рюриковичей, известия первоначальной Новгородской летописи о насилиях Варягов, чинимых ими над Новгородцами; пропустил известия о длительной борьбе Новгородцев, под водительством Вадима Храброго против Рюрика. Сам Рюрик был убит Карелами за его притеснения".
Впрочем, и сам Платонов, опомнившись слегка, продолжает: "Идеалом Московской власти становится прикрепление общественных сил к их повинностям - службе и тяглу. Бояре и вольные слуги должны стать не добровольными князя, живущими у него по договору, а его "холопами", поддаными, не могущими отъехать и покорными его воле. Люди тяглые должны крепко сесть на пашне и жить там, где застанет их государев "писец". Вокруг Московского великого князя образуется широкий и плотный круг боярства. Громадные пространства "чёрной земли" ушли из крестьянских рук в руки помещиков великого государя и на местах крестьянского самоуправления водворилась форма крепостного права. Сажая помещиков на крестьянские волости, великий князь указывал пределы власти помещика так: "и вам бы, крестьянам, его государя вашего, слушати и изделье всякое на него, государя, делати и платити ему всё, чем он, государь, вас изоброчит".
Метод этот блестяще применён русскими коммунистами в СССР.
Совершенно из этого ясно, что когда на ногах крестьян зазвенели цепи, то все те красочные слова "о народном национальном сознании, о исканиях объединения народа, о народном вожде, для слуха объективного читателя, являются просто издевательством. Но, Платонов, как борзый конь, закусив удила, рванулся вперёд, с криком: "тот национальный подъём (под палкой), который создал великорусское объединение (!), усвоил московскому государю высокое значение народного вождя (!), опиравшего на всю народную массу (!) и ведшего её не только к национальному единству, но к международному главенству (?) во всём "православии", то есть к первенствующей роли (!) среди всех прочих народностей православной греческой церкви".
Ослеплённый "великими милостями" династии за прославление московской власти, Платонов уже не видит вокруг этой власти ни слёз народа, ни крики отчаяния жён и детей крестьян, вовлечённых в рабство, не слышит гула цепей, положивших начало для следующих поколений к созданию гимна "Боже царя храни" и восторженные крики самодержавцев: "гром победы раздавайся, - веселись же храбрый росс!".
Платонов сознательно отворачивается от исторической Правды порабощения и, насильственной колонизации финских и тюрских народов и сознательно вводит в заблуждение всех, с его ложно выдуманным "русским народом".
Нам известно, что вторая половина XV века отличается рядом некоторых нововведений. Вместо нескольких княжеств, дробящихся на уделы, появляется московское большое владение во главе "государя всея Руси", - титул громкий, но самозваный, никем не коронованный ни Папой, ни Римским императором, ни народной волей, а врождённой привычкой рабовладельчества "своя рука - владыка".
Этот самозваный "государь", ведёт политику об окончательном объединении под своей властью всех захваченных, удельными князьями силой, финских племён. Он теперь: сам "царь", не хуже ордынских и "самодержец", не нуждающийся ни в какой чужеземной санкции своей власти, облитый с ног до головы кровью порабощённых племён, аз есть "помазанник Божий". Его "дипломаты" хотят быть наравне с самим Цезарем Римским и таким образом "с суконным рылом" упорно прут "в калашный ряд", будучи дикими и невежественными.
Первым самодержцем Московии нужно считать князя Ивану Калиту. Прикупая за деньги, а вернее "примышляя" силой, деревню за деревней, волость за волостью, накапливая в своей казне золото и серебро, ожерелья и монисты, кожухи червлёные жемчужные и пояса "с каменьем драгоценным", обсчитывая ловко татар на подлежащей им дани и проявляя над "своей братией" - князьями, этот и другие "собиратели русской земли (никогда русской не бывшей), прародители последующих московских владетелей, собственно, не шли в своих политических мечтах дальше надежды, что придёт когда нибудь время и "Бог освободит их от Орды". Если бы спросить их в то время, что они намерены делать со своей Свободой от Орды, то едва ли бы они ответили какой либо политической или социальной программой, а застыли бы в своей привычной и заманчивой атмосфере, ставшей, как бы, врождённым инстинктом, а именно: ещё больше "примышлять" что плохо лежит и что можно безнаказанно урвать, копить деньгу, обманывать, производить насилия над слабыми, - с единственной целью добиться как можно больше власти и денег. Это стало традицией скупидомства, самой коренной, самой натуральной, своего рода идеологией московской княжеской семьи. Ещё сын Калиты - Симеон Гордый вполне подчёркивал отчётливо эту традицию, в своём завещании 1353 года: "а пишу вам это слово того ради, чтоб не перестала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла". Самая необходимость борьбы с татарами намечала иные отвлечённые цели, но они едва ли отчётливо сознавались перед главным: копить деньгу, а с татарами - "Бог поможет...".
Симеон подаёт также и другой совет: "как отец мой приказал вам жить заодно, так и я вам приказываю: лихих людей не слушайся, а если кто вас будет ссорить, слушайте отца нашего Алексея-владыку".
При этом, Симеон понимал и проводил цель "заодно" не по традиции Киевского Юга, теперь совершенно оторванного и враждебного, то есть не единение князей-родичей, а единство власти в рукахз одного московского князя, которому удалось и так называемую "православную" церковь превратить в послушную организацию, во главе с митрополитом Алексеем, заслужившим также благоволение и у татарского хана, вылечив его жену. Практический урок "заодно" был исполнен Калитой блестяще: он перебил всех своих соперников на великокняжеский престол руками татар за выдаваемые им из золотого мешка "серебренники".
Этот урок отчётливо и сознательно усвоил и Иван III, что видно из его письма к своей дочери Елене, вышедшей замуж за Литовского князя Александра: "передали мне, что князь великий и паны хотят Сигизмунду дать в литовском великом княжестве Киев и другие города (на которые метит сам Иван). Вот что, дочь моя: слыхал я, каково было нестроение в Литовской Земле, когда было много государей. Да и в нашей Земле ты слышала, какое настроение было при моём отце (Василии), а после отца моего каковы дела были мне с братией, и если Сигизмунд будет в Литовской земле, какая вам от того польза? Ты - дитя наше и что дело ваше начнёт делаться не как следует, а мне того жаль...".
Ему, конечно, жаль не то, что убавится территория Литвы, а жаль, что она попадёт Сигизмунду, а не ему, для чего впоследствии он и объявил Литве войну.
Нужно сказать, что митрополит того времени, был религиозным представителем "всея Руси" гораздо раньше, чем московский князь сделался её политическим представителем, а поэтому митрополит перенёс это звание и на того князя, возле которого он избирал свою резиденцию. Когда, например, Тверскому князю Михаилу Ярославичу удалось заручиться содействием митрополита Петра, он тотчас же, в подражание титулу митрополита, стал называть себя "великим князем всея Руси". Иван Калита угробил Михаила руками татар, перетянул к себе митрополита Петра и принял титул: "великого князя всея Руси".

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 227 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB