Форум Енисейских казаков

Форум ищет главного администратора
Текущее время: 20 июн 2018, 17:31

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]


Правила форума


Братья казаки !

Форум енисейских казаков – это свободная дискуссионная площадка.

Здесь, как на казачьем майдане в старину, есть место разным мнениям, полемике и критике. Как и в старину, обсуждению подлежат все вопросы, касаемые казачества, нашей жизни в современном мире.

На форуме недопустимо употребление матерных и оскорбительных слов, недопустимы высказывания против Православия и матери нашей – Русской Православной Церкви.

Требуется уважительное отношение к государству Российскому, Патриарху всея Руси, Главе государства. При критике государственных должностных лиц, Войсковых Атаманов Казачьих Войск, недопустимы хамство, клеветнические наветы, неуважительное отношение к должности и чину.

Эти же правила необходимо соблюдать и при общении казаков друг с другом.

Не желающие соблюдать требования казачьей этики, с форума будут удаляться.



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 16 фев 2015, 19:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 мар 2012, 10:01
Сообщений: 1242
Иван Байкалов в июне 1941 года ушёл добровольцем на фронт и был направлен в военное пехотное училище, расположенное в Ачинске. Оттуда молодых ребят, не закончивших полный курс обучения, отправили в действующую армию на защиту Москвы.
Он воевал на Западном, Северо-Западном,Брянском, Донском,Изображение
1-м Украинском фронтах. Прошёл путь от рядового стрелка сибирского лыжного батальона до гвардии капитана, командира стрелковой роты. Воевал в пехоте, в связи, затем снова в пехоте. Три раза был ранен. За мужество и отвагу, проявленные
на фронтах Отечественной войны, Иван Ананьевич награждён орденами Отечественной войны первой и второй степени, орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Вены»,
«За освобождение Праги», «За победу над Германией...». Окончив после войны Абаканский учительский институт, уехал
по распределению в те места, где когда-то воевал. Более сорока лет проработал преподавателем в школе и техникуме. Оставил свои воспоминания о Великой Отечественной войне, которые предлагаем вниманию читателей.

...Во второй половине апреля 1942 года нас, сибирских лыжников, отвели с линии обороны. Свой участок обороны мы сдали подразделениям 8-й гвардейской дивизии и двинулись в тыл. На нашем пути была река Ловать. Переправочных средств в том месте, где мы должны были преодолеть реку, оказалось недостаточно. Всего имелось несколько небольших лодок. В лесу у переправы сосредоточились остатки всех трёх лыжных батальонов. Немцы засекли нас и подвергли жесточайшей бомбардировке. Их пикирующие бомбардировщики буквально «ходили по головам». А мы не могли выстрелить по ним даже из винтовки, так как всё оружие мы сдали, уходя из зоны обороны. Потери у нас были огромными: мы никак не ожидали такого налёта, поэтому были совершенно не подготовлены, не вырыли ни одного даже примитивного окопчика, впрочем, и рыть их было нечем — свои лопатки мы сдали вместе с оружием. Кто-то сумел добежать до берега реки и укрыться за обрывом, а большинство даже этого укрытия использовать не могли. Картина была ужасной. Но хуже всего: с нами не было никакой медицины, кроме ротных санинструкторов, не оказалось перевязочных материалов, лекарств. Индивидуальные перевязочные пакеты были далеко не у всех, многие передали их тем бойцам, которые сменили нас в обороне. К счастью, километрах в семи от нашей переправы находился полевой госпиталь, и мы перенесли туда раненых. Своих погибших товарищей, убитых во время бомбёжки, похоронили в соседней деревне, на восточном берегу реки Ловать.
Затем походным порядком прибыли на железнодорожную станцию Пено в западной части Калининской области. Несколько слов о том, как мы выглядели: если на фронт ехали три наших полнокровных отдельных батальона в нескольких эшелонах, то на станции Пено остатки от трёх батальонов вместились в один не очень большой эшелон. Теперь о нашем внешнем виде. Описать я его могу, а вот представить картину, поверить в её реальность, пожалуй, будет трудно читающему эти строки. Чтобы понять, нужно было видеть это «войско». Представьте себе железнодорожную станцию где-то в черте Москвы. Раннее утро. На станцию прибывает небольшой товарный поезд. Из теплушек вываливается масса людей и строится повзводно в походную колонну. «Воины» грязные, обросшие, обтрёпанные, в ватных брюках и телогрейках или шинелях, в меховых шапках. У кого прожжён рукав телогрейки и из дыры торчит обгоревшая вата, у кого прожжены ватные брюки... Тот подпоясал шинель ремнём, этот стоит в расстёгнутой шинели, у которой нет хлястика... Одни в трофейных сапогах, другие в лаптях, третьи в валенках. В таком виде мы проследовали в Фили. Там нас посадили в вагоны пригородного поезда и повезли дальше. Ещё по пути из Пено до Москвы (а ехали медленно, подолгу стояли, пропуская идущие к фронту эшелоны) среди нас прошёл слух о том, что нас везут в Серпухов, в парашютно-десантную бригаду.
А оказались мы в другом подмосковном городе — Звенигороде. Точнее, километрах в трёх западнее от самого города. Было это на исходе 11 мая 1942 года. Привели нас на футбольное поле, и началась «торговля»: лейтенанты, старшие лейтенанты, капитаны и даже майоры стали разбирать нас в свои команды, в полки и другие подразделения 264-й стрелковой дивизии, которая стояла в районе Звенигорода на формировании. Во время «торга» на футбольном поле я и ещё несколько лыжников попали в разведроту дивизии. Нас одели во всё новое летнее обмундирование: гимнастёрки, брюки, пилотки, шинели. Впервые я обулся в солдатские ботинки с обмотками. С каким нежеланием я мотал эти проклятые обмотки! Правда, носил я их недолго. В сентябре, во время боёв, добыл себе немецкие сапоги, сняв с убитого немецкого солдата. Но и они мне не нравились: голенища были чересчур широкие, подошвы твердые, как железо, и очень тяжёлые. Вскоре мне удалось обменять их на кирзовые сапоги у одного легко раненного, направлявшегося в тыловой госпиталь. В придачу пришлось дать осьмушку махорки и немецкую фляжку.
Началась боевая учёба. Марши, тактические занятия: оборона, наступление, стрельбы, рытьё окопов и многое другое, что должен делать солдат, чтобы лучше подготовиться к бою с врагом. Мы, разведчики, много лазали по лесам и оврагам, проводили поиск противника, нападали на часовых, забирали их в плен... Надо сказать, что лопатой работать нам приходилось меньше, чем солдатам стрелковых подразделений.Изображение
В конце июля 1942 года дивизия завершила своё укомплектование и подготовку и была направлена на фронт, на Брянское направление, в район Козельска и Сухиничей в Калужской области. Дивизия вошла в состав 3-й танковой армии и должна была прорвать оборону противника в районе Жиздра — Озерна и далее развернуть наступление в направлении Брянска. 22 августа 1942 года дивизия вступила в бой. Мощным ударом взломала первую линию обороны противника в районе Озерна — Ожегово, нанесла ему значительный урон в живой силе и технике. Но существенно продвинуться вперёд не смогла, встретившись с мощной второй линией обороны противника. Дивизия тоже понесла большие потери. Как мне кажется, дивизию не подкрепили резервами. Возможно, у командования армии с ними было не густо, а может быть, и боевая задача на этом участке носила ограниченный, отвлекающий характер.
В это время немцы как раз развернули мощное наступление на Сталинград. Всё может быть. Мне судить трудно. В материалах по истории Великой Отечественной войны я не встречал упоминаний о боях, которые вели 3-я танковая армия, в том числе наша 264-я дивизия. Поэтому я и делаю вывод о том, что бои эти носили местный, отвлекающий характер, но вместе с тем велись они исключительно ожесточённо. С обеих сторон тут было задействовано большое количество артиллерии, танков и особенно самолётов. Вот тут впервые за всё время пребывания на фронте я увидел массированные действия нашей авиации. По нескольку раз в течение дня наши бомбардировщики Пе-2 большими группами пролетали высоко над передним краем, уходили в тыл противника и нещадно бомбили его. А наши штурмовики Ил-2 с рассвета и дотемна почти не прекращали обрабатывать передний край и ближайшие тылы врага. А выше в небе целыми днями шли сражения наших истребителей с немецкими «мессершмидтами» и «фокке-вульфами».
Немцы тоже задействовали большое количество авиации. Наибольший урон нашим атакующим частям и ближним тылам наносили пикирующие бомбардировщики. Большими партиями, до 30 самолётов, появлялись они вдруг над нашими боевыми порядками и начинали долбить: заходят на цель один за другим, в хвост, переходят в крутое пике, включают душераздирающую сирену и начинают сыпать бомбами. Один вой сирены, кажется, вынимает из тебя душу, делает беспомощной жертвой, а тут ещё на тебя летят, как поленья дров, бомбы. Сначала бомба кувыркается несколько раз, а затем за счёт стабилизатора принимает вертикальное положение. Я не мог при бомбардировке утыкаться лицом в землю. Мне казалось, что такая поза наиболее опасна. Обычно я падал на спину и следил за полётом бомб. Со временем выработался определённый глазомер: я безошибочно определял, когда бомбы упадут с недолётом, когда с перелётом, и более-менее спокойно переносил бомбардировки. Лежишь на спине, смотришь, как они летят цепочкой: первая ниже всех, вторая чуть повыше, третья ещё выше... Прикидываешь, где может упасть первая из них. Если с недолётом, то остальные упадут ещё дальше от того места, где лежишь, а если с перелётом, то нужно определить, где может упасть последняя...
Однажды мы оказались в таком переплёте, что наблюдать за полётом бомб было уже просто невозможно. Наша разведрота расположилась на обратном скате небольшой балки. Место открытое, кое-где редкий кустарничек. И, конечно, с высоты всё просматривалось как на ладони: каждый окоп, траншея, огневая точка. К несчастью, в этой же балке расположился какой-то штаб с радиостанцией — автомобилем-фургоном, и было вырыто несколько блиндажей. Фрицы сообразили, что здесь штаб, и давай его молотить с воздуха и с земли. Несколько раз делали мощные артиллерийские обстрелы, а потом в небе появились пикировщики. Партия за партией, с перерывами в 15 — 20 минут, бомбили они овраг часа полтора. Это был кошмар! Я уже сказал себе: «Это всё, конец». Несколько немецких бомб упали буквально в 10 — 15 метрах от моего одиночного окопчика. На пилотке и на спине моей был слой земли до сантиметра, голова стала как ватная, в ушах странный звон. Весь овраг (балка) стал похож на вспаханное поле, радиостанцию разнесло в куски, на месте блиндажей торчали обломки бревен. Но счастливый случай вновь отвёл от нас беду. Нас, разведчиков, видимо спасло лишь то, что наши окопы располагались у самого основания оврага. Немецкие лётчики делали заход на позиции с севера, вдоль оврага, и переходили в пике так, что большая часть бомб улетала дальше, в глубь оврага, минуя наше расположение. Потери расположившихся в балке советских штабов и подразделений были большие.
Не могу не рассказать о моей случайной встрече с генералом Георгием Константиновичем Жуковым — будущим маршалом, четырежды Героем Советского Союза. После описанной выше бомбежки наших позиций немецкой авиацией разведроту отвели в другой овраг, дальше в тыл метров на двести. Командиров взводов вызвали в штаб. А нам приказали рыть новые окопы. Во время перекура я замечаю, что по оврагу с северной стороны к нам приближается группа командиров. Смотрю, у впереди идущего в петлицах пять звёздочек — генерал армии. Бросаю лопату и бегу навстречу, докладываю: «Товарищ генерал армии, 2-й взвод разведроты 264-й стрелковой дивизии оборудует оборонительный рубеж!» «Хорошо, — говорит генерал, — НП командира дивизии знаешь где?» Отвечаю: «Знаю». «Веди нас туда». Веду по дну оврага. А кругом то снаряд вражеский хряпнет, то мина хлюпнет, то пулемётная очередь разрывных пуль над головами прострекочет. При каждом разрыве вражеского снаряда голова сама по себе втягивается в плечи, а ноги невольно приседают. Стараюсь, эдак незаметно, через плечо, наблюдать за поведением моих спутников: генерал, крепыш невысокого роста, идёт, что называется, «не моргнув глазом», а следующие за ним офицеры, как и я, приседают при каждом разрыве.
Спустя много времени, когда я уже стал офицером и было это уже где-то в Польше, при упоминании в кругу офицеров боёв нашей дивизии на Брянском направлении кто-то из старших по званию сказал, что туда приезжал сам Жуков. Вот кого, оказывается, я сопровождал!
Бои шли чрезвычайно тяжёлые. Дивизия несла большие потери, её натиск постепенно ослабевал. Позже стало известно, что в этих боях безвозвратные потери дивизии составили три тысячи человек убитыми и пять тысяч — ранеными и пропавшими без вести.
16 сентября командование армии приняло решение отвести дивизию во второй эшелон. Её сменила подошедшая 12-я гвардейская стрелковая дивизия. Дня через два нашу дивизию отвели ещё дальше, в район Тихоновой Пустыни. Здесь, в лесах, зарывшись в землю, мы приступили к пополнению живой силой, довооружению частей и их обучению. Начались бои. В этих боях дивизия не смогла глубоко вклиниться в оборону противника, но сковала значительные силы врага. Комдив был вызван в ставку Верховного главнокомандования. Он, как явствует из его послевоенных воспоминаний, ехал тогда в Москву с мыслью, что будет отстранен от должности за неудачные бои. Однако всё обошлось как нельзя лучше. Результаты боевых действий дивизии были высоко оценены ВерховнымИзображение в верхнем правом углу- генерал-майор Маковчук
главнокомандованием. Это значит, что поставленную перед дивизией задачу она выполнила. За отличные боевые действия дивизия получила благодарность в приказе командующего Западным фронтом генерала армии Г.К. Жукова, а также в приказе командующего 3-й танковой армией П.Я. Романенко. Воевавшим на этих рубежах 157-й и 264-ой стрелковым дивизиям были присвоены гвардейские звания. Это произошло 20 октября 1942 года. Приказом наркома обороны Сталина 264-я стрелковая дивизия была переименована в 48-ю гвардейскую. Командиру дивизии полковнику Н.М. Маковчуку было присвоено звание гвардии генерал-майора.

Воспоминания
участника Великой
Отечественной войны ИВАНА БАЙКАЛОВА
записал Сергей Байкалов
Абакан


Последний раз редактировалось Енисеец 02 янв 2016, 14:09, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 16 фев 2015, 23:06 
интересный опыт Иван описывает: " Я не мог при бомбардировке утыкаться лицом в землю. Мне казалось, что такая поза наиболее опасна. Обычно я падал на спину и следил за полётом бомб. Со временем выработался определённый глазомер: я безошибочно определял, когда бомбы упадут с недолётом, когда с перелётом, и более-менее спокойно переносил бомбардировки. Лежишь на спине, смотришь, как они летят цепочкой: первая ниже всех, вторая чуть повыше, третья ещё выше... Прикидываешь, где может упасть первая из них. Если с недолётом, то остальные упадут ещё дальше от того места, где лежишь, а если с перелётом, то нужно определить, где может упасть последняя..." Далеко не каждый солдат на такое был способен. Обычно просто бегут в укрытие, или прячут голову в любой ямке. Лежать и точно вычислять траекторию падения бомб это многое - и выдержка и глазомер, и мастерство, можно сказать. Интересно, помогало?


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 17 фев 2015, 09:34 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 мар 2012, 10:01
Сообщений: 1242
Думаю, что помогало. Живым остался-уже хорошо. Эта тема не очень затрагивается в воспоминаниях-человеческая психика слаба, некоторые бойцы просто не выдерживали сильнейших артобстрелов или массированных бомбёжек и сходили с ума, бывали случаи как тихого, так и буйного помешательства. Человек, борясь со своими страхами, выбрал для себя вот такой способ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 17 фев 2015, 15:46 
Понятно, что помогло, раз живой Иван вернулся с войны! Интересно было бы узнать детали, как именно помогло. Опыт очень интересный, молодец у вас батя! Вобщем-то первый раз слышу про такое ( век живи, век учись!). Думаю, что Иван гораздо дальше продвинулся в этом опыте, чем просто борьба со страхом.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 18 фев 2015, 10:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 мар 2012, 10:01
Сообщений: 1242
То что он молодец, это точно. Уже тот факт, что он оставил свои воспоминания о войне, пусть и в таком вот виде, свидетельствует прежде всего о том, что он, "возвращаясь в историю"переосмысливал своё поведение на фронте. Было бы интересно узнать у него самого по вопросу, заинтересовавшему лично вас. К сожалению сделать это теперь уже невозможно. Ошибаетесь вы только в одном. Когда пишите что И.А. Байкалов мне отец. Это не так. Я его внучатый племянник. Хотя это не меняет дело. Всё что от меня зависело, я выполнил-записал его воспоминания частника войны. Благодаря этому у интересующихся людей есть возможность их прочесть.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 16:07 
Сейчас выпускают реальные воспоминания солдат-участников о той войне, они гораздо более продуктивны и объективны, чем те воспоминания, которые выпускались в советское время ( тогда всё скрывалось). Так помню, что читая один труд пехотинца выяснил, что "упор на выживание" в условиях войны он сделал на своевременное скрытие от осколков разрывающихся снарядов и мин. Определял по звуку полёт и падал. Если везло, то в углубление, меньше везло, то только голову прятал в ямку. Рассказывает такой случай : Шли они с одним молоденьким лейтенантом на передовую. Проходили позиции нашей батареи, которая в это время как раз отстрелялась. Не успели далеко отойти, как фрицы стали ответно посылать снаряды на эту батарею. Разрывы пошли всё ближе. Этот пехотинец долго не думая, упал прямо в грязь, на землю и кричит лейтенанту, чтобы тот последовал его примеру. Но тот всего лишь присел за укрытие - камень. Когда всё закончилось, боец встал, отряхнул шинель от грязи, подошёл к лейтенанту. У того только половина головы. Срезало осколком. Не хотел запачкать грязью своё новое обмундирование. Печальный итог. Довоевал тот пехотинец до самого конца, закончил войну в Германии.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 17:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3042
Откуда: Владивосток
Тимофей писал(а):
Не хотел запачкать грязью своё новое обмундирование.

Мой учитель по НВП, и ныне здравствующий и работающий в школе, учил нас кидать гранаты в школе. На полигоне у вояк, учебные лимонки с настоящими взрывателями, то есть взрывался сам взрыватель а лимонку снова можно заряжать и кидать (ф-1), так вот, позиция для метания - лужа глубиной в пару сантимов, и брустверочек, надо вынуть чеку, кинуть гранату и упасть в лужу. Кто не лёг, двойка... Хоть и попал в цель.

Изображение Изображение
Цитата:
В школу № 60 подполковник Гарольд Григорьевич КУЗНЕЦОВ пришёл в 1978 г. всего на несколько месяцев, а остался более чем на 30 лет. Сегодня отличник народного просвещения, руководитель городского методического объединения преподавателей-организаторов, ветеран Вооружённых сил вспоминает о военной молодости и работе школьного учителя.

Война рано постучалась в жизнь парнишки, исковеркав судьбу, как и судьбы миллионов его сверстников. Его доля была ещё горше из-за потери матери. Отец военный, а семья осталась в Донецке (до 1961 г. - Сталино) в оккупации. Заброшенная шахта стала братской могилой для 75 тысяч военнопленных, партизан, мирных граждан, в том числе для матери. После её смерти сам угодил в лагерь. Хотел перейти через линию фронта к нашим, да ещё с выкраденным у фашиста оружием. Схватили. Выдал сын старосты. Допрашивали как взрослого, как партизана…. Но в августе 1943-го вместе с пятью военнопленными бежал. Отец отвёз его в Суворовское военное училище. Мальчик учился очень хорошо, а уж систему воспитания впитал сразу и навсегда. Суворовские и Нахимовские училища для детей, оставшихся без родителей, руководитель государства Иосиф СТАЛИН задумал как кадетские корпуса, и вся система воспитания должна была делать из советских мальчишек образованных, культурных и преданных Отечеству офицеров. Гарольд Григорьевич помнит, как первые два года даже спальню на французский манер называли дортуаром. Паренёк попал в хорошие руки воспитателей-военных. Взрослые к ребятам обращались: «Воспитанник Кузнецов…». Он был воспитанником, а не суворовцем Кузнецовым, в этом есть что-то особенное. В 1945 г. 14-летний суворовец участвовал в Параде Победы на Красной Площади и с гордостью носит знак «Участник Парада Победы». Запомнил он и ещё один урок, который использует в работе с нынешними ребятами. «Надо всё объяснять спокойно. Если человек не понял, войти, что называется, в душу и ещё раз объяснить. Если же не понял из-за безволия или нежелания понять, только тогда и голос до командных высот можно повысить».

Затем было дважды Краснознамённое общевойсковое училище, окончил военный институт физкультуры им В. И. ЛЕНИНА, в Северо-осетинском государственном университете получил диплом историка. 29 лет отдано Вооружённым силам. В гражданской жизни подполковник Кузнецов преподавал начальную военную подготовку, организовал стрелково-спортивный клуб «Ратник». В начале учебного года маленький народ туда просто рвётся, человек по 60 записываются. Но остаются самые дисциплинированные и целеустремлённые, эти качества ребята приобретают благодаря Гарольду Григорьевичу. Ученики с удовольствием носят форму морского пехотинца, и каждый год Гарольд Григорьевич вместе с учителями физкультуры вывозит своих «ратников» в военно-летние лагеря. Военно-полевая жизнь с ночными кострами, с занятиями по ориентированию на местности, заготовка дров, установка палаток дают детям столько самостоятельности, что остальным и не снилось.

За годы работы в школе с лёгкой руки Кузнецова в военные училища, в том числе ТОВВМУ, поступили более 200 человек. Имена многих он помнит. Это выпускник военно-медицинской академии полковник Игорь АГАПОВ, полковник Алексей МЕШКОВ и другие. А вот Алексей ЧЕПУРИХИН, у которого Гарольд Григорьевич был классным руководителем, был признан лучшим командиром Приморского края, после окончания ДВГУ вернулся в школу учителем физкультуры.

Гарольд Григорьевич преподаёт ОБЖ в 8-11классах, в 2007 г. во всероссийском конкурсе признан «Лучшим учителем года». Его усилиями создана единственная в городе, не считая морской пехоты, полоса препятствий, где ребята готовятся к военизированным эстафетам. Он председатель Приморского краевого суворовско-нахимовского клуба. Его работа очень важна сегодня, когда и армия, и образование находятся в состоянии реформы.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 21 фев 2015, 01:21 
Сурово это он с вами! я так понимаю, что если бы стояла сухая погода, то без ведра воды в окопчик не начали бы. У нас уж такого не было, в войсках гранаты кидали из полноценного окопчика. Интересная картина была - жара, в окопчике на ящике с гранатами сидит прапор, жутко потеет. Прыг в окопчик, он достанет, навинтит, вручит. Держишь. Кое у кого рука начинала мощно потеть. Меня больше жара беспокоила. Кольцо с чекой вручаешь обратно прапору ( в его коллекцию))) чуть позже, на его глазах кидаешь в определённую сторону, нагибаешься. Хлопок не скажу, что шибко громкий. Вылазишь, бежишь ко взводу в тень. Навстречу бежит уже следующий "гренадёр". Рутина, ничего интересного.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 21 фев 2015, 12:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 июн 2013, 14:01
Сообщений: 3042
Откуда: Владивосток
Нет, не сурово. Наш учитель с детства прошёл через войну, мой отец к стати тоже. По этому, он нас учил беззаветно, строго и с любовью, всех, как своих детей. И пинка можно было получить за шум в палатке (через палатку), но это единственный в школе учитель, которого абсолютно все вспоминают с любовью и благодарностью.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ
СообщениеДобавлено: 26 дек 2015, 14:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 фев 2012, 16:37
Сообщений: 256
24 декабря – День воинской славы. 225 лет со дня штурма Измаила русскими войсками под командованием Александра Васильевича Суворова.
________________________________________
Сколько раз русские армии брали Измаил? И не сосчитать. Многократно! Благо, русско-турецких войн было больше десяти… Но вспоминаем мы только одну осаду, только один штурм – зимнюю кампанию 1790 года. Потому что только в ту кампанию гарнизон Измаила насчитывал более 35 тысяч человек, из них 17 тысяч – отборные янычары. В Измаиле хватало запасов продовольствия и вооружения – турки не страшились штурма – и при этом не страдали недооценкой противника.

Это была не просто крепость, а крепость-армия. «Неприступная» – это определение не для красного словца. Успешный штурм крепости был настоящим чудом, весть о котором потрясла не только Петербург, но и всю Европу. Простые тактические объяснения тут не работают: «крепость без слабых мест» должна была выстоять, но пала.

К осени 1790 года боевые действия и переговоры с Турцией затягивались, а императрица всё настойчивее требовала скорого и победного окончания войны. Главнокомандующий Г.А. Потёмкин решил завершить 1790 год громкой победой, захватом главной османской цитадели. Кто способен выполнить такую задачу? Ни Репнину, ни Гудовичу не удалось ворваться в Измаил. Только граф Рымникский способен бить врага, не щадя живота своего, не ссылаясь на холод и распутицу.

Суворов был наделен весьма широкими полномочиями. 29 ноября Потемкин писал Суворову: «…Предоставляю вашему сиятельству поступить тут по лучшему вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением онаго». Лично Суворову Потёмкин написал: «Измаил остается гнездом неприятеля. И хотя сообщение прервано чрез флотилию, но всё же он вяжет руки для предприятий дальних. Моя надежда на Бога и на Вашу храбрость. Поспеши, мой милостивый друг!» Последний призыв Суворов предпочел воспринять буквально – и в два счета, несмотря на немыслимое бездорожье, оказался под стенами Измаила.

Крепость казалась неприступной: по существовавшим в те годы представлениям о войне для подобного штурма требовались невиданные ресурсы, которых не могло быть у России… Но Суворов переворачивал современные ему представления о войне. В руках Суворова – всего лишь тридцатитысячная армия. Ни о каком численном превосходстве и речи нет. Учитывая мощные укрепления турецкой твердыни и 250 орудий противника, «арифметически» штурм был обречен на провал. Но Суворов, прибыв под Измаил, не теряя времени, приступил к тренировке солдат в условиях, близких к боевым. Офицерам пришлось позабыть порядки прежнего командира Гудовича…

Генерал-аншеф скрупулезно изучил донесения разведки по измаильским укреплениям и вскоре уже получил возможность послать туркам ультиматум с характерной припиской – лично от Суворова: «Сераскиру, Старшинам и всему Обществу. Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышления для сдачи и – воля; первые мои выстрелы – уже неволя; штурм – смерть. Что оставляю вам на рассмотрение». История запомнила и горделивый, но, как оказалось, излишне самонадеянный ответ Айдос-Мехмет-паши: «Скорее остановится течение Дуная и небо упадет на землю, чем русские возьмут Измаил».

Между тем, русские войска под руководством Суворова уже проводили тщательную подготовку штурма. С появлением Суворова под стенами крепости время как будто ускорило бег – так быстро менялась обстановка. После быстрых и эффективных учений армия поверила в свои силы.

Нелегко воевать зимой, да еще и в XVIII веке, когда не только кавалерию, но и артиллерию, и продовольствие, и снаряды тащили на себе лошадки. Военные кампании редко затягивались до серьезных заморозков, зимой война переходила в тихую стадию, и только с весенним солнышком возобновлялись серьезные кровопролитные действия. Но в 1788 году Потёмкин предпринял штурм Очакова в начале декабря. А еще раньше Румянцев не прервал Кольбергскую операцию с наступлением холодов и довел дело до решительной победы. И неприступный Измаил нельзя было оставлять нетронутым до весны. Тут и тактика, и стратегия.

Штурм Измаила
На штурм! В три часа ночи ночное небо перерезала сигнальная ракета. Впрочем, из соображений конспирации в русском лагере уже несколько ночей запускали сигнальные ракеты, запутывая турок. Но в ту ночь Айдос-Мехмет от перебежчиков знал о начале штурма.

Войска двинулись на штурм, согласно диспозиции. В половине шестого утра началась атака. Правофланговой группой командовал генерал-поручик Павел Потёмкин. Суворов психологически подготовил Потёмкина к штурму, внушил ему уверенность в своих силах. Тремя колоннами войска Потёмкина (7,5 тысяч человек) атаковали крепость с запада.

Первая колонна генерал-майора Львова состояла из двух батальонов фанагорийцев (любимцы Суворова во всех баталиях шли впереди!), батальона белорусских егерей и ста пятидесяти апшеронцев. Колонне предстояло атаковать укрепление возле башни Табия. Впереди шли рабочие с кирками и лопатами: им предстояло ломать стены, расчищая дорогу армии. Вот кто не ведал страха, в лицо смотрел смерти! Во
Кто ваш Небесный покровитель? Узнать
Правжизнь - сервисы для православных
вторую колонну генерал-майора Ласси вошли три батальона Екатеринославского егерского корпуса и 128 стрелков. Третья колонна генерал-майора Мекноба включала три батальона лифляндских егерей и двигалась на Хотинские ворота.

У каждой колонны был резерв, был общий резерв и у всего отряда Потёмкина: конные полки, которые должны были в свой черед ворваться в крепость после взятия Хотинских и Бросских ворот. Левое крыло, под командованием генерал-поручика Самойлова, было самым многочисленным – 12 000 человек, из них 8 000 – спешенные казаки-донцы.

Тремя колоннами этой группы, атаковавшей крепость с северо-востока, командовали бригадиры Орлов, Платов и генерал-майор Кутузов. Первые две колонны состояли из казаков. В колонне Кутузова шли три батальона бугских егерей и 120 отборных стрелков из того же Бугского корпуса. В резерве у Михайлы Илларионовича Кутузова были два батальона херсонских гренадер и тысяча казаков. Колонна направлялась на приступ Килийских ворот. Встречный ветер – пронизывающий, колючий ветер – не мог остановить чудо-богатырей. Только вперед!

По перевязанным лестницам, по штыкам, по плечам друг дружки солдаты Суворова под смертельным огнем преодолели стены, открыли ворота крепости – и бой перенесся на узкие улицы Измаила.

При штурме особенно отличились колонны генералов Львова и Кутузова. Генерал Львов получил болезненное ранение. Ранили и его помощника – полковника Лобанова-Ростовского. Тогда командование штурмовой колонной принял командир фанагорийцев, любимец Суворова полковник Золотухин.

Суворов и Кутузов, о котором Александр Васильевич говорил: «В Измаиле он на левом фланге был моей правой рукой», личным примером воинской храбрости вели за собой солдат.

В трудное положение при штурме бастиона Бендерских ворот попала колонна Василия Орлова. Шел бой на стенах, а казаки по лестницам поднимались из рва, чтобы пойти на приступ бастиона, когда турки предприняли мощную контратаку. Крупный отряд турецкой пехоты, явившийся из растворенных Бендерских ворот, ударил во фланг казакам, разрезая колонну Орлова. Донской казак Иван Греков – еще один любимец графа Рымникского – встал в первые ряды сражавшихся, ободряя их на бой.

Суворов, несмотря на угар штурма, не терял нитей многослойной операции и вовремя получил сведения о событиях у Бендерских ворот. Генерал-аншеф понял, что османы здесь получили возможность потеснить атакующую колонну, прорвать русскую атаку, подкрепив свою вылазку свежими силами. Суворов приказывает подкрепить колонну Орлова войсками из общего резерва – Воронежским гусарским полком. К воронежцам он добавил и два эскадрона северских карабинеров. Однако быстрого прорыва не получилось: туркам удалось сосредоточить в районе Бендерских ворот и бастиона многочисленные силы, а казачьи части уже понесли немалые потери.

Суворов был убежден, что здесь необходим натиск, и снова проявил умение вовремя, в критический момент, оценив риски, ввести в бой дополнительный резерв. К Бендерским воротам он бросает весь резерв левого крыла суворовской армии – это была кавалерия. К ним генерал-аншеф добавляет Донской казачий полк из общего резерва. Шквал атак, конский топот, горы раненых – и бастион взят.

Жестокий бой развернулся на улицах Измаила, когда участь крепости, по сути, была уже решена. Примерно 26 000 защитников крепости сложили головы в тот день. Остальные 9000, включая раненых, сдались в плен.

Байрон писал о штурме Измаила в поэме «Дон Жуан»:
Суворов в этот день превосходил
Тимура и, пожалуй, Чингисхана:
Он созерцал горящий Измаил
И слушал вопли вражеского стана;
Царице он депешу сочинил
Рукой окровавленной, как ни странно –
Стихами: «Слава Богу, слава Вам! –
Писал он. – Крепость взята, и я там!»

Лорд был несправедлив к русскому полководцу. На то он и британский лорд. Штурм действительно вышел кровопролитный – быть может, самый кровопролитный в истории войн на тот момент. Каждый офицер, каждый солдат знал, что идет на смерть, что турки будут биться ожесточенно. И потери в русских рядах были немалые. 2136 человек убитыми, 3214 ранеными. По сравнению с турками – немного, особенно если учесть, что речь идет об атаке на неприступные укрепления. Но армии, предводимые Суворовым, еще никогда не несли столь ощутимых потерь. Потому и признавался наш полководец: «На такой штурм можно решиться только раз в жизни».

И торжественная ода Державина звучала как реквием по павшим героям:
А слава тех не умирает,
Кто за отечество умрет;
Она так в вечности сияет,
Как в море ночью лунный свет.

Источник Православие и мир


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB