Форум Енисейских казаков

Форум ищет главного администратора
Текущее время: 19 авг 2018, 15:49

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]


Правила форума


Братья казаки !

Форум енисейских казаков – это свободная дискуссионная площадка.

Здесь, как на казачьем майдане в старину, есть место разным мнениям, полемике и критике. Как и в старину, обсуждению подлежат все вопросы, касаемые казачества, нашей жизни в современном мире.

На форуме недопустимо употребление матерных и оскорбительных слов, недопустимы высказывания против Православия и матери нашей – Русской Православной Церкви.

Требуется уважительное отношение к государству Российскому, Патриарху всея Руси, Главе государства. При критике государственных должностных лиц, Войсковых Атаманов Казачьих Войск, недопустимы хамство, клеветнические наветы, неуважительное отношение к должности и чину.

Эти же правила необходимо соблюдать и при общении казаков друг с другом.

Не желающие соблюдать требования казачьей этики, с форума будут удаляться.



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Продолжение материала
СообщениеДобавлено: 04 сен 2015, 14:13 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 мар 2012, 10:01
Сообщений: 1247
ВАШ ВОЕННЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ: ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА ИВАНА БАЙКАЛОВА (продолжение)

1 сентября 2015 г. в 17:31

Категория: Общество

(Начало в №№ 161 — 162 от 26 августа 2015 года)

В НОВОМ КАЧЕСТВЕ
Несколько слов о том, что такое офицер связи. В боевой обстановке приказ вышестоящего начальника отдаётся предварительно по проводной связи с использованием условных обозначений. Каждый командир имел условный номер и фамилию-псевдоним. Танки назывались «коробочки», снаряды — «огурцы» и так далее. Любой подчинённый командир понимал, о чём говорит с ним начальник, хотя непосвящённому такой разговор может показаться бессмысленным. После телефонного указания приказ в шифрованном виде дублируется, оформляется на бумаге, и пакет с приказом доставляется адресату в руки офицером связи. Приказ должен быть доставлен точно в срок, при любых условиях. Часто приходилось пробираться под огнём артиллерии или миномётов, верхом на лошади или на мотоцикле. В моём распоряжении были две лошади с коноводом и мотоцикл с коляской и мотоциклистом.
В этой должности я пробыл полтора месяца. Возвратился из госпиталя мой предшественник — капитан Овчинников. А в это время выбыл из строя тяжело раненный командир стрелковой роты капитан Чернявский. Меня назначили на его место и должность. Служба эта мне была, в общем, знакома. Мне всегда нравилось быть с людьми, с солдатами. Находясь на фронте с октября 1941 года, я служил рядовым, а затем был командиром стрелкового отделения. Имея некоторый боевой опыт, легко вошёл в курс дела в новом командирском качестве. К тому же и народ в роте подобрался хороший. Многие солдаты пришли из госпиталей, имели боевые награды. Необстрелянных из числа молодого пополнения (1925 — 26 годов рождения) было немного. Все остальные — народ боевой и бывалый. В должности командира стрелковой роты я прослужил с октября 1944 года и до конца войны, а потом и до демобилизации из армии в 1946-м.

В БОЯХ НА ПЛАЦДАРМЕ
...На Сандомирском плацдарме противник предпринимал ожесточённые атаки против нашей обороны. Примерно в середине октября ему удалось даже потеснить части 15-ой гвардейской дивизии. Здесь, на второй линии обороны, наши полки укрепились прочно. Натиск фашистов стал ослабевать, и в ноябре-декабре 1944 года бои приняли типично местный характер. Обе стороны капитально строили свою оборону, зарывались в землю и накапливали силы для будущих боёв. У нас шли усиленные командирские занятия. Главные темы: прорыв сильно укреплённой обороны противника, ведение уличных боёв, взаимодействие с танками, артиллерией и другое. Полки попеременно выводились во второй эшелон для практических учений. Войска пополнялись личным составом, оружием, техникой. На плацдарм прибывали и рассредоточивались в лесах свежие танковые и артиллерийские части, инженерные войска. С нетерпением ждали приказа о переходе в наступление. Всем уже порядочно надоело без конца рыть окопы, преодолевать условные минные поля и заграждения, ползать на брюхе по грязи... В наступлении куда проще:кажется, что стоит только прорвать оборону противника — и дело пошло! Но, чтобы её прорвать, надо хорошо подготовиться и поползать на брюхе в том числе.
12 января 1945 года в 5.00 утра загремели сотни орудий, миномётов, заскрипели и завизжали «катюши» и «андрюши». Это был какой-то кошмар! Ещё ни разу за всё время пребывания на фронте мне (и не только мне) не приходилось наблюдать такой огневой мощи — ни на Брянском направлении, ни на Дону, ни во всех других местах, где приходилось участвовать при прорыве обороны противника, такого не видывал! Здесь, на Вислинском плацдарме, творилось что-то невообразимое. Земля ходила ходуном, ходуном ходили бревенчатые перекрытия в землянках и блиндажах, земля ручьями текла в щели перекрытий, осыпались земляные стенки блиндажей, окопов, траншей. Этот кошмар продолжался один час пятнадцать минут и остановился разом. Только отдельные батареи стреляли в глубину обороны противника. Как только остановилась артподготовка, часть пехотных подразделений бросилась к первой траншее противника. А там... Нет живого места. Всё разворочено! Земля взрыта, как пахотное поле. Кое-где сохранились небольшие островки снега, который был присыпан земляной пылью. На каждом шагу в траншее убитые или раненые немцы. Живых совсем мало, и те в таком состоянии, что не сразу понятно: свихнулся фриц или ещё нормальный? Часть фашистов с начала артиллерийской атаки по первой их траншее сумела перебраться ходами сообщения во вторую и оттуда продолжала вести огонь. Они, видимо, решили, что наша попытка прорвать оборону захлебнулась. Ввели в бой уцелевшую артиллерию, миномёты и даже попытались отбить свою первую траншею. Но безуспешно. А в это время наши артиллеристы тщательно засекали позиции уцелевших огневых средств противника, готовили расчёты целей.
Ровно в 10.00 снова заревела вся масса сосредоточенной здесь огневой мощи. Она обрушилась на оборону противника внезапно. Как мне стало известно позднее, здесь было сосредоточено 500 стволов на один километр фронта. Шутка сказать! А сколько их было всего, если прорыв шёл на участке более десяти километров! Два часа непрерывно грохотала эта наша армада. Артиллерийские позиции, наблюдательные, командные пункты и ближайшие штабы противника были разнесены. Через два часа пошла вперёд основная масса пехоты. Артиллерийский огонь был перенесён в глубину обороны противника. Ещё спустя часа два наши части овладели главной полосой обороны противника. В бой вступили наши танки и пошли вперед, круша всё на своём пути. Оборона противника прорвана на всю глубину!
Изображение

К концу дня улучшилась видимость, и в атаку пошла наша авиация. Бомбардировщики в глубоком тылу противника громили его резервы, базы снабжения, мешали ему перегруппироваться. Штурмовики утюжили отступающие войска первой линии, их штабы, ближайшие тылы. Впереди большая водная преграда — река Одер. Конечно, немцы рассчитывали закрепиться на этой реке, задержать наше наступление. Но и на этот раз им не удалось этого добиться. Лавина наступающих наших войск давила так, что зацепиться за этот рубеж противнику было невозможно. Примерно 19 — 21 февраля Одер был форсирован в нескольких местах сразу только в полосе наступления двух дивизий нашего корпуса — 15-й и 58-й гвардейских дивизий (118-я СД шла во втором эшелоне). То же произошло и в соседних соединениях нашей армии. Были захвачены плацдармы на западном берегу Одера.Изображение[/url]Изображение


ЕДУ В ГОСПИТАЛЬ
В одном из боёв меня снова ранило. Противник внезапно сделал миномётный налёт на наши позиции. Осколок мины угодил мне в левую ногу. Это было моё третье ранение. К счастью, не очень тяжёлое. При первых двух ранениях мне удалось избежать лечения в госпитале. Обходился услугами медсанбата. На этот раз пришлось отправиться в полевой госпиталь (начальник санчасти подозревала, что повреждена надкостница). А уезжать из части в тыл так не хотелось! Ведь оставался последний бросок до Берлина, и это могло произойти в моё отсутствие. Но ничего не поделаешь. Еду в госпиталь...
Через две недели мне разрешили вставать с кровати и с костылями прогуливаться по коридору. Рана оказалась серьёзная, но заживление шло быстро и без осложнений - вот что значит молодой здоровый организм! И вот 16 апреля меня вызывают на проходную. Вышел, смотрю стоит — Павликов, мой ординарец. Сильно заикаясь от последствий тяжёлой контузии, он сообщает мне о том, что началось наступление в полосе нашей дивизии. Прежде всего прикидываю, как и на чём добраться в часть? Павликов приехал на грузовике хозяйственной части, который должен на армейских складах в городе Оппельн загрузиться продуктами и вернуться обратно. Что делать? Иду к начальнику госпиталя. Его нет. Ждать? А на чём я тогда уеду? Другой подходящий случай вряд ли представится. Идти к заведующему отделением? Но он ещё два дня назад сказал, что выпишет меня дней через десять, не раньше. Кто-то в палате сказал: «Иди к замполиту госпиталя, говорят, он хороший мужик». Являюсь, объясняю ему, что хочу. По глазам вижу, он мне сочувствует. Но вопрос решает начальник госпиталя, говорит он, с согласия заведующего отделением. Что начальник госпиталя в отъезде, он знает. А как обойти завотделением? Решаюсь врать: капитан, мол, ночью дежурил и сейчас ушёл отдыхать. Не хочется его беспокоить. Клюнуло! Говорит: «Пригласи старшую медсестру отделения, — прочитал больничную карточку, посмотрел на меня и говорит: — «Ведь вы ещё с палочкой ходите». Какой же я дурак! Отвечаю, мол, ещё по привычке: «Могу свободно ходить и без палки». Улыбнулся майор и говорит: «Шут с тобой, даю согласие исключительно потому, что не хочешь отстать от части...»
Наконец справка о ранении, денежный и продовольственный аттестаты получены. Иду в каптёрку, получаю свою шинель и другие личные вещи...

16 апреля 1945 года войска 1-го Украинского фронта после тщательной подготовки перешли в наступление, форсировали в нескольких местах не очень широкую, но довольно глубокую реку Нейсе и двинулись прямо на Берлин. В конце этого же дня мы с Павликовым прибыли в часть. Иду к начальнику штаба — он мой прямой начальник — доложиться о возвращении из госпиталя. Он говорит: «Вовремя прибыл, это хорошо. Все формальности позже, срочно поднимай роту в ружьё. Сейчас подойдут четыре «студера» и танковый взвод. Нужно выбить немцев из села (название его теперь не вспомню). Там в тяжёлом положении оказался штаб 118-й стрелковой дивизии»...

(Окончание следует)

Воспоминания ветерана записал Сергей БАЙКАЛОВ, Абакан


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 7 часов [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB